Освещение событий в России ведущей американской прессой деградирует уже долгие годы, хотя эта страна по-прежнему очень важна для национальной безопасности США. Об этом свидетельствует нынешнее цунами из постыдно непрофессиональных и политически подстрекательских статей в основных газетах и журналах – особенно о сочинской Олимпиаде, об Украине и неизменно - о президенте Владимире Путине. Такая порочная практика в СМИ стала повсеместной новой нормой.

Примечательные исключения существуют, но налицо общий шаблон. Даже в маститых изданиях New York Times и Washington Post авторы информационных сообщений, редакционных статей и комментариев больше не придерживаются традиционных стандартов журналистики, зачастую не сообщают важные факты, не описывают контекст, не проводят четкую разницу между репортажами и аналитическими статьями, не приводят как минимум две разные политические и экспертные точки зрения на крупные события и не публикуют противоположные мнения в колонках комментаторов. В результате американские СМИ пишут сегодня о России менее объективно, менее взвешенно, с большим конформизмом. А идеологии в них сегодня лишь чуть-чуть меньше, чем во времена советской России и холодной войны.

Встреча с руководителями предприятий


История этой деградации вполне понятна. Все началось в 1990-е годы после распада Советского Союза, когда американские СМИ приняли на вооружение сюжетную линию Вашингтона о том, что почти все действия президента Бориса Ельцина представляют собой «переход от коммунизма к демократии» и таким образом соответствуют американским интересам. К этим действиям относились шоковая терапия в экономике; разграбление олигархами важной государственной собственности, что привело к смерти десятков миллионов людей; уничтожение всенародно избранного парламента и введение «президентской конституции», нанесшей мощнейший удар по демократизации, а сегодня дающей огромные полномочия Путину; жестокая война в крохотной Чечне, давшая толчок усилению терроризма на Северном Кавказе. Кроме того,  Ельцин в 1996 году сфальсифицировал результаты выборов с целью собственного переизбрания, из-за чего его рейтинг в 1999 году опустился ниже 10%, а в стране с огромным арсеналом оружия массового уничтожения начался процесс дезинтеграции. Тем не менее,  у большинства американских журналистов до сих пор такое впечатление, что Ельцин был идеальным российским руководителем.

С начала 2000-х годов СМИ следуют иной сюжетно-повествовательной линии, рассказывая о другом лидере, что также соответствует американской политике. Многогранный анализ в ней принесен в жертву безжалостной демонизации Путина, и при этом мало кто обращает внимание на факты. (Кого-нибудь из советских коммунистических лидеров после Сталина подвергали столь мощному очернительству?) Если при Ельцине Россию представляли как страну с законными политическими и национальными интересами, то сейчас нас убеждают в том, что у путинской России нет вообще никаких интересов, ни дома, ни за границей, и даже на ее собственных рубежах, скажем, на Украине.

У России сегодня много серьезных проблем и немало отталкивающих поступков Кремля. Но человек, полагающийся на СМИ из американского мейнстрима, не найдет там ни первопричин этих проблем, ни наследия, доставшегося от ельцинской России и от провокационной политики США 1990-х годов. Там есть только «автократ» Путин, который, будучи человеком самовластным, в действительности все-таки не обладает столь обширными полномочиями. Никто не ставит ему в заслугу то, что он стабилизировал распадавшуюся на части ядерную державу, что он помогал Америке в вопросах безопасности, начиная с Афганистана и кончая Сирией и Ираном, и даже то, что в декабре он объявил амнистию 1000 с лишним  заключенных, в том числе, матерям маленьких детей.

Неудивительно, что в январе Wall Street Journal опубликовала выступление серьезно дискредитировавшего себя бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, который наклеил на правительство Путина ярлык «лживости, насилия и цинизма», а Кремль назвал «нервным центром тех бед, которые терзают Запад». Но безответственную порку Путину неизменно устраивают также центристские, либеральные и прогрессивные СМИ, начиная c New York Times, Washington Post, New Republic и кончая CNN, MSNBC и HBO, где в программе Real Time With Bill Maher Говард Дин (Howard Dean), не отличавшийся прежде глубокими знаниями России, недавно заявил под одобрительные звуки участников: «Владимир Путин бандит».

