Стратегической целью Владимира Путина, вероятно, является вовсе не Украина, а подрыв репутации НАТО. Как далеко он зайдет, чтобы воплотить свою мечту о восстановлении роли великой державы?

Широко распространяется утверждение о том, что нам необходима Россия для создания общей архитектуры безопасности. При этом упускается из виду, что вовлечение России — сложный, если не сказать, невозможный процесс. С началом украинского конфликта многим аналитикам стало понятно, что стратегическое партнерство невозможно, если не уступать России во всем.

Путин при помощи оккупации Крыма, размещения войск на границе с Украиной и активной поддержки сепаратистов сознательно проверял реакцию Запада. И произошло всё так, как ожидали. Европейцы начали беспомощные протесты, США были не заинтересованы в том, чтобы ввязываться в процессы в Восточной Европе. И теперь от санкций зависит, осмелится ли Россия на большее, или же, опасаясь дальнейших экономических мер, отступит. Российское население было бы готово смириться с экономическими санкциями, если бы исполнилась мечта о восстановлении роли великой державы.

Ситуация в Восточной Европе сегодня воспринимается иначе. Россию вновь рассматривают как источник опасности. Это привносит также напряженность внутри самой Европы, поскольку многие западные страны хотят как можно скорее вернуться к нормальному развитию.

В Европе не только некоторые представители политических кругов, но и широкие слои населения с пониманием относятся к политике России. Это частично связано с всё еще распространенным страхом перед Красной армией. То есть понимание обусловлено страхом, интересами инвесторов, которые ожидают выгодных сделок, и, в конце концов, мифом о том, что Запад после распада Советского Союза обещал не расширять НАТО на восток — что не соответствует действительности — и, в результате, Россия была унижена из-за расширения ЕС и НАТО. Россия, тем временем, претендует на господство на востоке. Санкции ЕС и США не направлены на то, чтобы поставить Россию на колени. Экономические меры должны задеть российскую экономику, но не нанести ей смертельный удар.

Экономическая зависимость

Кроме санкционной политики следует обратить внимание и на следующее. На тот факт, что Европа для России является незаменимым экспортным рынком для сырья, особенно, газа. Россия хотя и пытается снизить эту зависимость, но потребуются годы, чтобы создать адекватные рынки сбыта в Китае, позднее, возможно, в Японии. Российская экономика в международном отношении неконкурентоспособна, в ее основе — устаревшие технологии. Объем российской экономики составляет одну восьмую производства ЕС или шесть процентов от ВВП ЕС и США вместе взятых. В военном плане соотношение сил выглядят несколько лучше. Россия могла бы одержать военную победу над Украиной или отдельными странами востока. Но у нее нет военных ресурсов, чтобы вести войну против Европы.

То есть России нужна Европа, если она хочет идти навстречу светлому будущему. Но такой ход мысли может реализоваться в политике только при ряде ограничений. Возможно, политика Путина преследует иную великую цель — снижение роли НАТО. Именно альянс, а не ЕС, предоставляет защиту странам Восточной Европы, которая, по их мнению, необходима им из-за России. Можно предположить, что беспомощность Запада в украинском конфликте — хотя прямой взаимосвязи в этом нет — может породить сомнения в верности союзу в НАТО. Уже дважды, во время краткосрочной войны в Грузии в 2008 году и сейчас, в ходе украинского конфликта, Россия применила военную силу против стран, которые стремятся к сближению с ЕС и НАТО. В обоих случаях друзья и союзники Запада задавались вопросом, насколько крепки западные гарантии, когда дело доходит до сложных ситуаций.

Единственный гарант

В этом состоит стратегическая проблематика украинского конфликта для Запада. Время покажет, готов ли альянс — единственный гарант безопасности для Европы — к решительным действиям, и насколько США заинтересованы в европейской стабильности.

 

Эрих Райтер — президент международного института либеральной политики. До 2006 года был руководителем дирекции политики безопасности в министерстве обороны.