Сообщение о сделке по освобождению Джонатана Полларда в обмен на освобождение неопределенного количества палестинских заключенных, прекращение строительства израильских поселений и продолжение «мирного процесса» после 30 апреля – это полный обман. Всё это не имеет ничего общего с разрешением палестинского вопроса, и – если это станет фактом – представляет собой не что иное, как капитуляцию Вашингтона перед нескончаемыми требованиями Тель-Авива.

Я действительно сомневаюсь, что дело Полларда напрямую относится к переговорам с палестинцами. В конце концов – если США что-то и получат от этого обмена, то лишь надежду, что всеобъемлющие договоренности могут быть достигнуты до конца месяца – без уверенности, что такое соглашение будет действительно заключено в ближайшем будущем. То, что надежда эта весьма слабая, само собой разумеется: как и стремление найти Святой Грааль, поиски ключа к разгадке «мирного процесса» в Палестине стали символом невозможного. Так кто же будет удивлен, когда 30 апреля мы получим дулю с маком?

Тогда что все это значит? Если перспектива мира в Святой земле так же иллюзорна, как и прежде, тогда зачем Джон Керри «помахивает» Поллардом перед израильтянами? Можно сделать вывод о том, что на кону в этих переговорах - гораздо больше, чем статус оккупированных территорий, вопрос израильских поселений и свобода одного предателя. Мы, конечно, ни за что не узнаем наверняка, что это повлечет за собой: используют ли США Полларда, например, чтобы предотвратить нападение Израиля на Иран?

То, что в этой сделке гораздо больше спрятано от глаз, подчеркнуто, на мой взгляд, экстраординарными усилиями меняющихся правительств Израиля, которые они предпринимали для освобождения Полларда: каждый премьер-министр Израиля пытался вытащить Полларда с момента его ареста и лишения свободы (1987 год – прим. переводчика). В честь этого человека, которого американцы поносят как предателя, в Израиле названы улицы, он почитается там как мученик, отдавший всё ради еврейского государства, а израильский Кнессет регулярно голосует по этому вопросу и требует освободить его.

В контексте «особых отношений», существующих между Израилем и США, эта завышенная переоценка шпиона – что-то весьма странное, мягко говоря. Хотя у нас не должно быть лучшего друга в мире, чем Израиль, не удивляет ли то, что некто, причинивший очень серьезный урон нашей национальной безопасности, провозглашается несравненным героем нашего бесподобного «союзника»?

Джонатан Поллард в 1985 году


И не только израильтяне были на стороне Полларда все эти годы: целая армия израильских лоббистов была мобилизована в защиту «героя» Полларда непосредственно здесь, в США. Такое редко встречается в американской политике: значительная мобилизация на защиту обвиняемого шпиона за счет иностранной державы. У Бенедикта Арнольда (генерал-майор, участник войны за независимость США, прославился в боях на стороне американских повстанцев, но позже перешёл на сторону Великобритании. Рассматривается одновременно как герой, спасший США от уничтожения, и как предатель, продавший свою страну за деньги – прим. переводчика) не было комитета в его защиту, и мало кто верит, что он такого заслуживал. Единственный пример предательства, которое рассматривали как героизм, я думаю, это семья Розенбергов [американские коммунисты Юлиус и Этель Розенберги, которых казнили по обвинению в шпионаже в пользу СССР (краже секретов атомной бомбы). Розенберги — первые и единственные гражданские лица в истории Америки, казненные за шпионаж в пользу иностранной державы – прим. переводчика], за помилование которых агитировали американские коммунисты и их сторонники. Действительно, оба случая похожи в некоторых деталях, а также в более общем смысле, когда анти-герой переоценивается и становится героем по идеологическим причинам.

Прежде всего то, что украли Розенберги и к чему «приделал ноги» Поллард, было схоже с точки зрения принципиальной значимости положения украденного для американской национальной безопасности. Розенберги украли ядерные секреты в момент, когда решалась судьба послевоенного мира, которая могла бы качнуться в одну сторону или в другую. Война еще продолжалась, но конец её был уже виден, и в гонке по созданию ядерного оружия Советский Союз отставал, а американцы готовились к его производству, оставаясь незамеченными. Без Розенбергов Советы, возможно, никогда не создали бы ядерный арсенал к тому времени, когда он стал необходим в качестве эффективного средства сдерживания. Холодная война, возможно, никогда бы и не произошла – или, если бы и случилась, то была бы гораздо короче.

При том, что масштабы кражи, совершенной Поллардом, точно до сих пор не известны, мы знаем одно – он украл много информации, которая могла быть весьма полезна Советскому Союзу. Сеймур Херш (американский журналист, правозащитник, рассказавший миру о многих злоупотреблениях американских властей – прим. переводчика) попал в этом смысле в точку:

«Ряд должностных лиц сильно подозревал, что израильтяне перекомпоновали большую часть материалов Полларда и передали Советскому Союзу в обмен на разрешение продолжить выезд советским евреям в Израиль. Другие представители органов власти идут еще дальше и утверждают, что есть все основания полагать, что секретная информация была обменена на евреев, работавших на наиболее уязвимых позициях в Советском Союзе. Значительный процент документов Полларда, включая те, где были описаны технические способы американского военно-морского флота, используемые для отслеживания советских подводных лодок во всем мире, имел важное практическое значение исключительно для Советского Союза. Один давний сотрудник ЦРУ, который работал в качестве начальника резидентуры на Ближнем Востоке, – сказал, что «определенные элементы среди израильских военных использовали материалы Полларда для того, чтобы выторговать нужных людей и помочь им выбраться из СССР», в том числе и еврейских ученых, работавших в области ракетных технологий и по ядерной программе».