Поэтому СМИ с вожделением ждут падения Путина – по причине «провалов в экономике» (хотя по некоторым показателям Россия превосходит США), доблести протестующих на улицах и прочих правильно думающих оппозиционеров (чьи позиции редко кто анализирует), бегущего прочь от Путина электората (хотя его рейтинги по-прежнему на уровне 65%) или некоего долгожданного «катаклизма». Очевидно веря (как это делает New York Times), что на смену Путину придут несущие с собой «лучшее будущее» демократы, а не оголтелые ультранационалисты, которых все больше становится на улицах и в коридорах власти, американские комментаторы проявляют безразличие к тому, как вожделенная «дестабилизация режима» может отразиться на обстановке в самой большой в мире ядерной державе.

Анализом этих вопросов, и уж тем более реальных последствий определенно не занимается главный специалист по России из New Republic Джулия Иоффе (Julia Ioffe), написавшая в номере за 17 февраля статью почти на 10000 слов. Излюбленная тематика Иоффе отмечена подлинной путинобоязнью: «Он сломил оппозицию, а страна разваливается на части». Эти ее утверждения ничем не обосновываются и не подтверждаются. Статья, ставшая подборкой бесед уроженки России Иоффе с ее недовольными (но, похоже, не очень сломленными) московскими знакомыми, а также щекочущих нервы и давно уже циркулирующих в интернете сплетен, больше подходит для российской желтой прессы (там есть и некоторые фактические ошибки) – собственно, как и пренебрежительное отношение Иоффе к объективности. Протестные крики «Россия без Путина!» и «Путин вор!» «стали для меня одним из самых возбуждающих моментов». Как и твит «Путин всех нас нае..ал». Не забывает она и про многообещающее заклинание: «Катаклизм сегодня ближе, чем когда бы то ни было».

***

Рабочие в Олимпийском парке Сочи


На протяжении многих недель эти ядовитые материалы были посвящены сочинской Олимпиаде и усиливающему кризису на Украине. Еще до начала игр New York Times объявила новый спортивный комплекс в Сочи «дистопией в советском стиле» и предупредила читателей в своем заголовке: «Терроризм и напряженность, а не спорт и радость». В день открытия Олимпиады газета нашла место для трех антипутинских статей и передовицы. Составить ей в этом конкуренцию сумела лишь Washington Post. Факты не имели для редакции никакого значения. Буквально в каждом американском репортаже упорно говорилось о том, что Путин «разбазарил» на игры в Сочи рекордную сумму в 51 миллиард долларов, доказав тем самым их «коррупционность». Но как отметил Бен Арис (Ben Aris) из Business New Europe, 44 миллиарда было израсходовано на «развитие инфраструктуры всего региона», а это  инвестиции в страну в целом.


В целом до начала Олимпиады освещение в прессе было еще хуже. СМИ эксплуатировали угрозу терроризма настолько безнравственно, что это уже было похоже на порнографию. Washington Post, которая за свое критическое отношение к России давно уже получила прозвище ««Правда» на Потомаке», стала олицетворением таких повадок СМИ. Один спортивный обозреватель и автор редакционных статей превратил Олимпиаду в «состязание силы воли» между презренной путинской «бандитократией» и террористическими «повстанцами». Две «воюющие стороны» стали в глазах СМИ настолько похожи друг на друга, что у читателя появились сомнения: за кого же болеть? Так или иначе, американские журналисты заранее присудили победу террористам, очернив «путинские игры» и отпугнув от Сочи многих иностранных зрителей, в том числе, родственников спортсменов.

Сочинские игры скоро закончатся, триумфально или трагически, а вот роковой и зловещий кризис на Украине нет. Возможно, сейчас появляется новый раскол холодной войны между Западом и Востоком, причем не в Берлине, а в самом сердце древней русской цивилизации. Результатом может стать перманентная конфронтация, чреватая нестабильностью и угрозой реальной войны, которая будет намного серьезнее, чем война в Грузии в 2008 году. Эти опасности американские СМИ в своих исключительно избирательных, пристрастных и подстрекательских материалах почти полностью игнорируют, а предложение Евросоюза о «партнерстве» представляют великодушным и благотворным, называя его украинским шансом на демократию, процветание и бегство от России. И это замечательное предложение было отвергнуто только из-за «запугиваний» со стороны  Путина и его «закадычных дружков» в Киеве, говорят они.

