22 августа автоколонна из 200 с лишним белых автомашин с грузом гуманитарной, как заявило российское правительство, помощи внезапно и без разрешения украинских властей въехала на территорию раздираемой войной Восточной Украины через пограничный переход, находящийся под контролем пророссийских повстанцев. Возникли подозрения, что в грузовиках на самом деле перевозят российские войска и боевую технику, однако грузом действительно была гуманитарная помощь, о чем сообщила Би-Би-Си (в основном - продовольствие и вода). Тем не менее, украинский президент Петр Порошенко быстро осудил отправку Россией колонны с помощью, назвав это «прямым вторжением». Соединенные Штаты потребовали от России вывести конвой, а канцлер Германии Ангела Меркель назвала это мероприятие «опасной эскалацией».

Но прошел один день, и грузовики развернулись и уехали с Украины. Российский президент Владимир Путин в очередной раз сумел застать врасплох и поставить в неловкое положение как обозревателей, так и глав государств, а также показать населению страны, что Россия будет действовать независимо, защищая свои национальные интересы (в данном случае это означало оказание помощи русским в той сепаратистской войне, которую Россия сама помогла разжечь). А 26 августа российское правительство объявило, что планирует направить на Украину еще один такой конвой, хотя эту новость может затмить другая — появившиеся сегодня сообщения о настоящем российском вторжении, которое якобы происходит прямо сейчас.

Наверное, западным лидерам следовало ожидать, что Россия будет действовать самостоятельно и демонстративно, направляя автоколонны с помощью или проводя полномасштабное вторжение на востоке Украины. Ведь Путин отстаивает то, что его государство считает стратегическим приоритетом: не дать проникнуть изначально враждебному по отношению к России иностранному военному блоку НАТО на Украину, где зародилась Киевская Русь и где исторически находится буферная зона, защищающая Россию от нашествий Запада. Российский президент неоднократно говорил об этом, да и сама НАТО, опасаясь настраивать против себя Москву, в 2008 году отказалась предлагать Украине (и Грузии) план подготовки к членству, хотя и заявила, что когда-нибудь обе страны все-таки станут членами альянса. По-прежнему опасаясь России, НАТО не планирует включать в свой состав Украину. Однако Украина уже подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом, что может предшествовать вступлению в это объединение. А списки членов обеих организаций почти идентичны.

Путин недавно изложил стратегию отношений своего государства с внешним миром, и неожиданно безусловное соблюдение статус-кво, сложившегося после окончания холодной войны, исчезло из его внешнеполитической повестки. 14 августа российский президент собрал в крымском приморском городе Ялте членов своего правительства и представителей различных фракций Государственной Думы на совещание, которое иностранные средства массовой информации в основном проигнорировали, и которому, что удивительно, контролируемый Кремлем российский эфир тоже уделил мало внимания. (Была обещана прямая трансляция, но в последний момент ее без объяснения причин отменили.) Во время своей речи (посвященной, главным образом, планам интеграции Крыма в состав Российской Федерации) и гораздо более продолжительного выступления с ответами на вопросы Путин говорил в спокойной, порой даже примиренческой тональности о России и Западе, о своем руководстве страной («мы и так с вами наделали много ошибок и еще наделаем»), а также о своем стремлении создать привлекательную для инвесторов среду. Но кроме этого, он выступил с завуалированными угрозами, которые могут иметь серьезные и долговременные стратегические последствия. И это должно заставить администрацию Обамы, НАТО и Европейский Союз пересмотреть свою поразительно неэффективную пока политику, чтобы вырвать Крым из-под власти России и погасить пожар войны, бушующий в областях восточной Украины.

Стоит отметить, что до ответов Путина на вопросы с крайне воинственной речью выступил радикальный националистический политик, лидер имеющей абсолютно несоответствующее ее сути название Либерально-демократической партии России Владимир Жириновский. После распада Советского Союза Жириновский часто играет роль подлого придворного шута, выдвигающего странные ура-патриотические идеи, которые, тем не менее, рассчитаны на то, чтобы доставить удовольствие Путину и понравиться россиянам, возмущенным тем, что их страна утратила статус сверхдержавы. (В августе Жириновский стал героем заголовков прессы, когда объявил на телеканале «Россия 24» в середине августа, что решение о начале третьей мировой войны «уже принято», и предупредил лидеров «карликовых государств» Восточной Европы и Прибалтики, что они подвергнутся «ковровому бомбометанию» за размещение у себя баз НАТО.) В Ялте он тоже не разочаровал слушателей. Жириновский выступил с еще более враждебной бранной речью, назвав выборы профанацией, придуманной на Западе, осудив Сталина за то, что он первым не напал на немцев в 1941 году, и заявив о возможности танкового похода России на Брюссель. Подлизываясь как обычно к Кремлю, он также предложил возродить Российскую империю, а Путина короновать как «верховного правителя».

