В последние годы все более ощутимое китайское присутствие в Африке оказалось в центре внимания как ученых, так и международных СМИ. Частично это объясняется тем, что быстро растущее влияние блока БРИКС на африканском континенте может дать нам ключ к пониманию возможного будущего других регионов.

В то время как мнения о последствиях китайского вовлечения в африканскую политику расходятся, большинство аналитиков почти ничего не знает об африканской деятельности Индии, Бразилии, ЮАР или России. В этой ситуации Патрик Кармоди, преподающий в Тринити-колледже в Дублине, написал очень глубокий и при этом доступный анализ деятельности БРИКС в Африке.

Один из напрашивающихся вопросов звучит так: является ли возвышение БРИКС простым приходом «Большой игры» в Африку или же взаимодействие развивающихся стран - это нечто менее состязательное и больше отвечающее нуждам бедных? В первых главах своей книги Кармоди отдает предпочтение второму мнению. Он пишет, что между странами «развивающегося юга» «сырьевые потоки и социальные отношения носят более справедливый и менее эксплуатационный характер, нежели в отношениях, существующих на линии Север-Юг».

Это очень серьезное заявление — и, как бы парадоксально это ни звучало, в книге читатель встречает немало фактов, заставляющих усомниться в правоте этой позиции. Например, уже на следующей странице Кармоди признает, что «более 90% китайского экспорта составляют товары фабричного производства <...>, в то время как Африка по-прежнему продает на экспорт в основном сырье, укрепляя таким образом колониальную систему разделения труда».

Кармоди приводит слова другого исследователя, который отмечает следующие моменты как наиболее важные характеристики кооперации между развивающимися странами:

1) опыт колониальной эксплуатации и статус развивающейся страны, общие для всех участников;

2) как результат первого пункта — опыт в использовании подходящих технологий развития;

3) отказ от выстраивания иерархии в международных отношениях и упор на уважение к независимости членов отношений и невмешательство в дела других стран;

4) упор на идеи «взаимного развития» и стремление к обоюдной выгоде.

Поскольку некоторые из этих заявлений носят весьма спорный характер, Кармоди следовало бы четко обозначить свою позицию по отношению к их содержанию, однако он в большинстве случаев предпочитает воздерживаться от каких-либо оценок. Такой пассивный подход преобладает на протяжении всей книги. Страница за страницей усыпаны примечаниями: в каждой главе Кармоди чрезмерно старательно перечисляет, что другие исследователи написали по этому вопросу, оставляя мало места для своих собственных мыслей и выводов.

Основная, аналитическая, часть книги разделена на пять глав, каждая из которых посвящена африканской политике одного из членов БРИКС. Вторая глава рассказывает о Китае, в ней приводится интересный практический анализ китайского экономического присутствия в Замбии, однако читателю остается лишь гадать, насколько справедливо будет судить на основании этого примера о ситуации в других странах Африки. Подводя итог, Кармоди пишет: «Китай в определенном смысле улучшил положение Замбии в плане создания рабочих мест и борьбе с бедностью, но в то же время возникла и определенная зависимость от КНР».

Третья глава, посвященная роли ЮАР на африканском континенте, вызывает, возможно, наибольший интерес — учитывая, как мало освещена эта тема. Например, многих читателей удивит тот факт, что лишь менее 11% торгового оборота ЮАР приходится на торговлю с другими африканскими странами — отличная иллюстрация к утверждению о том, что эта страна слабо интегрирована в свое непосредственное окружение (при апартеиде цифры были еще меньше). Кармоди приходит к выводу, что ЮАР — не соперник другим странам БРИКС, а своего рода младший компаньон.

Не менее интересным предстает и анализ роли, которую в Африке играет Индия. Кармоди совершенно справедливо указывает, что Индия уже не раз получала выгоду, действуя в тени Китая. Например, в Судане, где Нью-Дели проводит политику, схожую с китайской, международные СМИ критиковали за поддержку суданского режима только КНР. В любом случае, индийская торговля с Африкой процветает. В 2010-2011 годах ее объем составил уже 45 миллионов долларов, причем за последние пять лет этот показатель вырос на 400%. При этом Кармоди крайне негативно оценивает многие аспекты индийской деятельности, особенно в Эфиопии, и утверждает, что в некоторых странах подобная политика Индии может привести к антииндийским протестам или даже насилию.

Формат российского присутствия в Африке, как справедливо отмечет автор, по своему характеру сильно отличается от того, что создают сейчас другие члены БРИКС. Такое положение обусловлено той важной ролью, которую в регионе играл СССР — например, в Анголе и Мозамбике. После окончания Холодной войны, десятки российских посольств в африканских странах были закрыты, однако в последнее время наблюдается противоположная тенденция. Российские компании вроде Газпрома, Ренессанс Капитала, Лукойла или Роснефти уже глубоко внедрились в рынки многих африканских стран. Во многом африканская политика Путина должна пониматься в контексте стремления России восстановить свой геополитический статус.

Уникальным представляется и положение Бразилии, обусловленное ее культурными и историческими связями с континентом. Из всех африканских рабов, привезенных в западное полушарие, лишь 4.4% попали в Северную Америку, в то время как 35% оказались в Бразилии. Судя по всему, Кармоди считает, что среди стран-членов БРИКС африканская политика Бразилии оказалась наиболее успешной. Одна из причин, обусловливающих такое положение, — то, что бразильские компании в массе своей нанимают больше местных работников, что создает положительный образ Бразилии в глазах местной общественности. В то же время автор предполагает, что вне португалоговорящих стран Бразилия так и останется в Африке лишь «силой второго порядка».

Хотя кто-то может упрекнуть Кармоди в отсутствии громких выводов, однако эта книга служит важным напоминанием, что следует быть очень осторожным с общими суждениями при рассмотрении таких крайне сложных вопросов, как растущая степень вовлеченности новых держав в жизнь Африки. Подходы Китая, Индии и Бразилии к Африке слишком сильно различаются между собой, чтобы просто заявить о том, что БРИКС в целом оказывает вредное или благотворное влияние на континент.

Оливер Штункель — профессор международных отношений в университете Getulio Vargas Foundation в Сан-Паулу. Он пишет о новых державах в своем блоге Post Western World.