Еще недавно завзятые читатели могли рассчитывать на то, что журнал New York Review of Books дает подкрепленную фактами и заслуживающую доверия альтернативную оценку важных исторических и современных событий. Но когда речь заходит о России и Украине, этот журнал поддается всеобщей мании в СМИ. В своем материале от 21 января регулярно пишущая на страницах журнала и неизменно осуждающая Путина Эми Найт (Amy Knight) предостерегла американское правительство о недопустимости сотрудничества с Кремлем в вопросах безопасности в Сочи. Она даже предположила, что путинские спецслужбы «могут быть заинтересованы и даже могут способствовать терактам» типа тех, что унесли жизни десятков людей в Волгограде в декабре прошлого года.

Инсинуациям Найт в своем претендующем на звание доклада об Украине материале вторит профессор Йеля Тимоти Снайдер (Timothy Snyder), опубликовавший его в номере журнала за 20 февраля. Опущение фактов журналистами и учеными это такая же ложь, как и искажение фактов. В статье Снайдера полно и первого, и второго. Этим очень сильно грешат популярные средства массовой информации, однако материал об Украине разместил на своих страницах авторитетный New York Review of Books, а его автором является известный ученый. Задумайтесь над некоторыми из утверждений Снайдера:

- «На бумаге Украина сегодня диктатура». На самом деле, та бумага, или закон, на который он ссылается, вряд ли превращает Украину в диктатуру. И в любом случае, этот закон был отменен. Украина сегодня находится в состоянии прямо противоположном диктатуре. Там царит политический хаос, который не в состоянии контролировать ни президент Виктор Янукович, ни парламент, ни милиция, ни другие государственные институты.

- «Депутаты парламента…своим голосованием практически лишили себя существования». Опять же, Снайдер ведет речь об отмененной «бумаге». Более того, в Киеве сейчас ведется серьезная дискуссия на тему возврата к положениям конституции 2004 года, которые предусматривают возврат ряда важных президентских полномочий законодательной власти. Вряд ли это можно назвать «концом парламентских сдержек президентской власти», как утверждает Снайдер. (А может, ему не нравится перспектива компромиссного решения?)

- «Своими исключительно массовыми и мирными протестами…украинцы показали позитивный пример европейцам». Это поразительное заявление могло соответствовать действительности в ноябре, но сейчас насчет снайдеровского «позитивного примера» есть большие сомнения. Захват правительственных зданий в Киеве и на западе Украины, коктейли Молотова, предназначенные для милиции, жестокие нападения на сотрудников правоохранительных органов, часто звучащие в рядах многих противников Януковича антисемитские лозунги – все это хорошо задокументировано и даже показано по телевидению. Но это не те «примеры», которые читатели могут порекомендовать европейцам и американцам. Такого не потерпит ни одна западная демократия, даже если это будет сопровождаться жестокими действиями полиции.

Попытка митингующих прорваться к зданию президентской администрации в Киеве


- «Представители небольшой группы украинских правых экстремистов взяли на себя ответственность за насилие». Такое затемнение сознания означает, что за исключением «небольшой группы», правые экстремисты на Украине это часть «позитивного примера», подаваемого оппозицией. (Многие из этих представителей с ненавистью говорят об «анти-традиционных» ценностях Европы, таких как права гомосексуалистов.) Более того, продолжает Снайдер, «здесь есть что-то подозрительное». Он делает активные намеки на то, что насилие толпы это дело рук «русскоязычных провокаторов», выполняющих приказы Януковича (или Путина). В качестве доказательства Снайдер ссылается на «сообщения», в которых говорится, что подстрекатели «говорят по-русски». Но по-русски говорят миллионы украинцев, находящихся по разные стороны нарождающейся гражданской войны.

- Снайдер воспроизводит еще одно недобросовестное и широко распространенное утверждение СМИ по поводу России, подтверждая то, что редакции слабо проверяют факты. В недавней статье в International New York Times он продолжает свои разглагольствования и пытается удалить из безобидных рядов украинских «крайне правых» неофашистские элементы. Опять же, не имея никаких проверенных доказательств, Снайдер предупреждает о «военной интервенции» против Украины при поддержке Путина, которая начнется после Олимпиады, а надежные сообщения о «нацистах и антисемитах» в рядах демонстрантов называет «российской пропагандой».

