Акции протеста, межнациональная напряженность, воспоминания о суровом прошлом... Уходящий год проходит под знаком войны на Украине и осложнения отношений между Москвой и Брюсселем. Под этим же знаком пройдет и зима в Восточной Европе, которая обеспокоена возможным прекращением поставок топлива и последствиями отказа России от экспорта ее товаров. И все же в каждой стране кризис порождает различные проблемы.

Прибалтийские республики более обеспокоены активными действиями России по сохранению своего влияния в регионе, оказавшемуся под угрозой ввиду продолжающегося расширения Евросоюза. В последние дни Эстония, Литва и Латвия, а также Украина выступали с неоднократными протестами в связи с увеличением численности российских войск на их границах, а пятницу власти Эстонии заявили, что российское военнослужащие задержали их пограничника, обвинив его в шпионской деятельности. Эти опасения, особенно в Литве, создали благоприятную почву для ультранационалистических настроений.

Но Прибалтика даже не столько опасается прямого военного вторжения, сколько мести в виде прекращения электроэнергии. В странах Балтии странах также остро стоит проблема русскоязычного меньшинства, не обладающего многими из прав, которыми обладают их сограждане, и рассматриваемого местными властями в качестве очага нестабильности. В Литве даже рассматривают возможность принятия закона о запрете трансляции российских телепередач, утверждая, что они несут в се6е «дезинформацию», разжигающую ненависть.

Ответные меры Москвы больно ударили по прибалтийским производителям. Выпуская товаров на сумму 922 миллиона евро, из стран ЕС Литва является основным поставщиком сельскохозяйственных и продовольственных товаров в Россию. Некоторые из ее заводов молочных изделий уже прекратили закупки молока у литовских фермеров, поскольку не в состоянии экспортировать свою продукцию. Все это свидетельствует о том, что в Восточной Европе действует принцип домино, когда падение одной фишки влечет за собой падение всех остальных.

Продажа молдавских вин


Маленькая Молдавия уже испытала все это на себе. Экспорт фруктов и вин самой бедной страны континента (среднегодовой доход на душу населения составляет 1700 евро) в Россию был запрещен после того, как в конце 2013 года она подписала соглашение об ассоциации с ЕС, подобное тому, которое вызвало кризис на Украине.

После введения Россией ответных мер на молдавские власти хлынул целый поток яблок и слив. 30% трудящихся страны составляют возмущенные крестьяне, которые теперь требуют отказаться от ассоциации с ЕС.

Недовольство настолько сильное, что может оказать влияние на выборы 30 ноября, считает молдавский аналитик Денис Ченуса (Denis Cenusa). «Эффект больше психологический, чем экономический. Это сигнал того, что правительство, выступающее за сближение с ЕС, не в состоянии контролировать крайне важные отношения страны с Россией».

Проблема влечет за собой и политические последствия. «Российский запрет не распространяется на сельхозпроизводителей из Гагузии, которая выступает за независимость от Молдавии», поясняет Ченуса. «Никакие ответные меры по отношению к ним Москва не принимает, расшатывая таким образом государственную политику».

Ситуация еще более усугубляется еще таким дестабилизирующим фактором, как Приднестровье, завившим о своем выходе из состава Молдавии еще в 90-е годы и ориентирующимся на России. Причем дестабилизация касается не только Молдавии, но и ее ближайшего соседа — Румынию, которая вложила в нее немалые средства и весьма опасается активизации Приднестровья, чье население настроено весьма враждебно по отношению к Бухаресту.

В прошлом месяце президент страны Траян Бэсеску (Traian Basescu) облек это беспокойство в следующую словесную форму: «Никаких рациональных угроз от России не исходит, но мы должны подготовиться к иррациональным». Бухарест боится, что угроза возникнет с самой неожиданной стороны, поскольку в экономическом плане российские ответные меры сказались на Румынии в наименьшей степени: ее сельскохозяйственный и продовольственный экспорт составляет всего миллион евро в год.

Хотя ответные меры России также сказались весьма чувствительно (объем польского экспорта составляет 840 миллионов евро) на экономике Польши, она по-прежнему агрессивно настроена по отношению к Москве. А само польское общество настороженно относится к возникновению очага вооруженного конфликта на европейском континенте именно в 75-ю годовщину нападения Германии. На прошлой неделе группа представителей польской интеллигенции опубликовала в европейских СМИ открытое письмо, призывая не допустить повторения на Украине того, что произошло с их страной.

И дело не только в трагических воспоминаниях. Несмотря на свой устойчивый экономический рост, Варшава остро переживает утрату своего статуса главного экспортера яблок в мире, половина из которых шли в Россию.

Чтобы спасти урожай, правительств пытается стимулировать внутреннее потребление сидра. Это привело к межведомственному конфликту, потому что Министерство здравоохранения выступает против расширения продажи и рекламы сидра в стране, где уже и без того высокий уровень потребления пива и водки.

Зато рынки Болгарии, которую мало затронуло российское эмбарго, заполняются польскими излишками экспорта. Министр сельского хозяйства Болгарии Васил Грудев (Vassil Groudev) уже заявил о введении защитных мер, чтобы не допустить разорения местных крестьян.

Риск размежевания в Европе представляется более реальным, чем танковые колонны в сердце континента. Если говорить о Венгрии, то ее президент Виктор Орбан (Viktor Orban) своей позицией в пользу сближения с Москвой добился гораздо большего, чем всеми предыдущими ущемлениями основных свобод и гражданских прав. Его заявления по этому поводу («санкциями мы выстрелили себе в ногу») являются объектом постоянной критики.

У Словакии (взаимодействующей с Украиной по основным вопросам и даже осуществляющей ее реверс российского газа) также возникли разногласия с ЕС по вопросу санкций. В прошлую среду ее премьер-министр Роберт Фико (Robert Fico) выступил против нового пакета санкций, предложенного Брюсселем. «Мы не хотим подрывать европейское единство, но наши экономические интересы будем защищать твердо», — отметил он.

Аналогичной позиции придерживается и Чехия, где также возник конфликт между интересами рыночной экономики и недоверием к России. И там все внутренние дела как будто издают какой-то неприятный шум. Например, по результатам недавнего социологического опроса большинство чехов (прежде всего, люди старшего возраста) высказались за возврат к обязательной воинской службе. Неспокойные дни наступили в Восточной Европе.