Atlantico: Самолет Boeing 777-200ER компании Malaysia Airlines, который следовал из Амстердама в Куала-Лумпур, разбился 17 июля на востоке Украины. По всей видимости, в него попала ракета земля-воздух. В настоящий момент Россия и сепаратисты с одной стороны и Украина с другой перекладывают вину друг на друга. Какие существуют возможные сценарии произошедшего с учетом имеющейся у нас информации? Можно ли говорить тут о преднамеренных действиях? 

Жан-Венсан Бриссе: В этой истории есть три действующих лица. 

Как нам известно, российская и украинская армии имеют в своем распоряжении такого рода ракеты. Не исключено, что они могли попасть и к пророссийским мятежникам, но их способность применить такое оружие вызывает сомнения. Дело в том, что речь идет о нескольких единицах техники, которые работают в рамках единой сети. Даже если пророссийским повстанцам и удалось захватить несколько машин, не факт, что у них вся необходимая сеть. В любом случае, ресурсов очень мало. И зачем и тогда стрелять по летящему на большой высоте самолету, а не по тому самолету, который представляет для них непосредственную угрозу?  

 

— Обрисовавшийся сегодня сценарий ошибки при пуске кажется вам наиболее вероятным? 

— Да. В 2001 году украинцы уже сбили по ошибке российский самолет во время учений. Такой сценарий выглядит наиболее правдоподобным. Мы говорим об условиях гражданской войны, в которой замешаны внешние партнеры. Внутри украинских сил существуют пророссийские элементы, хотя они и решили сохранить верность украинскому режиму. Наконец, украинская армия не может похвастаться особой методичностью и пунктуальностью. 

 

— Украинские спецслужбы представили записи, которые указывают на вину пророссийских сепаратистов. Вероятна ли, по-вашему, такая гипотеза? 

— Гипотеза о том, что сепаратисты по ошибке выстрелили в самолет, не зная, что это за самолет на самом деле, кажется мне маловероятной. В Twitter было сообщение о том, что мятежники захватили технику с ракетами этого типа. Если у них есть комплекс с четырьмя ракетами, они могли попытаться испытать его, но я очень сомневаюсь, что они действительно бы открыли огонь по неизвестному самолету. Дело в том, что у сепаратистов нет средств для идентификации самолетов. Кроме того, такие ракеты для них большая ценность, и просто так ими не разбрасываются. В то же время в российской и украинской армиях их достаточно. 

 

— Есть ли у сепаратистов необходимые средства? 

— В лучшем случае, возможности сепаратистов весьма ограничены. В этой сфере существует три уровня наблюдения. Первый — это общенациональная система контроля воздушного пространства. Второй обеспечивается полком, в котором находятся ракетные комплексы. Третий осуществляется радаром в самой пусковой установке. То есть, изолированный от других систем ракетный комплекс, конечно, может поразить цель, но для этого нужны опытные люди. Без связи с полной системой пусковая установка обладает урезанными возможностями в плане обнаружения и дальности действия. То есть, пророссийские сепаратисты теоретически могли это сделать, но для них это была бы очень непростая задача.  

 

— Можно ли спутать Boeing таких размеров с военным самолетом? 

— Когда самолет находится на такой высоте, его, конечно, почти не видно, но разве можно спутать его с военным транспортником? Нет. Тем более, что военные самолеты редко красят в белый цвет с синими и красными полосами. 

Тем не менее, путаница на уровне электронных систем все же возможна. Летящий на такой высоте самолет не представляет угрозы.

У Украины не было ни малейших причин стрелять по этому самолету. Траектории полета условно подразделяют на потенциально опасные и неопасные. Этот самолет направлялся в Россию, но путь его движения был известен. Бывает, что операторы ракетных комплексов допускают ошибки, и украинцы в прошлом уже делали это. Россияне тоже могли допустить такую ошибку, однако российская армия превосходит украинскую по точности и методичности работы. 

 

— Как может отразиться падение самолета на украинском конфликте? 

— Сейчас международное сообщество возлагает всю вину на Путина, и так будет продолжаться и дальше, пока мы не выясним, что же произошло на самом деле. Если выяснится, что ракету выпустили российские войска или сепаратисты, международное сообщество расширит поддержку Украины. Если же это были украинцы, то отношения с Киевом будут пересмотрены. 

Если Украина виновна, это может привести к выравниванию санкций. От некоторых санкций против России могут отказаться. 

 

Жан-Венсан Бриссе (Jean-Vincent Brisset) — бригадный генерал, директор Института международных и стратегических исследований (IRIS).