- Пожалуй, самая большая ложь, продвигаемая Снайдером и большинством американских СМИ, это утверждение о том, что «вся страна страстно желает интеграции с Европой». Каждый информированный обозреватель знает (из истории Украины, из ее географии, языковой ситуации, религий, культуры, политики и опросов общественного мнения) что страна глубоко расколота в вопросе о том, надо ли ей присоединяться к Европе, или лучше сохранить политическую и экономическую близость с Россией. Нет единой Украины и единого украинского народа, а есть как минимум два, которые населяют западные и восточные регионы.

Такие искажения фактов указывают на две вопиющие недомолвки со стороны  Снайдера и американских СМИ. Все более опасное противостояние между двумя Украинами «разжег» не двуличный Янукович со своими переговорами и не Путин, а Евросоюз со своим безответственным ноябрьским ультиматумом, согласно которому демократически избранный президент глубоко расколотой страны должен выбирать между Европой и Россией. Предложение Путина о трехсторонних переговорах, о котором почти не сообщали СМИ, руководители США и ЕС отвергли наотрез.

Но самая важная недомолвка СМИ - это разумная уверенность Москвы в том, что борьба за Украину является  очередным этапом продолжающегося наступления Запада под командованием США в направлении постсоветской России, которое началось в 1990-е годы с продвижения НАТО в восточном направлении и продолжилось, когда США стали финансировать политическую деятельность НКО внутри России, когда США и НАТО открыли военный форпост в Грузии и объекты противоракетной обороны неподалеку от России. Мудрая это политика Вашингтона и Брюсселя, или безрассудная, но она лжива и обманчива, в отличие от  декабрьского финансового предложения Путина о спасении терпящей крах украинской экономики. «Цивилизационное» предложение ЕС, например, включает положения о «политике безопасности», о которых почти никто и никогда не сообщает, но которые явно ставят Украину в подчиненное положение по отношению к НАТО.

Любые сомнения по поводу истинных намерений администрации Обамы на Украине должны были развеять опубликованные недавно материалы телефонного разговора между Викторией Нуланд и послом США в Киеве. СМИ вполне предсказуемо сосредоточились на источнике «утечки» и на словесном «ляпе» Нуланд «е..ать этот ЕС». Но самое важное в этом разоблачении то, что высокопоставленные американские руководители плетут заговоры, выступая в роли повивальной бабки нового, антироссийского правительства на Украине, и пытаясь свергнуть либо нейтрализовать ее демократически избранного президента. То есть, они осуществляют переворот.

А американцы остались со старым вопросом в новой редакции. Что определило такую деградацию в журналистском освещении постсоветской России: возникший 20 лет назад курс Вашингтона под лозунгом «победитель забирает все» или официальная политика? Почему сенатор Джон Маккейн стоял в Киеве на одной сцене и бок о бок с хорошо всем известным лидером экстремистской националистической партии? Его слабо проинформировали СМИ? Или же СМИ удалили эту часть истории из-за блажи Маккейна?

А как насчет решения Барака Обамы направить в Сочи делегацию низкого уровня, включив в нее отставных атлетов-гомосексуалистов? В августе Путин буквально спас Обаму на посту президента, убедив Башара Асада уничтожить свое химическое оружие. Затем Путин поспособствовал широко разрекламированному заходу Обамы в сторону Ирана. Разве не должен был Обама лично отправиться в Сочи – в знак благодарности Путину либо в знак солидарности с российским лидером в борьбе с международным терроризмом, который наносит удары по нашим странам? Почему он не поехал - потому что  оказался в западне своей недальновидной политики в отношении России, или потому что  американские СМИ представили в ложном свете различные приведенные причины: предоставление убежища Эдварду Сноудену, разногласия по Ближнему Востоку, посягательства на права геев в России, а теперь и Украина? Каким бы ни было объяснение, как говорят русские интеллигенты, сталкиваясь с двумя плохими альтернативами, «обе они худшие».