Когда Жириновский ушел со сцены, Путин похвалил его за ораторское искусство, а потом, смеясь, объявил, что сказанное лидером ЛДПР - «это его личное мнение, которое не всегда совпадает с официальной позицией Российской Федерации». Он добавил, что принципы российской внешней политики должны быть миролюбивыми. Но затем Путин вставил важное замечание: «Все наши партнеры в мире (так российские официальные лица неискренне называют США и Европу) должны понимать, что Россия - так же, как любое другое большое, мощное, суверенное государство - располагает разными способами и средствами обеспечения своих национальных интересов; в том числе, к этим средствам относятся и Вооруженные Силы». Вряд ли ему надо было это подчеркивать, однако то, что он сделал это вместо прямой критики в адрес Жириновского за его демагогию, показывает его позицию, пусть и завуалированно.

Но в тираде Жириновского нет ничего смешного. Утроив свой военный бюджет после прихода Путина на пост президента в 2000 году, Россия проводит беспрецедентное военное строительство и крупномасштабные военные учения, в том числе, в прибалтийском анклаве Калининградской области (которая граничит с членами НАТО Литвой и Польшей). А на учениях проводится имитация нанесения ядерного удара по польской территории — одной из стран, которую Жириновский ранее грозил разбомбить. Россия обладает мощным ядерным арсеналом — единственным, способным испепелить Соединенные Штаты Америки (о чем весьма провокационно заявил один российский телеведущий в первые месяцы украинского кризиса). Да, во многих отношениях Россию никак нельзя назвать внушительным противником, так как ее ВВП составляет всего три процента от общемирового. Но здесь важен ее потенциал как нарушителя спокойствия, владеющего ядерным оружием. Официальным лицам ядерной державы недопустимо выступать с беспричинными заявлениями о нападении на соседей.

Собравшиеся депутаты Государственной Думы начали задавать Путину вопросы, которые не давали оснований для неуместной веселости. Елена Мизулина, ставшая автором закона, запрещающего «пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних» (и многих других реакционных законов), осудила Европейский суд по правам человека, заявив, что «он превратился в примитивное орудие политического давления на Россию» и «канал вмешательства во внутренние дела России». Она также объявила, что «международное право действует тогда, когда это выгодно США и ведущим странам Запада», — с чем не согласятся многие россияне (да и иностранцы). И вот ее вывод, который она изложила Путину: Россия должна переписать свою конституцию и подумать об отмене статьи 15, в которой говорится, что «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы».

Путин отверг идею изменения конституции, однако согласился с Мизулиной в том, что вердикты европейского суда - во многом «политизированные» и никак не связаны с защитой закона. Он заявил, что если такие решения будут приниматься и дальше, Россия может выйти из юрисдикции этого суда. Под бурные аплодисменты Путин добавил, что Соединенные Штаты для защиты своей национальной безопасности «взяли и в одностороннем порядке вышли из договора об ограничении стратегических наступательных вооружений. … И мы будем делать точно то же самое тогда, когда посчитаем это выгодным и нужным для обеспечения наших интересов». Видимо, он имел в виду принятое в 2001 году администрацией Буша решение выйти из Договора по ПРО, который администрация Никсона заключила в 1972 году с Советским Союзом, так как договор СНВ-3, подписанный администрацией Обамы с Россией в 2010 году, остается в силе. (Такие оговорки Путин допускает редко — обычно он хорошо владеет фактами и цифрами в каждом конкретном вопросе.) Но суть его слов, тем не менее, оказалась весьма зловещей: Россия может начать разрывать документы, на которых основан международный мир и стабильность после холодной войны.

Путин также заявил, что Россия может выйти из другого ключевого соглашения о контроле над атомным оружием — из договора о ракетах средней и малой дальности, подписанного с США в 1987 году (им запрещены те ракеты, которые Советский Союз когда-то нацеливал на Европу, и договор этот привел к тому, что Соединенные Штаты вывели свои ракеты такого класса с европейского континента). Путин еще в 2007 году объявил о том, что данный договор противоречит интересам России, и в Ялте он подтвердил эту свою позицию.

Соединенные Штаты много раз обвиняли Россию в нарушении договора РСМД, на что российское Министерство иностранных дел отвечает резкими опровержениями. Но беспокойство по поводу соглашения РСМД в данном случае к делу не относится. В Ялте Путин также сказал, что Россия скоро «обрадует» Запад новыми разработками в области наступательных ядерных вооружений, о которых «мы пока еще не говорим». И это - после того, как российские стратегические ядерные бомбардировщики, по словам представителей американского военного ведомства, за прошедшие 10 дней 16 раз нарушали воздушное пространство США.

Какие выводы мы можем сделать по поводу ялтинской конференции, на которой Путин выступил со скрытыми угрозами прекратить соблюдать важные договоры и нормы международного права? И самое важное, что мы должны делать в этой связи?

