В городах юго-востока Украины в воскресенье вновь проходят митинги сторонников и противников действий России в Крыму. Накануне в Харькове и Донецке на площадь вышли те, кто выступает за федерализацию или присоединение регионов к России. В Днепропетровске в это же время на антивоенную акцию собрался 7-тысячный митинг «За единую Украину». Соотношение сторонников и противников аннексии Крыма Россией кардинально отличается в городах, которые порой находятся друг от друга всего в нескольких часах езды. 

Днем в воскресенье участники пророссийского митинга в Луганске ворвались в здание областной государственной администрации и вывесили из окон 2 и 3 этажей государственные флаги России и Беларуси, а также красный флаг с серпом и молотом. Во время штурма собравшиеся скандировали лозунги «Россия! Россия!», призывая 16 марта провести областной референдум о вхождении в состав России. Сотрудники милиции участникам митинга не противодействовали, покинув как само здание госадминистрации, так и подступы к нему. Позже один из лидеров пророссийских активистов, командир так называемой «Луганской гвардии» Александр Харитонов зачитал собравшимся заявление об отставке, якобы подписанное недавно назначенным губернатором Луганской области Михаилом Болотских. Всего в штурме областной госадминистрации, как сообщается, участвовали от 2 до 3 тысяч человек.    

Крайне неспокойной остается ситуация и в Донецкой области: здесь отмечено передвижение украинских ракетных комплексов «Бук», в воскресенье в город намерен прилететь депутат Госдумы России Владимир Жириновский (его, впрочем, могут просто не пустить пограничники, как это случилось в субботу со съемочными группами нескольких российских телеканалов). Запланированная на 9 марта акция сторонников территориальной целостности Украины была отменена организаторами по просьбе властей из соображений безопасности (по данным на утро воскресенья она все-таки состоится). После ареста в пятницу лидера «Народного ополчения Донбасса» Павла Губарева акции в его поддержку сначала почти сошли на нет, однако уже в субботу на площади Ленина снова собрались несколько сотен человек, а лидерство над протестующими взял донецкий менеджер по продаже рекламы Сергей Цыплаков. Вечером в воскресенье стало известно, что здание областной государственной администрации в Луганске захвачено активистами, требующими проведения референдума о присоединении области к России.

Три часа на поезде в старом советском сидячем вагоне, и из бедного дотационного шахтерского Донецка попадаешь в богатый прибыльный металлургический Днепропетровск. В рейтинге, составленном два года назад украинским журналом «Комментарии» на основе 25 критериев, Днепропетровск занимает 5-е место, а Донецк – лишь 16-е. Здесь учился в институте и начинал партийную карьеру первый президент Украины Леонид Кучма, отсюда родом Юлия Тимошенко, здесь жил первый из погибших на Майдане активистов оппозиции Сергей Нигоян. Над центром города возвышается огромное строение – Еврейский комплекс «Менора», построенный в 2012 году олигархом Игорем Коломойским, владельцем финансовой группы «Приват» и президентом Объединенной еврейской общины Украины. Новые украинские власти в Киеве назначили Коломойского губернатором Донецка, однако такой неприязни к нему, как к миллиардеру Сергею Таруте в Донецке, здесь нет и подавно.

В центре города на Европейской площади, где в ноябре прошлого года начали собираться противники отказа Виктора Януковича от евроинтеграции Украины, вовсю идет торговля цветами – на дворе 8 марта. В этом цветочном изобилии теряется усыпанный букетами импровизированный мемориал «небесной сотне» – погибшим на Майдане активистам. Возможно, отчасти по этой причине случайные прохожие проходят мимо, не останавливаясь. Внимание к мемориалу привлекает лишь наша камера: «Что это?» – спрашивает женщина средних лет своего спутника. «Не знаю, дипломы какие-то вывесили», – отвечает он, имея в виду подвешенные на веревку листы формата А4 с именами, фамилиями и короткими биографиями погибших.

По соседству – площадь Героев Майдана, бывшая площадь Ленина, переименованная 22 февраля решением городского Совета. На картах «Яндекса», впрочем, она пока фигурирует под старым названием, в отличие от карт Google. Новое имя соответствует содержанию. Памятник Ленину активисты Майдана снесли еще 21 февраля вечером, а на его постаменте сейчас – свечи в память о погибших и плакаты с требованием к российским властям остановить агрессию в Крыму. Здание областной городской администрации здесь тоже штурмовали, но не пророссийские активисты, а «Правый сектор». «Можно мы вас рядом с машиной снимем?» – обращаемся к сотрудникам милиции, у которых на патрульном автомобиле закреплен украинский флаг. «Конечно, только подождите, я только флажок поменяю, а то этот от ветра истрепался». Напомню, в трех часах езды – город, где у участников автопробега за «Единую Украину» такие флаги срывали и втаптывали в землю при фактическом невмешательстве правоохранительных органов.

