Борьба за власть в шахматном мире: кандидаты на пост президента Международной шахматной федерации Каспаров и Илюмжинов подозревают друга друга во всевозможных грехах, однако едины они в том, что касается цены голоса национальной шахматной федерации: двести тысяч евро.

Двести тысяч евро. Именно столько сегодня вроде бы стоит голос национальной шахматной федерации. У нынешнего президента Кирсана Илюмжинова и его противника Гарри Каспарова не так много общего. Взаимное согласие существует лишь по одному вопросу: оба подозревают друг друга в том, что участникам шахматной Олимпиады, которая состоится в начале недели в норвежском городе Тромсе, были предложены деньги за голос в пользу того или иного кандидата. Объединяет Каспарова и Илюмжинова и то, что они упрекают друг друга в коррупции, а себя каждый из них считает честным человеком.

Каспаров много лет был чемпионом мира по шахматам. Уже долгое время он также известен как критик российского президента Владимира Путина. Илюмжинова, прежде всего, знают по его визитам к диктаторам: Саддаму Хусейну, Муаммару Каддафи и Башару Асаду. Все они своего рода тоже игроки. Говорят, Илюмжинов играл и с внеземными существами: однажды его похитили инопланетяне. С тех пор он убеждён в том, что шахматы — это внеземное изобретение.

Несмотря на все свои фантазии и общую странность, Илюмжинов с 1995 года возглавляет Международную шахматную федерацию. С 1986 года (так в тексте — прим. ред.) он везде «проталкивает» своего заместителя — грека Георгиоса Макропулоса. Их самым большим совместным успехом стало признание шахматной федерации Международным Олимпийским Комитетом в то время, когда его возглавлял ныне покойный Хуан Антонио Самаранч. Таким образом, во многих странах в шахматы стали вкладывать огромные деньги. Многие должностные лица не забыли, кому они обязаны своим текущим положением. Правда, их переполняют нехорошие чувства, когда они вспоминают один эпизод, связанный с Каспаровым. В 1993 году из-за него Федерация оказалась в глубоком финансовом кризисе. Двадцать лет назад он взял на себя продвижение своего титула — и «перекрыл кислород» очень важным на то время финансовым источникам федерации. Илюмжинов появился тогда в роли спасителя и пополнил шахматную казну.

На фирмах, которые были зарегистрированы в Калмыкии (с 2005 по 2010 Илюмжинов был главой этой республики), нынешний президент федерации благодаря налоговым моделям «сколотил» капитал, которым он щедро делился с «шахматным народом». Бывший глава Калмыкии до сих пор получает благодарности от многих должностных лиц. Все расходы на свою предвыборную кампанию 52-летний Илюмжинов покрывает за счёт федерации и за счёт предпринимателя Андрея Филатова. Приближённый к Кремлю российский предприниматель Филатов, чьё состояние оценивается в миллиард евро, известен шахматному сообществу как минимум тем, что два года назад выступил в роли спонсора Чемпионата мира по шахматам в Третьяковской галерее. И словами: «Шахматы — это уникальное оружие против зависимости». Согласно одному российскому исследованию, молодёжь, игравшая в школе в шахматы, не принимает наркотики.

У Филатова есть кое-что общее с успешным бельгийским предпринимателем в области программного обеспечения Яном Каллеваром и с американским магнатом Рексом Синкфилдом. Все трое хотят внедрить шахматы в систему образования. И выступать в роли организаторов этого процесса. Именно поэтому все они поехали на шахматную Олимпиаду в Норвегию. В то время как Каллевар и Синкфилд вместе с Каспаровым борются за кресло президента федерации, Филатов становится президентом Российской шахматной федерации для того, чтобы помешать Каспарову занять данный пост. При этом он всегда восхищался игрой бывшего чемпиона мира. Филатов рассказывает, что однажды он встречался с Каспаровым. Они вели очень интересный диалог. Правда, все высказывания Каспарова оттолкнули предпринимателя. «Он должен для себя решить — он хочет быть шахматистом или политиком? На двух стульях ему не усидеть».

Филатов обвиняет Каспарова в том, что тот злоупотребляет своим положением в шахматной среде ради оппозиции и в ущерб России: «Как Каспаров мог высказываться за исключение российских женщин?» За две недели до начала соревнований в Норвегии организаторы отказали Филатову в регистрации, потому что его федерация пропустила срок подачи заявок. Для этого была причина: к этому моменту главная украинская шахматистка Екатерина Лагно еще не успела до конца перейти под российскую юрисдикцию. Стоящая за Каспаровым Федерация шахмат Украины была против данного перехода. Лагно даже никогда не жила в России. В конце концов, в игру вступил и автократ Путин: очень быстро украинская шахматистка получила российское гражданство.

Имя российского президента, который добивается своих политических целей через Олимпийские игры 2014 или через Формулу 1 предстоящей осенью, всё чаще можно услышать и в связи с шахматами. Путин посетил и всероссийский шахматный турнир «Белая ладья». Следующий матч между норвежцем Магнусом Карлсеном и индусом Вишванатаном Анандом пройдёт в Сочи. «Если Каспаров будет избран главой Международной шахматной федерации, то его „шахматная жизнь“ в России продолжится. Правда, турниров в федерации уже не будет», — говорит Филатов. Ещё один важный покровитель для Илюмжинова — это Хорхе Вега, кубинец по происхождению. В настоящее время он живёт в Мексике. Там он «поджал» под себя все латиноамериканские шахматные федерации и объединил их. Во главу федерации он поставил президента.

Каспаров, впрочем, надеется, что сможет сократить разрыв голосов за счёт Африки и Европы. Но за Каспарова отдали голоса лишь три федерации, а за Илюмжинова — двадцать пять. Поэтому первый считает, что без подкупа голосов здесь не обошлось. Илюмжинов верит в совершенно иной заговор против себя — заговор между своим конкурентом и Норвегией: все федерации, поддерживающие Каспарова, беспроблемно получили норвежские визы. Споры не утихают. В течение нескольких дней Каспаров и организаторы соревнований пытаются провести тайное голосование для того, чтобы все делегаты могли сделать свой выбор без каких-либо репрессий. Конечно же, они выступают против подкупа голосов — на прошлых выборах «проплаченные» должностные лица фотографировали свои бюллетени или ставили крестики специальными ручками. Этого было достаточно, чтобы доказать факт взятки.