Основываясь на том, что Россия при Путине делала до и во время украинского кризиса, мы можем ожидать, что она продолжит отворачиваться прочь от Запада, от соглашений с западными странами, подписанными тогда, когда Советский Союз и постсоветская Россия были очень слабы. Следует ожидать, что Путин будет и дальше дестабилизировать Украину, если эта страна продолжит движение в западном направлении, в сторону НАТО, пусть даже перспективы вступления у нее - очень отдаленные. Мы должны исходить из того, что Путин никогда не отдаст Крым Киеву (в Ялте он подчеркнул, что возврат полуострова в состав России является абсолютно законным). Нас не должно удивлять то, что Россия, ссылаясь на такие прецеденты, как многочисленные, сомнительные и даже преступные интервенции США за рубежом, будет действовать в одностороннем порядке для защиты своих интересов, что может привести к нарушению сложившегося после холодной войны статус-кво. Иными словами, мы должны готовиться к дальнейшему и гораздо более серьезному беспорядку на международной арене.

Но выход есть. Каким неприятным ни казался бы Путин администрации Обамы, она должна научиться говорить с ним и заключать сделки. Мир во всем мире окажется под угрозой, если возобновится ядерное противостояние между США и Россией. (Если по какой-то причине возникнет конфликт с НАТО, и российские неядерные силы начнут терпеть поражение, то нельзя исключать, что Россия применит против стран Североатлантического альянса свои более мощные средства поражения.) Если мы раньше не уделяли России внимания — особая вина за это ложится на администрацию Обамы — то нам надо начинать делать это сейчас. Мир уже не будет таким, каким он был до того, как Евромайдан в ходе протестов сверг украинского президента Виктора Януковича, а Россия аннексировала Крым.

В общем, нас ждет новое и опасное будущее, грозящее началом реальной войны между Россией и Западом, если мы не восстановим, причем не восстановим быстро, рабочие отношения с Кремлем и не будем признавать законные российские интересы. В этих целях для начала нам надо прекратить собственные декларации о том, что НАТО не представляет угрозы для России. Значение для нее имеют не словоизвержения, а натовские войска, ракеты, базы и то, где они будут располагаться. Американцам должна быть понятна позиция Путина по отношению к НАТО: ведь Соединенные Штаты не позволили Советам разместить свои ракеты на Кубе в 1962 году; да и сегодня, исходя из доктрины Монро, они не допустят аналогичного вмешательства вблизи своих границ.

Если ядерное противостояние между США и Россией возобновится с новой силой, под угрозой окажется мир во всем мире. Но даже если его не будет, мы должны говорить с русскими. Выводимые из Афганистана натовские войска последуют маршрутом через Россию. Россия обладает значительным влиянием на Иран, с которым Соединенные Штаты пытаются заключить ядерное соглашение, а также на Сирию, где одиозный правящий режим может сегодня стать фактическим союзником Америки в разгроме варварского «Исламского государства».

Россия никогда не верила в тот либеральный, «основанный на ценностях» мировой порядок, который, как считают американские и европейские лидеры (считают ошибочно, принимая желаемое за действительное), преобладает в международных отношениях и в балансе сил после распада Советского Союза.

Ни один сведущий и дальновидный государственный деятель не может считать, что Путин смирится с вступлением Украины в альянс, созданный для военного противодействия его стране. Архитектор успешной американской политики сдерживания советской эпохи (а следовательно, далеко не голубь) Джордж Кеннан (George Kennan), как хорошо известно, выступал против продвижения альянса на восток, называя это трагической ошибкой, которая может привести к «горячей» войне. Так и случилось. Соединенным Штатам и НАТО надо публично отречься от любых намерений включить в состав блока Украину (и Грузию), которые должны остаться внеблоковыми и нейтральными, как Финляндия. России, в свою очередь, придется вывести свои войска с Украины и отказаться от любых попыток ее дестабилизации. А если США и НАТО все-таки намерены пригласить Украину, то пусть объяснят, какую пользу принесут альянсу новые члены, и пусть готовят себя и свои народы к возможной ядерной конфронтации с Россией.

(Возможно, что в некоторых отношениях уже слишком поздно. Увеличив в три раза воздушное патрулирование в небе над Прибалтикой, и запланировав на эту осень военные учения в Польше, НАТО только что объявила о предварительных планах по созданию новых баз в Восточной Европе. Окончательное решение будет принято на саммите альянса, который состоится в сентябре в Уэльсе.)

Бывший командующий американским стратегическим командованием генерал Ли Батлер (Lee Butler) 20 лет назад произнес свою знаменитую фразу о том, что Соединенным Штатам и Советскому Союзу удалось избежать ядерной войны благодаря «некоему сочетанию умений, удачи и вмешательства свыше, и я подозреваю, что последнее оказалось решающим». Чтобы предотвратить катастрофу, нам в этот раз понадобится гораздо больше такого вмешательства свыше, ибо история готовится повториться не в виде фарса, а в виде трагедии. Одна (периодически) норовистая ядерная держава — это было плохо. Но две мир уже не вынесет.

Джеффри Тейлер работает внештатным редактором в The Atlantic. Недавно в электронном виде была опубликована его седьмая книга «Topless Jihadis Inside Femen, the World’s Most Provocative Activist Group» (Гологрудые джихадистки из Femen — самая провокационная и соблазнительная организация в мире).