Донецк. — Возможно, им не хватает подходящей формы и серьезной подготовки, но сегодня на востоке Украины все большее число добровольцев, от бывших полицейских до ветеранов советской армии, присоединяются к ополченцам, чтобы сражаться с правительственными войсками.

Владислав, одетый в черный пуленепробиваемый жилет, сжимая в руках автомат Калашникова, охранял вход в казармы ополченцев в контролируемом ими Донецке.

На его груди можно было заметить значок с надписью: «Я из Донецка и горжусь этим».

25-летний бывший полицейский сказал, что он присоединился к пророссийскому движению ополченцев всего две недели назад.

Власти самопровозглашенной Донецкой народной республики активно набирают добровольцев, чтобы пополнить ряды ополченцев, сражающихся с украинской армией. С апреля в этих боях уже погибли около 360 человек.

По словам Владислава, он проходил специальную подготовку, в том числе в стрельбе по мишеням, и готов отправиться на передовую.

«Конечно, мы пойдем. Мы будем защищать Донбасс», — сказал Владислав, имея в виду удерживаемый ополченцами промышленный пояс, расположенный на востоке Украины.

«Мы считаем, что власти в Киеве не остановятся. Они будут продвигаться дальше и дальше, до самого конца. Но мы тоже не будем сидеть и ждать».

«Мы надеемся на поддержку России, и Владимир Владимирович Путин окажет нам помощь. Мы его очень любим и уважаем», — добавил он.

Вновь вступившим в ряды ополченцев не выдают специальную форму, что лишний раз подчеркивает импровизированный характер этого движения, как сказал Владислав, который просто надел свою старую форму полицейского.

«Тем, кто умеет стрелять, дают оружие», — сказал он, гордо продемонстрировав свой автомат Калашникова.

Ополченцы дают объявления о наборе добровольцев на местном радио и телеканалах, обращаясь в первую очередь к тем, у кого есть опыт военной службы.

В центре города также есть несколько пунктов, специально созданных для набора добровольцев.

Ситуация в Славянске


Читайте также: Как я провела неделю на полях сражений на Украине

«Ежедневно в ряды ополченцев вступают сотни людей разных возрастов», — сказал 37-летний Виталий, одетый в жилет с изображением бульдога и назвавший себя старшим сержантом новобранцев.

25-летний житель Донецка Евгений был одет в камуфляжный комплект и черные спортивные ботинки, и к его плечу была привязана черная балаклава.

«Я смотрел телевизор и видел, что происходит в стране. Я зол на киевские власти», — объяснил Евгений, говоря о мотивах, заставивших его примкнуть к ополченцам.

«Я увидел бегущую строку на экране о том, что идет набор добровольцев», — сказал бритоголовый молодой человек, у которого не было одного переднего зуба.

«Мы пришли, чтобы защищать свой город, свои семьи, всех, кого мы любим и уважаем», — добавил Евгений.

По словам этих молодых людей, пока они проходили подготовку, их батальон действовал в качестве органа охраны правопорядка в Донецке.

Они рассказали, что их отправляли на места преступлений и на допросы подозреваемых, поскольку верная Киеву полиция не пользуется авторитетом в удерживаемом ополченцами городе.

«У нас больше власти, чем у полиции. Они не показываются, они боятся, — объяснил Евгений. — Мы сами разбираемся с грабителями и преступными группировками в городе».

Хотя некоторые их тех, кто охраняет КПП в этом русскоязычном регионе, больше похожи на подростков, по словам добровольцев, минимальный возраст ля вступления в ряды ополченцев  — 18 лет.

«К нам приходят много женщин и молодых людей, которые уже проходили военную службу и кому около 25-30 лет», — сказал Виталий.

«Они проходят курс боевой подготовки, а затем отправляются на передовую».

Ополченцы также принимают более зрелых мужчин, которые служили еще в советской армии, сказал Виталий.

Сергей, 45-летний мужчина с загорелым лицом и в очках, рассказал, что он служил в советских вооруженных силах в Восточной Германии.

«Я не боюсь умереть, — сказал он. — Все равно республики будут жить. Республика значит свобода».

«Это место, где меня не заставляют говорить на том или ином языке, не заставляют называть себя человеком другой национальности».

Еще один зрелый доброволец, 49-летний Виктор, не брившийся несколько дней и одетый в спортивный костюм, признался, что никогда не служил в армии.

«Никогда не думал, что стану солдатом», — добавил он.

«Мы прожили с этими людьми 23 года после обретения Украиной независимости. И я никогда не думал, что они откроют огонь по гражданскому населению».