Вы проснулись этим утром, включили телевизор, чтобы посмотреть новости, и это случилось. Включился экран, снова показывая этого злобного Владимира Путина, но и у вас в мозгу включился какой-то тумблер: «Верю ли я во все это?»

Несмотря на новости об Израиле-Газе, о медицинской программе Обамы, о раздувающей пропаганду войны Хиллари Клинтон, в вашем мозгу сработал какой-то переключатель, и теперь я могу рассказать вам, как на самом деле делают новости. Вот один пример сомнительных новостей и подозрительной информации: действительно ли Владимир Путин является тем политическим отверженным, каким его изображают?

На кадрах Associated Press виден пророссийский житель Украины, и эти кадры широко используются различными СМИ для того, чтобы вызвать отвращение у читателей. Guardian, например, разместила под фотографией текст следующего содержания:

«Пророссийские сепаратистские группировки на востоке Украины поспешно скрывают все следы, ведущие к ракетной батарее „Бук“, которая могла произвести пуск и сбить пассажирский самолет Малайзийских авиалиний, о чем говорят западные военные и разведывательные источники».

Воздействие очевидно и несомненно. Леденящие душу кадры, на которых революционер держит игрушку мертвого ребенка... СМИ никогда не были настолько тенденциозны и агрессивны. Чтобы узнать правду, посмотрите видео до конца и сравните его с фотографиями (на видеокадрах видно, как ополченец кладет игрушку на землю, снимает фуражку и крестится — прим. перев.).



Примерно десять лет назад, когда я начинал писать для вебсайтов, блогов и прочих интернет-площадок, нуждавшихся в цифровом контенте, у мейнстримовских СМИ была большая проблема. Блогеры (кое-кому нравилось называть их гражданскими журналистами) создавали колоссальную угрозу традиционным СМИ. New York Times, Fox, CNN, BBC — все господствующие в медийной среде средства массовой информации были потрясены сдвигом в системе понятий и представлений, который был вызван новыми цифровыми коммуникациями. Мы (да, я и еще человек 100) предсказывали, что традиционные СМИ либо умрут, либо трансформируются. Поиск информации, ее сопоставление и упорядочение с последующим неустанным повторением — это единственный способ, при помощи которого цифровые авторы могли заставить аудиторию услышать себя. Кое-кто (надеюсь, я тоже) хорошо с эти справлялся. А вот остальные — они предпочли плыть по течению.

Данный факт во многом интересен тем, что трафик и доходы (подписка) у New York Times очень сильно изменились. Сейчас несоразмерно большую долю читательской аудитории составляют те, кто читает газету в онлайне, кто, как и я, кликает по этим гугловским объявлениям. Это причинило боль и ущерб Washington Post, Los Angeles Times, чикагским газетам, всем традиционным новостным СМИ. И ущерб этот был очень велик. Forbes в том виде, в котором мы видим его сегодня, - это не более чем платный обзорный блог. Пиар-фирма Edelman и многие другие — они помогли преобразить новости и превратили СМИ в рекламную доску — все ради клиента. Такова действительность, пиар-действительность. Но как насчет ПРАВДЫ? Ну, с этим все сложнее...

Журналистика как жертва целесообразности


Столкнувшись с целой армией гражданских журналистов, читать которых из-за точности изложения порой интереснее, чем главного репортера Boston Globe, многочисленные компании типа мердоковской News Corp, Fox и Comcast, оказались в затруднительном положении. Газеты стали субсидировать, и это пришлось делать всем мейнстримовским СМИ. Это привело к контролю над новостями, которые вы сегодня читаете или смотрите. Как такое стало возможно? Попытаюсь объяснить просто и доходчиво.

Трафик — это основа цифрового бизнеса. Ни одна компания в этой сфере не выживет либо без «целевой» аудитории, либо без большого количества посещений. Жизнь вебсайтам дают влияние, читательская аудитория, реклама и доллары (рубли) от продаж. Издатель должен либо напрямую, либо опосредованно получать коммерческую выгоду от тех слов, которые напечатаны на цифровой странице. И точка. В 2006-2007 годах рынок онлайновых новостей был свободен для всех — в любом жанре и в любом медийном начинании. TechCrunch, Mashable, ReadWriteWeb. GigaOm, Wired и десяток других изданий соперничали между собой в борьбе за технические новинки и технологическое господство. Я писал для некоторых из упомянутых изданий. Я также испытывал и проверял новые технологии, исследовал степень влияния начинающих компаний в социальных сетях типа Facebook, Twitter, LinkedIn, а также некоторых других платформ, которых сегодня уже нет. Ведение блогов, гражданская журналистика — лично мне это казалось весьма симпатичным и привлекательным. Поэтому я со своей командой быстро научился тому, как надо подавать и выгодно использовать новости.

Говоря «выгодно использовать», я не имею в виду переделку или подтасовку материала. Я имею в виду Google и те тренды, за которыми люди следят в новостях и в социальных сетях. Заметность медийной компании в механизмах поиска зависела от ранга страницы, от выбора времени для подачи материала, от глубины содержания. Достаточно сказать, что «глубокий» материал, написанный в нужный момент и на нужную тему, получал огромную поддержку со стороны читательской аудитории. Массивный трафик. Много рекламы. Финансовая прибыль от влияния. И эта прибыль очень сильно задевала влиятельных людей из СМИ. Вот почему медийный конгломерат AOL купил Huffington Post, TechCrunch и некоторые другие издания. Но теперь источник новостей больше связан с тем, «как» автор создает материал, а не с тем, почему.