Поллард отдал то, что многие считают «предметом гордости» американской разведки: «источники и методы», т. е. как работает наша разведывательная система. Тот, кто имел этот ключ, мог открыть наши глубочайшие тайны – и «выключить» наших агентов по всему миру.

Другая параллель с делом Розенберговов это тезисы, использовавшиеся защитниками предателей. Коммунистический народный фронт, который проводил манифестации под лозунгом «Свободу Розенбергам», считал, что эти шпионы в пользу Советского Союза стали жертвами антисемитизма. Проводились неизбежные сравнения с делом Дрейфуса [судебный процесс (декабрь 1894) по делу о шпионаже в пользу Германской империи офицера французского генерального штаба, еврея, капитана Альфреда Дрейфуса (1859—1935), разжалованного военным судом и приговорённого к пожизненной ссылке при помощи фальшивых документов и на волне сильных антисемитских настроений в обществе – прим. переводчика]. Как гласит прекрасный  текст на сайте MyJewishLearning:

«Боязнь того, что случай с Розенбергами усилит антисемитизм, была раздута европейскими и американскими коммунистами в связи с еврейским происхождением этой семьи, как только стало ясно, что они не собираются говорить. Антисемитизм, как заявляли их сторонники, был в основе преследования и наказания Розенбергов со стороны правительства. Защитники Розенбергов поинтересовались, в частности, почему в жюри присяжных Нью-Йорка, которое осудило Розенбергов, не было ни одного еврея, хотя население города состояло на 30 процентов из евреев. Они также отметили, что, даже если Розенберги были виновными, их преступления были совершены в ходе Второй мировой войны, когда Советский Союз не был врагом Соединенных Штатов. В конце концов, Розенберги предоставили информацию союзнику, и это не заслуживает смертной казни».

Адвокаты Полларда использовали практически идентичные аргументы: Израиль является союзником Соединенных Штатов, указывали они, и лучшим другом, которого мы когда-либо имели, – поэтому Поллард не должен быть в тюрьме, так как он всего-навсего защищал этого союзника. Обычно это сопровождалось утверждениями, что «преследование» Полларда – это пример обезумевшего антисемитизма. Его прощение, говорили они, будет исправлением серьезной несправедливости.

Учитывая огромный объем похищенной Поллардом информации, трудно понять, как любой американец мог защищать его действия, но легко понять, почему он стал героем в Израиле.

В конце концов, «особые отношения» – это, во многом, отношения любви-ненависти. Мы любим их, и мы даем им миллиарды и неограниченную дипломатическую поддержку, которая изолирует нас на международной арене. Но мы также негодуем на них за то, что они так неблагоразумны – давно накипавшее чувство, которое перелилось через край во время президентства Обамы и сейчас открыто высказывается.

За десятилетия зависимости от западной поддержки и финансовой помощи израильтяне давно затаили не выраженное явно чувство антиамериканизма, которое особо не проявляло себя до последнего времени. Зависимость вызывает чувство обиды, и это вдвойне справедливо по отношению к ультранационалистам, которые сейчас преобладают во власти в израильской политике: Америка расплачивается политически в Израиле, а также в России, Иране и Китае. Эта тенденция в израильской политике находит наиболее полное выражение в возвеличивании Полларда до статуса героя – фигуры настолько популярной, что Нетаньяху считает себя обязанным требовать его освобождения.
Когда Нетаньяху попытался сделать это в 1998 году – во времена администрации Клинтона, то директор ЦРУ Джордж Тенет пригрозил уйти в отставку в случае освобождения Полларда. Я сомневаюсь, что Бреннан наберется смелости последовать его примеру, но я не удивился бы увидеть отставки уровнем пониже и хор критики от постоянно сокращающейся проамериканской фракции в рядах госаппарата национальной безопасности.

Израильскому лобби чрезвычайно нужна эта победа, и, похоже, администрация Обамы решила отдать им её. Они отступали с тех пор, как Чак Хейгел был утвержден министром обороны. Протесты общественности, которые остановили американский удар по Сирии, были также большим потрясением для их престижа, добавив осознание того, что их хваленое влияние идет на убыль. Освобождение Полларда – к тому же в обмен на столь подозрительно малое – могло бы успокоить «истинных верующих», что Лобби по-прежнему имеет то, что нужно – ключ к выживанию как силе, с которой приходится считаться Вашингтону.

Это, я думаю, и есть ключ к пониманию того, как Поллард оказался втянут в роуд-шоу Джона Керри. Освобождение Полларда после ряда существенных поражений Лобби  – это просто утешительный приз – совершенно не связанный с израильско-палестинскими переговорами, которые всего лишь прикрывают старомодную оплату политических услуг под столом.