Американцы уже шесть недель бомбят позиции Исламского государства, и это ни к чему не приводит. Украина начинает утрачивать позиции любимчика Запада, а президент Порошенко, попросив в Вашингтоне новое оружие, не получил ничего. У нас же все по-прежнему переживают за людей, за которых аналитик Тереза Спенсерова не дала бы и ломаного гроша. Будь то российский олигарх Михаил Ходорковский или бывший премьер-министр Украины Юлия Тимошенко.

— Идет война, о которой вы недавно сказали, что она ничего не решит. Я имею в виду авиаудары по позициям «Исламского государства» (ИГ) в Ираке и Сирии. С чисто военно-тактической точки зрения, можно ли уничтожить ИГ одними авиаударами? Или в итоге все равно придется перейти к наземной операции? И если говорить о политико-стратегических соображениях, особенно что касается перспективы мира на Ближнем Востоке, настаиваете ли вы и сегодня, когда карты уже раскрыты, на том, что текущая операция ни к чему не приведет?

— Я думаю, что примеры бесконечных бомбардировок Йемена, Пакистана, а также операция в Сомали недвусмысленно говорят о том, что сами по себе авиаудары ничего не решают, и «Исламское государство» нельзя победить только с воздуха. В конце концов, ИГ в Ираке американцы бомбят уже шесть недель — и ничего, а между тем боевики ИГ преспокойно бьют отряды иракской армии один за другим. О необходимости применения сухопутных сил повторяет и американский генералитет, и единственный, кто пока эту возможность исключает, это Барак Обама. Когда-то, сделав ставку на имидж, противоположный образу Джорджа Буша-Младшего, он получил Нобелевскую премию мира и теперь не хочет окончательно уподобиться военному преступнику Бушу.

Но, кстати, и без того этот лауреат премии мира за шесть лет успел нанести бомбовые удары по семи странам, и сегодня он говорит, что только что начавшаяся «новая война в Ираке», которая якобы «совсем не та», что была при Буше, станет проблемой и для его преемника, а может, и для того, кто будет после. Так что да, я настаиваю на том, что мира на Ближнем Востоке эта война не принесет. Регион стоит на пороге десятилетия убийств и разрушений, творимых под руководством США. Но с другой стороны, конечно, весьма вероятно, что рано или поздно кто-то встанет поперек планов на нескончаемую войну — в конце концов, США уже не являются ничем не ограниченными властителями планеты.

— В СМИ пишут о том, что ИГ — это, по сути, продукт сирийского лидера Башара Асада. Также есть те, кто напоминает — ИГ вооружили США. Как тут разобраться читателям? Ведь помимо этого, публикуются анализы, утверждающие, что на самом деле появился новый очаг конфликта между Соединенными Штатами и Россией, при этом Россия будет стремиться любой ценой воспрепятствовать падению режима Башара Асада…

— Мысль о том, что за ИГ стоит Дамаск, первой высказала поддерживаемая Западом сирийская эмигрантская оппозиция, которая хотела объяснить своим спонсорам, почему «умеренных повстанцев» нигде не видно, а если они и появляются, то их громит джихад. Это очень странная формация, тем более что, сегодня уже бывший, посол в Дамаске Роберт Форд часто фотографировался с исламистскими лидерами, теперь возглавившими ИГ, а после ухода с должности он вдруг «прозрел» и описывает ситуацию в отношениях между США и «повстанцами» очень реалистично. Более того, несколько ведущих представителей ИГ, включая «халифа» Абу Бакра аль-Багдади, в 2004-2005 годах пребывали в заключении в американском лагере Camp Bucca в Ираке. Все эти террористы были отпущены, чего вообще-то США не делают, и сразу же восстали против своей первоначальной организации, то есть «Аль-Каиды», и создали первую группу, которая постепенно трансформировалась в сегодняшнее «Исламское государство»…

