Почти 80 лет тому назад политически подкованные граждане со всех уголков мира направлялись в Испанию, чтобы сражаться на фронтах гражданской войны в прославленных интернациональных бригадах на стороне республиканцев. Сегодня эхо Испании можно услышать в Украине, где иностранные добровольцы сражаются с сепаратистами, поддерживаемыми путинской Россией.

Пока количество иностранцев, отправляющихся воевать в Украину, сильно уступает количеству добровольцев времен гражданской войны в Испании. Так, например, из порядка 250 добровольцев, сражающихся в рядах батальона «Азов» — нерегулярного вооруженного формирования, воюющего на стороне правительства Украины, — иностранцами являются 12 бойцов. В скором времени их число должно пополниться еще 24 новобранцами из-за рубежа.

«Мы не наемники, мы — добровольцы, которые не получают совершенно никакой платы и сражаются за правое дело, — говорит бывший французский десантник Гастон Бессон (Gaston Besson), помогающий командовать иностранным контингентом в составе батальона. — Мы антикоммунисты, но по духу сродни представителям интербригад, сражавшимся [против фашистов] в 30-е годы в Испании».

В июне Гастон Бессон разместил на своей страничке в соцсети Facebook обращение, призывая иностранных добровольцев вступать в ряды батальона «Азов». «Вас ждут трудности, вооруженные действия, риск и, возможно, гибель или серьезные ранения, но вы, без сомнения, получите незабываемые впечатления и обретете друзей на всю жизнь», — писал он.

«Каждый день по электронной почте я получаю десятки просьб о зачислении в наши ряды, особенно из таких стран, как Финляндия, Норвегия и Швеция, — добавляет Гастон Бессон, имеющий обширный опыт боевых действий, полученный в ходе вооруженных конфликтов на всей территории земного шара. — 75% из них я отклоняю. Нам не нужны взбалмошные фанатики, наркоманы и алкоголики. Добровольцы должны сами оплатить свой проезд, а потом, перед отправкой на линию фронта, пройти курс подготовки в Киеве».

Батальон, сформированный в апреле этого года, прошел боевое крещение 13 июня, когда подразделение приняло участие в операции по взятию контролируемого пророссийскими силами города Мариуполя, расположенного на северном побережье Азовского моря на юго-востоке Украины.

Многие бойцы батальона «Азов» называют себя ультраправыми украинскими националистами. Они с гордостью используют такую неонацистскую символику и атрибутику, как черные футболки с кельтским крестом. К батальону, основанному «Социал-Национальной Ассамблеей» — объединением ультранационалистических организаций, а также украинских групп, выступающих против взаимодействия с ЕС и НАТО, — примкнули также футбольные фанаты. Эта ультраправая идеология и продолжает привлекать в ряды батальона активистов-единомышленников из Швеции, Италии, Франции, Канады и даже России.

По словам сражающегося в рядах «Азова» 53-летнего гражданина Италии Франческо Ф (Francesco F), в боевых действиях в Украине его жизнь обрела смысл. «На баррикадах Майдана я как бы обрел родную гавань на стороне украинских националистов, — говорит Франческо, который в 1970-х и 1980-х годах был связан с Национальным авангардом ультраправого движения Италии. — После аннексии Крыма и взрыва на востоке страны я не мог бросить их [украинцев] один на один с российской угрозой. Вот почему я решил вступить в борьбу».

В один из недавних дней бойцы батальона вышли на построение в своем лагере в городе Бердянске на Азовском море примерно в 80 км к юго-западу от Донецка. На головах бойцов маски-балаклавы, чтобы скрыть лица на случай возможных преследований. По приказу командира бойцы бегом направились к видавшему виды автобусу, который должен был доставить их на полигон.

По дороге на стрельбы и маневры бойцы отдали дань уважения своему итальянскому товарищу по оружию Франческо Ф, исполнив гимн в честь Муссолини. Франческо, которого все называют «Доном» или «дядей», сражается под псевдонимом «Стан».

Франческо занял место рядом с Северином — 20-летним добровольцем из Швеции, на накачанных бицепсах которого фигурирует наколка с надписью «Сын Одина». Из мобильного телефона грянула националистическая рок-композиция под названием «Смерь врагам», и бойцы батальона по очереди стали уничижительно высказываться в адрес мужского достоинства президента РФ Владимира Путина.

На огневом рубеже шведский инструктор предложил потренироваться в ведении боевых действий в условиях города. Одетый во все черное человек, пожелавший остаться неназванным, был гладко выбрит, строен и мускулист. «Я приехал, чтобы отработать с вами тактику ведения действий в особо сложных условиях, а именно боевых действий в условиях города, — сказал он офицерским тоном выстроившимся перед ним бойцам. — Я покажу вам, как надо штурмовать здание, брать его и, если повезет, выбраться из переделки живыми».

Микаэль Скиллт (Mikael Skillt) является, пожалуй, самым известным иностранным бойцом в батальоне. Этот шведский снайпер, семь лет прослуживший в Вооруженных силах Швеции и в шведской Национальной гвардии, входил в состав неонацистской «Партии шведов». Он в числе немногих бойцов согласился побеседовать без маски на лице. По имеющимся сведениям, пророссийские элементы назначили за его голову награду в размере 5 тысячи евро (80 тысяч гривен) — сумму, превышающую среднегодовую зарплату по Украине.

«Они могут прийти за мной, если хотят. Я сражаюсь против идиотов, которые верят в то, что говорит Путин, — заявляет Скиллт. — В Мариуполе снайпер пытался снять меня из окна. Обнаружив его, я подождал, пока он чуть-чуть откроется, и спустил курок. У него не было ни единого шанса».

Одетый в камуфляжную форму, Микаэль Скиллт объясняет, что подвигло его вступить в ряды батальона «Азов». «Я увидел по телевизору, как снайперы на Майдане убивали гражданских лиц и националистов, и решил примкнуть к сражению». Микаэль Скиллт признается, что ему нравятся участвовать в военных действиях. «Есть в этом что-то необыкновенное, когда сердце бьется как безумное, а вокруг свистят и зарываются в землю пули».

По словам молодого русского парня Мурана, также сражающегося в рядах батальона «Азов», он приехал в Украину, потому что хочет помочь сбросить путинский режим. Он не знает, сможет ли вернуться обратно в Россию, где теперь считается предателем. «Я скорее подорву себя гранатой, чем сдамся живым», — говорит этот 24-летний человек в маске, прибывший из-за Уральских гор.