День зарплаты: наименьший общий знаменатель для новостей


Авторы, как и все остальные, народ ленивый, когда дело доходит до низкой зарплаты и переработки. Пересказы, повторы, воровство материала в онлайне или в эфире — вот как современные журналисты делают деньги. По крайней мере, это один из способов. Мы, блогеры, во всяком случае очень хорошие блогеры, мы научились делать это очень тонко, сопоставляя различную информацию, осуществляя подборку и создавая таким образом оригинальный материал. Но на это уходит время, а крупные СМИ сегодня платят за репортажи не так уж много. Добавьте к этому стирание различий между согласованными, проплаченными и коммерческими материалами — и вы получите готовый рецепт лжи. А ложь - это 90 процентов того, что вы читаете. Это «раскрутка», поставленная на поток, это плевок нам в глаза, который выглядит, как настоящая новость.

То, что вы читаете у CNN, FOX, BBC или, скажем, на страницах Sydney Morning Herald, этот материал не поступает к репортерам, работающим на местах на Украине, в Газе, в Афганистане, Сирии или даже Толедо. Фраза «Джон Керри сказал, что у США есть масса доказательств, указывающих на причастность России к катастрофе МН17» поступает из конгломерата информации (а иногда из одного-единственного источника). В данном случае авторы - Антон Зверев и Питер Графф - взяли значительную часть информации непосредственно у Reuters.

Что касается этого конкретного материала, то поскольку я назвал Sydney Morning Herald, там одна реклама Salesforce соревнуется с другой в призывах к действию. Здесь есть еще один интересный момент. В новостях Google поиск «John Kerry» выдает все мейнстримовские материалы с похожими характеристиками. Но важнее здесь то количество местных СМИ, которые выдают потоком один и тот же материал, опубликованный Госдепартаментом (истинный источник данной риторики). Если скопировать какую-то часть статьи из Sydney Morning Herald, а потом вставить ее в Google как при поиске, то появятся еще 64 издания практически с таким же материалом. Вот примеры из местных СМИ, которые опираются на одно-единственное заявление Джона Керри/Госдепартамента:

Independent.ie — Мэтт Спетальник (Matt Spetalnick) и Дойна Чиаку (Doina Chiacu) с немного измененной версией.

The Financial Times — чтобы читать ее материалы, надо платить — точно так же, как за пропаганду Госдепа.

The Malaysian Review — та же самая отрыжка.

The Buenos Aires Herald — очевидно, эти свои новости «содрали» у Reuters или у другого источника.

The Gulf Times — эти откровенно переписали материал Reuters.

The Local Austria — статью опубликовали как оригинальный материал, но все равно это, скорее всего, списано у Reuters.

Этот материал я выбрал абсолютно наугад. Ту же самую историю под видом «правды» повторяют на всех континентах. Ведь мы же блогеры, мы журналисты, и нам надо как-то превращать свои усилия в звонкую монету, чтобы оставаться на плаву. Я могу указать почти на любого журналиста на нашей планете и призвать его к ответу за то, что он повторяет новости. Суть дела заключается в том, что если 60 изданий вышли в онлайн практически с одной и той же сюжетной линией от Reuters, то манипулировать общественным мнением очень просто, не правда ли?

Всеми правдами и неправдами — новости, которые не новости


В абсолютно порочном макиавеллиевском мире можно достичь самых заоблачных высот в пропаганде западных новостей (теоретически), но для этого надо подружиться с третьим бароном флота Дэвидом Томсоном (David Thomson). Правда, этот самый богатый человек в Канаде и девятый в мире со своим состоянием не нуждается в друзьях. Новости для Томсона это каприз, прихоть, как знают все рядовые американцы. Спросите себя сами.

Ну ладно, издевки в сторону. Даже если линия Госдепартамента, передаваемая в эфир как факт, является лишь результатом низкооплачиваемой профессиональной журналистики, то эффект остается тот же. 11-часовые новости, которые смотрит фермер из Айовы, тоже могут быть ложью. На самом деле, все такие новости следует считать неправдой, пока не появится правда более высокого порядка. Позвольте предложить вам замечательную выдержку из статьи в Salon, которую в начале 2009 года написал Гэри Камийя (Gary Kamiya):

«Известная нам журналистика находится в кризисе. Ежедневные газеты исчезают неслыханными темпами, а выжившие резко сокращают свои расходы. Тысячи репортеров и редакторов потеряли свои рабочие места. От этой тенденции не защищено ни одно печатное издание, включая могущественную New York Times. Как заметил аналитик Алан Маттер (Allan Mutter), 2008 год стал самым худшим в истории для издателей газет, доля которых сократилась просто колоссально — на 83 процента. За 12 месяцев газеты потеряли 64,5 миллиарда долларов своей рыночной стоимости».

Сталкиваясь с перспективой банкротства, с ростом затрат на персонал и репортерскую работу, что будет делать отрасль с многомиллиардной стоимостью? Пойдет на распродажу своих активов? Да нет же. Она просто уступит давлению и будет полагаться на материалы, поступающие из Госдепартамента. Вне зависимости от причин и стратегий ваши 11-часовые новости готовятся и записываются заранее. А что касается образа злодея, который кто-то создал для Владимира Путина, что касается нападок западной прессы на этого человека, то российский лидер демонстрирует самообладание и избегает сенсационной демагогии. Если почитать сегодняшний пресс-релиз из его администрации, то мы увидим обеспокоенного и уставшего российского президента, который в очередной раз призывает к благоразумию.