Ясно, что Сирия является местом столкновения США и России, но Россия мешает падению Башара Асада уже три года и успешно, так что тут нет ничего нового. Более удивительно то, что американские налеты, официально направленные на ИГ, также обрушиваются на базы связанного с «Аль-Каида» «Фронта ан-Нусра», который борется с режимом Асада. Если забыть обо всех заявлениях высшего американского руководства, направленных против Асада, остается факт: «Аль-Каида» — общий враг США и Сирии, и по крайне мере на данном этапе похоже, что, уничтожая «Аль-Каиду», американские бомбардировки помогают Дамаску. И сирийское правительство даже не протестует против авианалетов на свою территорию, а, согласно некоторым заявлениям, одобряет их. Вероятно, подобных странных союзов в ближайшее время мы увидим еще немало, что, однако, не означает, что эти новые альянсы будут долговременными и крепкими. Скорее всего, ситуация будет меняться «оперативно», и бывшие союзники через пару дней могут превратиться во врагов и наоборот. Но вообще, судя по всему, для Ближнего Востока по-прежнему справедливо изречение, которое приписывают Генри Киссинджеру: опасно быть врагом Америки, но смертельно опасно быть её другом.

— Как эксперт по арабскому миру… Что бы вы могли сказать чешской общественности, обеспокоенной появлением ИГ, эскалацией проблем с мусульманскими переселенцами, а также спорами о ношении хиджабов? Как, по-вашему, в будущем решать проблему иммиграции бедного мусульманского населения в Европу, что делать с теми, кто уже здесь, и как воспрепятствовать росту экстремизма? Должна ли Чехия боятся мусульман, их нетолерантности и терроризма? И прав ли Милош Земан, который утверждает, что ислам — это «антицивилизация»?

— Если чешская общественность на самом деле обеспокоена ИГ, то это лишь доказательство того, что все у нас хорошо, и мы можем позволить себе такую роскошь, как переживания по поводу проблем, которые нас непосредственно не касаются. Но, наверное, бессмысленно тут рассуждать о рациональности европейской ксенофобии и ее отношения к исламу и хиджабу, тем более что многим политикам подобные дискуссии лишь позволяют легко набрать очки, и они охотно поддерживают распространение ненависти и страха.

Но в вашем вопросе есть масса медиа-клише, на которые я бы хотела отреагировать с другой позиции. Пока мы тут «боялись» мусульман, именно под маской этой угрозы Запад вел в последние годы войны в Афганистане, Ираке, Судане, продолжает беспилотные атаки в Пакистане и Йемене, бомбардировки Сомали, а теперь и Сирии — все это сплошь арабские или мусульманские государства. Запад создал тюремную и пыточную систему за пределами демократической юрисдикции, и все заключенные там — исключительно мусульмане. Более миллиона мусульман были «демократично» убиты. Еще миллион лишился крова. Если все это не война, объявленная исламу, то что же это?

— В связи с повышенным вниманием к событиям на Ближнем Востоке в СМИ все меньше публикаций об Украине. Что серьезного сейчас там происходит, а мы об этом не знаем? Решение вопроса о статусе Донбасса, газ, предвыборная кампания…Что там произошло за неделю?

— У меня впечатление, что Киев начинает трезветь и перестает чувствовать себя самым важным пупом земли и любимчиком Запада. В конце прошлой недели президент Порошенко прилетел в Вашингтон за оружием, но его не получил. Он также хотел получить статус особо союзника НАТО, а Обама ответил «нет». И хотя Сенат США принял закон о поддержке Украины, его окончательное утверждение было отложено ad acta. Так что в итоге Порошенко хотя бы произнес красивую речь в духе холодной войны в Конгрессе и получил от Атлантического совета премию Global Citizen Award. Получая ее, он заявил, что «Украина столкнулась с угрозой, враг силен и лучше подготовлен, но с американской помощью и силой духа мы победим в этой битве, так как правда на нашей стороне», и уехал домой.

Между тем в Минске был подписан протокол о перемирии между Киевом и повстанцами, который обеим сторонам дает, прежде всего, время. Соглашение фактически останавливает лишь реальные бои, что, конечно, принесет облегчение жителям юго-востока Украины, но не касается ничего, что можно было бы расценивать как основу настоящего разрешения конфликта.

