Проблема «хикикомори» (сознательной самоизоляции от общества, затворничества – прим. пер.) постепенно разъедает японское общество, однако заинтересованные стороны не стремятся ее поднимать. Исследование, проведенное Советом по социальному обеспечению города Фудзисато в префектуре Акита, прояснило реальную ситуацию, которая шокирует: «10% работоспособного населения города сидит дома». Газета «Асахи» обратилась к руководителю исследования Маюми Кикути, чтобы узнать ее видение ситуации и планируемые меры по решению проблемы.

Асахи: Почти 10% работоспособного населения города добровольно не выходит на улицу. В эти цифры действительно сложно поверить.

Кикути: Город Фудзисато совершенно не является лидером по показателям «хикикомори». Однако город привлек такое повышенное внимание, так как подобных исследований не проводил ни один другой населенный пункт в стране. Не исключено, что на самом деле в других городах процент «хикикомори» сопоставим и даже выше нашего.

«Хикикомори» воспринимается как явление, когда человек «совершенно не выходит из дома, когда он даже не может общаться со своей собственной семьей», однако в действительности таких тяжелых случаев немного, и прежде всего им нужна медицинская помощь, а не социальная. Большинство людей, с которыми мы имеем дело, не производят такого впечатления.

Они не ищут работы на протяжении многих лет, им не удается установить отношения с другими людьми, обзавестись семьей. Иногда они выходят из дома, но выбирают место и время так, чтобы исключить возможность случайной встречи со знакомыми. Такие люди тоже относятся к «хикикомори», и им нужна помощь извне. Думать, что семья сама разберется со своими проблемами, уже нельзя. Мы собираем отзывы близких и знакомых таких людей: «Боюсь, что он превратился в «хикикомори», «Помогите ему».

– Многие люди обрывают связи с обществом так, что это не выглядит «хикикомори».


– Мы обратили внимание на данную проблему, когда к одной из наших сиделок обратилась за советом пожилые люди, которым она помогала: «Наш сын не работает, он не встречается с людьми». Подумав, что это обычные жалобы стариков, она пропустила их мимо ушей, но спустя некоторое время снова обратила внимание на эту семью. Она подумала, что для родителей переживания о будущем их ребенка должны быть гораздо глубже его собственных.

В большинстве случаев поводом к «хикикомори» является потеря работы. Например, человек отправляется на поиски работы в Токио, но отчаявшись, возвращается в родной город. Однако на месте тоже совсем нелегко найти работу. Провалившись несколько раз на собеседованиях, он разочаровывается и решает «немного отдохнуть». Это происходит особенно часто, если он живет с родителями и они его кормят.

Во время праздного бездействия в трудовой книжке образуется пустая графа за полгода, год, в результате чего найти работу становится еще сложнее. Стесняясь своего положения, он начинает избегать встреч с людьми, ему становится страшно даже поздороваться с другими людьми. Нередки случаи «хикикомори» и среди людей средних лет, которых уволили с работы.

– Судя по вашему рассказу, можно прийти к выводу, что это происходит из-за слабости их родственников.

– Местные старики тоже говорят о том, что молодые не хотят ничего делать, и если родители их отругают, то проблема решится. Однако молодое поколение отличается от старшего. Один из сотрудников префектуры, явившийся на интервью, сказал: «Еще немного, и я тоже мог бы стать затворником... Это прекрасная инициатива». Из его глаз потекли слезы. За день до этого к нам пришел молодой человек из префектуры Вакаяма, только что определившийся с местом работы, и пожал мне руку: «Не сдавайтесь». Для него «хикикомори» реальная, близкая ему проблема.

Если сравнивать с прошлым, то сейчас у людей гораздо меньше возможностей в жизни. Раньше люди без дипломов и специальных знаний могли устроиться на работу, они трудились не покладая рук. Сейчас сложно найти стабильную работу, вас в любой момент могут вышвырнуть за борт из-за того, что вы не разобрались в ситуации. Сбившись с пути один раз, уже трудно вернуться обратно в общество. Молодое поколение боится того, что жизнь пойдет не по правилам, и хочет жить, наслаждаясь каждым днем.