Впрочем, люди, настроенные крайне скептически к происходившему все последние месяцы в Киеве, здесь тоже есть. Татьяна, женщина средних лет, смотрит на меня с опаской, так что приходится показать журналистское удостоверение: 8 марта заместитель Днепропетровской обладминистрации Святослав Олийнык заявил, что в городе задержали семерых российских «псевдожурналистов» – провокаторов, гастролирующих по городам Юго-Востока и участвующих в различных пророссийских акциях:

«Я живу в области, в Желтых Водах, где находятся урановые рудники. Там обеспечение было прямо московское, туда приезжали со всей Украины, и с запада, и с востока, и из Москвы. К нам приехали два автобуса – самообороны, не самообороны, не знаю, но говорили они на украинском. Они разгромили здание горсовета, потребовали снести памятник Ленину, убрать надпись с Дворца культуры имени Ленина, переименовать площадь имени Ленина, убрать портреты Януковича. Памятник удалось просто культурно снять. Эти ребята, при всем моем уважении, стояли как фашисты просто. Я заговорила с девушкой, она мне делает замечание: почему я разговариваю на русском языке? Эта девочка, она мне в дочки годится, хотя Тягнибок (Олег Тягнибок, лидер партии “Свобода”. – Прим. РС) говорил: все имеют право говорить на том языке, на котором хотят. Председателя горсовета сняли, нового нет, пенсии платить некому, сожгли пару автомобилей и магазин и уехали. Они сами против себя таким поведением людей настраивают. У нас тихий, спокойный город. Я ни за, ни против России или новых властей в Киеве. За 20 лет можно было построить нормальное государство, а из нас делают колонию – то Россия, то Европа. То, что происходит сейчас в Крыму, ужасно, но я наблюдаю ложь с обеих сторон. Нет ни там, ни здесь, в Днепропетровске, никаких «бандеровцев». Крымчане имеют право решать, с кем им быть. Но это должны решать они, а не западная Украина и не москвичи, которые считают, что раз у них там есть дачи, то Крым должен быть русским».

Куда более решительно и бескомпромиссно настроен Александр Сулима по кличке Banzay, член байкерского клуба Biker Sich из Никополя (город на Днепре в Запорожье, в 122 километрах к югу от Днепропетровска):

«Вы меня простите, но Россия ведет себя неадекватно! В Крыму происходит узурпация власти. Я тоже полукровка, отец – украинец, мать – из Смоленской области. Но мы живем на Украине и не позволим, чтобы нашу территорию захватывали. Все мы цивилизованные люди, живем в 21 веке, у каждого из нас тут есть не только зомбоящик, но и интернет. Люди понимают, что в России свобода только на словах. А мы поднимаемся с колен и строим новую демократическую Украину». – «А как вы относитесь к Хирургу? (один из лидеров российского байкерского движения, участвовавший в байкерском фестивале в Севастополе вместе с Владимиром Путиным, – прим. РС)» – «Хирург, конечно… (пауза) неправ, что лег под Путина, неправ».

К беседе присоединяется супруга Александра Татьяна: «Приехала знакомая из Крыма, говорит, никаких таких заварушек нет, кто-то хочет в Россию, кто-то не хочет, но основное население не собирается в Россию. И пресная вода, и электричество – это все с материка идет, и люди понимают, что это будут только новые экономические проблемы».

Наше общение неожиданно перетекает в перепалку Александра с проходящей мимо дамой, которая объявляет, что она из Евпатории: «Нас подарили Украине на 25 лет! Отдайте это все!» – «Кто подарил?» – «Хрущев!» – «Кто вам сказал, что он подарил, там разруха была после войны и Крым нужно было подымать, тоже мне подарок!» – «Не надо мне говорить, мне 67 лет по паспорту!» – «А выглядите на все сто!» – «Пусть сто, мы хотим быть Россией!» – отвечает женщина, сочтя ниже своего достоинства реагировать на такую вопиющую для 8 марта колкость.

Над площадью в этот момент начинает играть гимн Украины: на огромном экране, установленном на одном из окружающих ее домов, непрерывно транслируется украинский «Пятый канал». Опасения по поводу того, что Днепропетровск может поддержать происходящее в Крыму или тем более стать частью России, пытается окончательно развеять Леонид, сотрудник местного телеканала: «Помните такой сериал, “Альф”, про инопланетянина? Очень популярный был. Первый сезон мы с украинским дубляжом показывали, а второй уже с русским. Так знаете, рейтинг резко упал, третий пришлось снова на украинский переводить».

Действительно, языковой состав населения Днепропетровской области в соответствии с результатами переписи 2001 года, был таким: 67% назвали своим родным языком украинский, и лишь 32% – русский. В Донецкой области почти зеркально наоборот: 24% против 75%, хотя когда мы приземлились в донецком аэропорту 4 дня назад, там не было ни одного указателя на русском. Ни в Донецке, ни в Днепропетровске никто не хочет войны и совсем немногие в реальности хотят присоединения к России. Но трети или двух третей населения, недовольного ущемлением своих прав, достаточно, чтобы в условиях нестабильной политической ситуации собирать митинги «За Россию» хоть каждый день. Новому киевскому руководству с решением языкового и других подобных вопросов, например, категорического запрета на обладание паспортом другого государства, который все равно не работает из-за невозможности это проконтролировать, хорошо бы поторопиться, чтобы телевизионная картинка с таких митингов не стала для Владимира Путина способом оправдать повторение крымского сценария где-то еще.