Atlantico: Неврологи из Принстонского и Калифорнийского университетов сделали один удивительный вывод: запись от руки позволяет лучше запомнить написанное, чем набор текста на компьютере. Можно ли верить такому заключению и как его объяснить? 

Андре Ньеуллон: Да, это действительно звучит вполне правдоподобно.

Во-первых, письмо — это автоматический процесс, который в том числе отражает личностные черты человека. Сегодня существуют различные методы анализа почерка и письма, которые позволяют выделить целый ряд особенностей характера человека. Эти автоматизмы чувствительны ко всему, что касается внимания, и состоят из множества механизмов, на которые опирается письмо. Если человек хочет писать правильно, ему нужно логически представить себе, что он намеревается изобразить на бумаге. В таком случае можно говорить об осознанном письме: здесь существует узнавание и признание слов по мере их формулирования и написания. Это, разумеется, способствует их запоминанию в связи со всеми задействованными в процессе умственными ресурсами. Если конкретнее, когда мы пытаемся понять написанное, мы прилагаем усилия для ретранскрипции этих слов нашим собственным почерком. Это усиливает уже отправленную в мозг информацию и участвует в лучшем ее закреплении в памяти. 

Во время машинного набора теста этого не происходит: для многих людей речь идет о более сложном для освоения процессе, который отвлекает на себя часть внимания. В частности это может касаться детальной, буква за буквой, проверки набранного на экране. В двух словах, мы сосредотачиваемся в большей степени на форме, а не на содержании, если, конечно, не обладаем экспертными навыками в дактилографии подобного рода. Это, безусловно, отражается на том, как мозг записывает информацию. Анализ здесь на порядок слабее, если вообще существует. Когда человек делает запись от руки, он обычно проводит синтез записанной информации, чего не происходит при наборе текста на компьютере. В этом случае запись довольно часто представляет собой дословное воспроизведение сказанного вслух. То есть, информация не обрабатывается и, следовательно, хуже усваивается. 

 

— Какой вывод можно из этого сделать? Означает ли это, что студент с компьютером будет учиться хуже, чем его однокурсник, который делает записи ручкой? Существуют ли какие-то другие факторы, которые играют роль в процессе запоминания?      

— Такое утверждение было бы полным абсурдом! Хотя, разумеется, тот, кто делает записи на компьютере, находится в более невыгодном положении, чем тот, кто подходит к информации аналитическим образом и обрабатывает её при записи. Раз подобная обработка является результатом анализа, она, безусловно, способствует запоминанию. Тем более что уже упомянутый нами автоматический характер письма способствует сосредоточению внимания на сути написанного. И если мы делаем запись на компьютере, то обращаем вспять этот процесс.  

Кроме того, важным фактором является и скорость записи. В аудиториях студентам нередко бывает непросто успеть за читающим лекцию преподавателем. На компьютере запись зачастую может оказаться еще менее полной. По одной простой причине: студенту, который отдает предпочтение ручке и бумаге, будет проще провести связь между речью и смыслом слов. Причем даже в том случае, если смысл сказанного ему совершенно непонятен (представим, что речь идет о студенте-гуманитарии, который оказался на лекции по теоретической физике). В зависимости от имеющихся знаний по тому или иному вопросу человеку будет проще или сложнее понять различные элементы сказанного. Уловленные сведения будут предельно общими и неполными. Но если человек разбирается в теме, ему не придется иметь дело с подобными трудностями. Таким образом, уровень сложности неразрывно связан с общей культурой человека и тем, что ему приходится слушать.    

 

— Получается, мозг обрабатывает информацию двумя совершенно разными способами? Какую роль играет здесь психология? 

— Перед тем, как говорить о психологии, мне бы хотелось рассмотреть чисто неврологический аспект вопроса. Когда студенту нужно записать содержащуюся в словах преподавателя информацию, эта самая информация поступает в мозг через ту его часть, которая улавливает и обрабатывает звуки. Это напрямую связано с неврологией, как, впрочем, и то, каким образом студент приступает к анализу услышанного, когда пользуется ручкой, а не тупо копирует сказанное за клавиатурой компьютера. Кроме того, когда мы делаем записи во время выступления или лекции, мы обычно больше смотрим в тетрадь, а не на говорящего. Это подразумевает дополнительную визуальную информацию, которая добавляется к вербальной информации в речи лектора. То есть, одна и та же информация будет обработана дважды, не только вербально, но и визуально. И будет поступать в мозг сразу двумя путями. В целом, то же самое может быть и при наборе на компьютере, если у нас нет потребности сосредотачиваться на форме написанного, а не на его содержании. 

 

— К чему может привести нынешнее расширение применения компьютеров? Стоит ли ждать в будущем повальной «амнезии»? 

— Думаю, что нам нужно рационально оценить ситуацию: компьютеры — это важное достижение прогресса. Кроме того, при наличии определенного уровня навыка в использовании, человек может достичь большой эффективности, сохранить понимание смысла услышанного и аналитическое восприятие написанного. Способность анализировать связана не с самим по себе методом рукописной записи, а отсутствием необходимости сосредотачиваться на форме, которое позволяет уделить все внимание смыслу слов. Это вполне возможно, и людям удается выйти практически на один уровень в рукописной записи и наборе на клавиатуре. 

 

Андре Ньеуллон (André Nieoullon) — преподаватель нейробиолгии в Университете Экс-Марсель, председатель научного совета Федерации изучения мозга.