– Какой вы использовали подход к «затворникам»?


– В 2010 году мы устроили в городе пункт социальной поддержки «Комитто» как базу для профессионального обучения людей, отгородившихся от общества. Зарегистрировавшиеся 25 человек работают в сфере управления ресторанами, производстве и продаже известного местного блюда – киша из лесных грибов.

Наша цель заключается в том, чтобы помочь таким людям найти работу, но не более. Мы не выслушиваем их душевных проблем и не копаемся в причинах их изоляции от общества. Это не входит в рамки социальной помощи. Даже разобравшись в причинах «хикикомори», мы можем навредить и привести семью к взаимным обвинениям и ненужным душевным травмам.

– Перед тем, как начать программу поддержки, вы потратили время на исследование «хикикомори».

– Я хотела понять, какой должна быть поддержка с нашей стороны. Чем глубже душевная травма у человека, тем проще ему отстраняться от других людей и лгать. Из обычной анкеты вы не поймете, что у человека есть проблемы. На основании информации, предоставленной местными жителями, мы создали список людей с высокой вероятностью «хикикомори», согласно которому мы обошли каждую такую семью, пытаясь убедиться в действительном наличии проблемы.

Визит нужно наносить внезапно, затем спросить: «У вас в семье есть ребенок, который не выходит из дома. Вам нужна помощь?» Бывает, что нас разворачивают перед дверью. Думаю, что у наших работников тоже колени трясутся от страха. Но ведь если не пойти самим и не завязать разговор, то никакой помощи так и не будет оказано. Когда удается наладить общение, практически все родители со слезами признаются: «Мы ни с кем об этом не говорили». Бывают и такие люди, которые даже отказавшись от встречи с нашими работниками, начинают действовать самостоятельно, раз уж о них проявили заботу социальные службы.

– Наверняка есть люди, которые считают, что вы им только мешаете. Зачем вы работаете с ними?


– Мы не хотим потом жалеть об упущенном. Ведь получается, что если мы опустим руки, то сможем войти в дом без сопротивления только после того, как родителей «затворника» не станет. У людей, изолированных от общества длительное время, ухудшается психическое здоровье, развивается сильная зависимость от алкоголя, почти во всех таких случаях этим людям очень сложно вернуться в общество. Мы больше не хотим жалеть о том, что могли бы помочь этому человеку десять лет раньше. Возможно, наши действия покажутся навязчивыми, но мы максимально уважаем мнение людей по поводу встречи с нами и согласию на помощь.

– Эффективна ли оказываемая поддержка?

– Среди людей, участвовавших в нашей программе по профессиональной подготовке, которая действует в рамках программы помощи по трудоустройству Министерства здоровья, труда и социального обеспечения, тридцать человек смогли устроиться на работу. Мы ходим вместе с ними в службу по трудоустройству.  Был даже человек, который нашел работу после единственного совета: «В ответ на вопрос о пробелах в трудовой книжке говорите, что у Вас были свои обстоятельства».  Хочу, чтобы родители знали, что есть удивительно много детей, которые не слушают, что говорят им родители, но меняются при первом же слове, сказанном третьей стороной.

Некоторые люди вступают в «Комитто» и получают поддержку, при этом работая. Нам приходят заявки на самые разные работы, например по уборке домов престарелых, помощи на заводах. Поначалу люди сомневаются, но потом, попробовав, говорят, что работа действительно им помогла, и что в следующий раз они должны попробовать взяться за дело самостоятельно. Легко сказать: «создать центр поддержки», но называть его таковым можно только после того, как он начнет выполнять свою роль и реально помогать людям. Без результатов центр  – это не более чем учреждение по приему посетителей.

Мне кажется, что наша роль совпадает с обязанностями «главы общины», которые в старину обязательно были в каждой деревне. Если глава общины узнавал, что в каком-то доме молодой человек в полном расцвете лет сидит без дела, то он тут же вмешивался: «В той семье не хватает рабочих рук в поле  – иди и помоги им!» При этом он и не думал интересоваться душевными проблемами этого молодого человека.

– Вы ставите перед собой цель оживить город силами «затворников».

