Когда НАТО в прошлый раз проводила свой саммит в Британии, был 1990 год. Заканчивалась холодная война. Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher) и президент Буш-старший (George H. W. Bush) клялись сохранять союз, но многие тогда думали, что в новую эпоху мира и процветания этот великий альянс, обеспечивавший безопасность, станет менее актуальным. Однако сейчас НАТО по-прежнему так же важна для нашего будущего, как и раньше.

Мы встречаемся в период, когда мир сталкивается с множеством опасных — и становящихся все опаснее — вызовов. На востоке Россия разорвала свод общепринятых правил, незаконно и самовольно аннексировав Крым и направив на украинскую территорию солдат, угрожающих теперь суверенному государству. На юге возникла дуга нестабильности, протянувшаяся от Северной Африки и Сахеля до Ближнего Востока. Глобализация и технологическое развитие несут множество благ и открывают множество возможностей, но одновременно отдают мощь, которой раньше обладали только государства, в руки отдельных людей — и в результате террористы теперь могут причинять еще больше вреда. Гнусное убийство двух американских журналистов боевиками ИГИЛ (Исламского государства Ирака и Леванта) — лишь очередное злодеяние жестокого и пагубного экстремизма, убивающего без разбора и не обращающего внимания на границы.

Некоторые считают, что нам не следует противостоять этим угрозам. Кое-кто также думает, что НАТО не может приспособиться к новым вызовам. Обсудим эти позиции напрямую.

Во-первых, сторонники изоляционистского подхода неправильно понимают, что такое безопасность в 21 веке. События в других частях мира — особенно в Ираке и в Сирии — угрожают нашей безопасности.

Вдобавок НАТО — это не просто альянс друзей, которые приходят друг другу на помощь в минуту беды. Это альянс, основанный на национальных интересах стран-участников. И ничем не сдерживаемая региональная агрессия, и перспектива возвращения из Ирака и Сирии иностранных боевиков, способных стать угрозой на нашей территории, ставят под удар безопасность народов Британии и США — а также безопасность во всем мире. Наши страны всегда полагали, что их процветание и безопасность напрямую зависят от процветания и безопасности мира. Поэтому нам так важно, чтобы наши дети росли в мире, где школьниц не похищают, женщин не насилуют в ходе конфликтов и людей не убивают целыми семьями за их веру или политические убеждения. Именно поэтому мы истребили ядро «Аль-Каиды» и поддержали афганский народ. И именно поэтому не дрогнет наша решимость противостоять ИГИЛ. Если террористы думают, что мы испугаемся их угроз, они сильно ошибаются. Такие страны, как Британия и Америка, не робеют перед лицом варваров и убийц. Мы будет твердо отстаивать наши ценности — и не в последнюю очередь потому, что, если в мире будет больше свободы, это поможет нам обеспечивать безопасность наших народов.

Во-вторых, мы убеждены, что НАТО может приспособиться к новым вызовам. Необходимые перемены вполне очевидны. Если Россия пытается заставить суверенную страну под дулом пистолета отказаться от права на демократию, то мы должны поддержать право Украины самостоятельно определять свое демократическое будущее и продолжить наши усилия по развитию украинского потенциала. Нам следует обеспечить устойчивое присутствие наших вооруженных сил в Восточной Европе, чтобы дать России понять, что мы всегда будем верны обязательствам 5-й статьи Североатлантического договора, в которой говорится о коллективной самообороне.

Мы также должны подкрепить все это международными силами быстрого реагирования — сухопутными, воздушными, военно-морскими и специальными, — которые можно будет быстро направить в любую точку мира. Такие меры потребует вложений со стороны наших союзников по НАТО.

Сейчас всего четыре из стран-членов НАТО — в том числе Британия и Америка — тратят на оборону требуемые 2% от ВВП. Прочим странам также нужно постараться дотянуть до этого порога. Это станет ясным сигналом всем тем, кто нам угрожает, и продемонстрирует им, что наша коллективная решимость нисколько не ослабла. Однако, хотя решительная реакция в области безопасности, бесспорно, необходима, мы не можем полагаться только на военную силу. Мы должны использовать все ресурсы, которые имеются у нас в распоряжении — и военные, и экономические, и политические.

Террористы извлекают выгоду из политической нестабильности. Поэтому нам надо вкладываться в создание элементов свободного и открытого общества. В частности, в Ираке должно быть создано правительство, в котором будут представлены все силы и которое объединит всех иракцев — суннитов, шиитов, курдов, христиан и другие меньшинства. Сейчас, когда угрозы нашей безопасности все чаще исходят из-за границ НАТО, мы должны развивать партнерство с теми, кто разделяет наши ценности и хочет сделать мир мирным и терпимым. Это подразумевает поддержку партнеров, готовых сражаться с ИГИЛ на местах — и поэтому мы наращиваем помощь курдским и иракским силам безопасности. И мы должны обеспечивать подготовку и обучение таким силам везде — от Грузии до Ближнего Востока, — чтобы они могли лучше противостоять местным угрозам.

Мы также должны сотрудничать в области обеспечения демократических норм с международными организациями — такими, как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе. Именно поэтому их представители приглашены на наш саммит. И нам следует осознать, что мы можем и даже обязаны использовать все рычаги, в том числе внешние по отношению к альянсу — например, экономическое давление, которое оказывается сейчас на Россию.

Сотрудничество делает нас сильнее, о чем бы ни шла речь — будь то противостояние России или отпор ИГИЛ. Поэтому сегодня в Ньюпорте мы должны пробудить в себе тот дух единства и решимости, которым руководствовались отцы-основатели НАТО. 60 представленных на нашем саммите стран способны превратить этот гордый альянс трансатлантических государств в намного более эффективную сеть безопасности, укрепляющую стабильность по всему миру. Британия и Америка будут продолжать играть в этой сети лидирующие роли не только потому, что это правильно с моральной точки зрения, но и потому, что, только поддерживая мир, демократию и права человека по всему миру, мы сможем обеспечить безопасность британских и американских семей.

Чтобы наши народы могли жить в безопасности, важно, чтобы в мире было больше свободы.