Правительство получает возможность провести в октябре досрочные парламентские выборы, на которые «самопровозглашенные республики» Донбасса даже не собираются посылать своих кандидатов, а вместо этого все настойчивее требуют независимости. В результате Донбасс «избежит» выборов, что само по себе ставит под вопрос их легитимность, если воспринимать Украину по-прежнему как единое государство. Но с другой стороны, судя по всему, это хотя бы какой-то шаг к конституционной легитимности, от которой Украина столь далека после февраля, когда был свергнут законно избранный Янукович. Тем более что Запад примет результаты выборов «со всеми неровностями», и если уж Путин принял результаты выборов президента на Украине, то нельзя исключать, что Россия сделает это снова.

Перед заключением перемирия ополченцы почти взяли Мариуполь, что могло бы привести к установлению контроля над всем побережьем Азовского моря, а впоследствии и над всем черноморским побережьем Украины. Тем самым они укрепили бы стратегические позиции для своей политической элиты, и — при резонном условии, что НАТО и США не вмешаются военными средствами в украинскую войну — можно ожидать, что пока они не достигнут этой цели, украинский конфликт не может быть урегулирован никаким соглашением. Так что конфликт на Украине лишь заморожен, и до мира еще далеко. Судя по всему, сейчас все ждут, когда обе стороны переведут дух, усовершенствуют тактику и прояснят свои цели. Я боюсь, что велика вероятность того, что огонь начнется снова, хотя во многих отношениях это, разумеется, будет зависеть от финансов. А их, по крайней мере, у Киева, на самом деле не слишком много.

— Западные СМИ выдвигают предположения о том, почему Путин решил задержать миллиардера Евтушенкова, который всегда был лоялен к Кремлю. Как вы считаете, идет ли тут речь об укреплении власти Путина, или о борьбе олигархов, или о форме борьбы с коррупцией, о которой российское правительство так громко заявляет?

— Над этим вопросом ломают голову целые толпы западных «кремлинологов», и они так и не пришли к единому мнению. Тут может быть всего, от сказанного вами, по чуть-чуть, но, видит Бог, я не могу заглянуть в душу Путину, и не слишком хорошо разбираюсь во взаимоотношениях кремлевских клик. Но меня лично не перестает удивлять, какое внимание мы тут у нас уделяем судьбам «бедняжек» олигархов типа Ходорковского или Тимошенко. Как будто кто-то обижает нашего ближайшего друга, без которого мир теряет смысл и продолжать жить невозможно. А Евтушенков «получил» лишь домашний арест. За его «чистые руки» и «демократичность», как и Ходорковского, Тимошенко и прочих, никто не должен давать и ломаного гроша.

— В конце традиционный вопрос: что из произошедшего на неделе удивило вас? И за какими событиями в ближайшее время нам стоит следить?

— Во времена, когда СМИ прилежно сообщают о каждом американском авианалете на Сирию и Ирак, намного интереснее будет следить как раз за Украиной. После того как Порошенко в США не получил оружия и привез какие-то трагикомические 50 млн долларов наличными и обещания следующих миллиардов, Международный валютный фонд заявляет, что Киеву в следующем году потребуется как минимум 55 млрд, а по некоторым оценкам все 100 млрд. Может, их предоставят Польша и Прибалтика — самые агрессивные сторонники эскалации конфликта с Россией? Или, может быть, кто-то из наших антироссийски настроенных политиков и артистов, которые подписывают всякие петиции?

Разумеется, это будет делать Германия. С одной стороны, от такой перспективы канцлер Меркель должна прийти «в неописуемый восторг», но с другой — тем самым в ее руки попадает инструмент для «отрезвления» ЕС, который уже заявил, что пересмотрит санкции против России. И несмотря на то, что с украинской политической сцены в отношении России по-прежнему звучат разные вздорные и просто фантасмагорические заявления типа обвинений в ядерном ударе, конкретные шаги говорят о реальном: Киев вынужден закупать уголь перед зимой в России (!), а также внезапно выразил готовность покупать российский газ по рыночным ценам (!). Остается лишь найти на это где-то денег. Неужели все постепенно вернется во времена, когда Россия фактически дотировала Украину поставками газа? Посмотрим, но ситуация серьезная, зима не за горами, а в Киеве уже начали регулярно отключать электричество. Пока лишь на два часа в день…