–  Всегда ставлю перед собой большие задачи. В последнее время на нас обрушился шквал заявок со всей Японии на вступление в «Комитто». Я думаю, что можно всех их принять. Если все получится, то в вымирающий и стареющий город направится молодежь. Может быть, произойдет что-то из ряда вон выходящее.

Маюми Кикути – глава Совета по социальному обеспечению города Фудзисато, префектура Акита, родилась в Фудзисато в 1955 году. После окончания школы перебралась в Токио. Работала домохозяйкой, в 1990 году вместе с семьей перебралась обратно в родной город, стала работником Совета по социальному обеспечению. В 2002 году стала главой этой организации.

«Не думайте, что проблему можно решить, не вынося ее за пределы семьи», – говорит экономист Юдзии Гэнда.

Камнем преткновения в проблеме «хикикомори» является то, что мы не понимаем реальную ситуацию. Министерство здоровья, труда и социального обеспечения по данным своего соцопроса оценивает количество семей, в которых ребенок отказывается выходить из дома, в примерно 260 тысяч по состоянию на 2006 год. Однако далеко не все опрашиваемые люди могут ответить честно на такой вопрос, поэтому статистике не хватает убедительности.

Я изучил данные социальных исследований, проведенных государством, из которых стало ясно, что в 2011 году количество «людей в возрасте 20-59 лет, не состоящих в браке и не работающих, постоянно живущих в одиночестве или исключительно с родителями», предположительно составляло 1 620 000 человек. У людей в полном расцвете сил нет ни работы, ни супруга, они практически полностью ограждают себя от общества. Таких людей называют «SNEP» – одинокие безработные люди. Если расширить рамки исследуемой области до разведенных и овдовевших одиноких людей, то получится 6 280 000 человек.

Количество таких людей составляло примерно 850 тысяч в 2001 году. За десятилетний период их количество увеличилось практически в два раза. Если раньше одинокими безработными людьми становились в основном мужчины, люди среднего возраста или бросившие учебу ученики средних и старших классов, то в 2000-х годах вырос процент двадцатилетних, женщин и выпускников вузов. Разницы в склонности к «хикикомори» жителей разных префектур и городов в зависимости от их масштаба нет. Любой человек, потерявший работу, может изолировать себя от общества, причем такое поведение становится все больше и больше распространенным.

Другой проблемой среди SNEP, приживающих вместе с родителями, является высокий процент отказа от поиска работы. Временное спокойствие, которое предоставляют родители, не способно гарантировать обеспеченное работой будущее. Стареющие родители сравнительно сильны экономически. C другой стороны, эту ситуацию, порожденную проблемами в трудоустройстве, можно назвать временным явлением переходного периода.

Почему количество одиноких неработающих людей увеличивается? Причины этого явления до конца не ясны, но путь решения очевиден. Если человек не в состоянии самостоятельно выйти за порог своего дома, то работники поддержки должны направиться к нему сами и повлиять на него и семью своим «авторитетом». Однако в случае с полностью изолировавшимся человеком сотрудники должны обладать навыками переговоров и деликатностью. Ни в коем случае нельзя выгонять «затворника» на улицу насильно. Необходимо подготовить и воспитать таких специалистов, пользующихся авторитетом.

Если один из членов вашей семьи стал «затворником», то очень важно не надеяться только на собственные силы. Существует множество независимых организаций и государственных учреждений, которые помогают «хикикомори» с поиском работы. Правительство открывает более ста центров по предоставлению информации и консультации под названием «Центры поддержки местной молодежи» по всей стране. Советую начать решение проблемы с похода в такой центр.

Город Фудзисато и исследование «хикикомори»

90% территорий Фудзисато покрыто горными лесами. Часть гор относится природному заповеднику Сираками, входящему в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. По состоянию на февраль 2012 года в городе проживало 3892 человека, 39,7% населения – старики. Совет по социальному обеспечению города с 2008 по 2011 год трижды проводил исследование «хикикомори», которое ориентировалось на трудоспособное население от 18 до 54 лет. Было обнаружено, что из 1293 человек, бывших ядром исследования, 113 человек (8,74%) более двух лет не ищут постоянной работы и являются «затворниками» либо близки к этому состоянию.