Лауреат Нобелевской премии мира президент США Барак Обама, который способствовал превращению Ливии в несостоятельное государство, свергнув ее правителя Муаммара Каддафи, начал новую войну в Сирии и Ираке, в то время как США до сих пор втянуты в боевые действия в Афганистане. Воздушная война г-на Обамы в Сирии — седьмая военная кампания против исламских стран за время его президентства, которая продлится, по всей видимости, до конца его срока — вызывает серьезные вопросы по поводу ее целей и приверженности самого президента принципу верховенства закона.

Хотя сдерживание исламского государства (ИГ), суннитской джихадистской армии, которая установила деспотический средневековый порядок на подконтрольных ей территориях, стало императивом, любая борьба с терроризмом может эффективно вестись только при условии соблюдения международного права и укрепления глобальных норм, а не в качестве инструмента для реализации узких геополитических интересов. 

С тех пор, как Америка начала «войну с терроризмом» в 2001 г. в период президентства Джорджа Буша, предшественника Обамы, эпидемия международного терроризма зловеще распространилась по всему миру. Силы джихада, восхваляющие терроризм как священное оружие веры, укрепили свои позиции в целом ряде стран. Некогда стабильные государства, такие как Ирак, Сирия и Ливия, оказались в состоянии анархии и упадка, превратившись в новые рассадники транснационального терроризма, а афгано-пакистанский пояс остается плацдармом для угрозы террора, которой противостоит мир.

Война на условиях США

Ожидалось, что Обама будет кардинальным образом отличаться от Буша, и эти ожидания побудили Нобелевский комитет вручить ему Премию Мира вскоре после того, как он занял пост президента. Однако, подчеркивая расхождение между своими словами и действиями, Барак Обама с большей готовностью развязывает войны, нарушая нормы международного права, чем борется за мир. Он проявил себя как один из наиболее милитаристски настроенных американских президентов после Второй мировой войны и продемонстрировал готовность использовать силу, стремясь быть судьей и палачом одновременно.

В 2009 г. в Каире г-н Обама призывал к «новому началу» отношений между США и мусульманами, «основанному на взаимных интересах и взаимоуважении». Однако его склонность полагаться на жесткую силу США отчетливо проявилась в ходе кампаний по бомбардировке Ливии, Сомали, Йемена, Ирака и Сирии. Кроме того, он утроил контингент вооруженных сил США в Афганистане, значительно активизировал применение беспилотников в Пакистане и инициировал «выборочное уничтожение» лиц, даже граждан США, подозреваемых в связях с террористами. А сейчас появляются сообщения, что этот «воевода», выступавший за «мир, свободный от ядерного оружия», втихомолку проводил планы по масштабному расширению ядерного арсенала США, и так самого дорогостоящего и высокотехнологичного в мире.

Ядро коалиции

Что не позволяло Обаме заручиться поддержкой Совета Безопасности ООН перед тем, как начать войну против боевиков Исламского государства в Сирии? Ответ очевиден: господин Обама хочет вести войну на американских условиях, не ограничивая себя в сроках, подобно тем войнам, которые он вел раньше.

Пять авторитарных арабских режимов сформировали ядро «добровольной коалиции» по Сирии. Парадоксальным образом четыре из них — Катар, Саудовская Аравия, Иордания и ОАЭ плюс сами США — открыто или непреднамеренно способствовали подъёму Исламского государства. Это коалиция грешников, облачившихся теперь в блестящие рыцарские доспехи.

Международная реакция на то, что как признает Белый Дом, будет многолетней военной операцией в сирийско-иракском регионе, настолько прохладна, что только пять из 22 арабских стран (или, говоря иначе, пять из 57 стран-членов Организации исламского сотрудничества) присоединились к коалиции. Несмотря на то, что США наносят удар по группе террористов, жажда американцев испытать новое вооружение привело к введению в боевые действия проблемного бомбардировщика F-22.

Обама продемонстрировал пренебрежение международным правом, представив в обращении к ООН бомбардировочный блицкриг в Сирии как свершившийся факт. Чтобы обосновать развязывание войны в Сирии в обход ООН, его администрация сделала показное заявление, что защита третьей страны, Ирака, является законной. Подобный прецедент позволяет нарушить суверенитет любого государства.

В действительности, это лишь очередная насмешка США над международным правом. Среди других подобных шагов за последние 15 лет — бомбардировка Сербии, отделение Косово, не санкционированное Совбезом вторжение в Афганистан и Ирак, свержение Каддафи, помощь повстанцам в Сирии, выдача ЦРУ подозреваемых в терроризме и оруэлловская программа слежения Агентства национальной безопасности. При всем этом, Обама развязал санкции против России, якобы во имя защиты международного права.

Создать проблему и бороться с ней

На самом деле, он никогда не спрашивал разрешения даже у американского Конгресса, прежде чем впутать свою страну в очередную войну. Для оправдания своих серийных вторжений и бесконечно длящихся военных кампаний Обама продолжает лицемерно ссылаться на одобрение Конгресса, которым заручился Буш, чтобы специально преследовать тех, кто «планировал, отдавал приказ, участвовал или оказывал поддержку» атакам 11 сентября 2001 года. Учитывая, что связь Исламского государства с событиями 9/11 далеко не очевидна (особенно с тех пор, как Аль-Каида отреклась от ИГИЛ), администрация Обамы начала войну в Сирии, заявив о «неотвратимой» угрозе для национальной безопасности США, исходящей от прежде неизвестного «отделения Аль-Каиды» Хорасан.

Горькая правда, которую пытается скрыть Обама, состоит в том, что основные силы Исламского государства сформированы из обученных ЦРУ и вскормленных нефтедолларами сирийских повстанцев, взращенных для свержения сирийского президента Башара аль-Асада. Обама как будто не замечает, что Исламское государство значительно продвинулось вперед, начиная с середины 2013 года. Его боевики перестали быть «хорошими» террористами, подрывающими власть Асада и иранские интересы, после того, как они стали угрожать интересам самих США и обезглавили двух американских журналистов.

Если президент Рональд Рейган случайно породил Аль-Каиду, то Обама, сам того не желая, стал крестным отцом Исламского государства, превратившись в самопровозглашенного верховного убийцу. Ранее поручив ЦРУ помочь сирийским мятежникам отстранить Асада от власти, сейчас он ставит задачу создать сухопутные силы под американским контролем для борьбы с ИГИЛ в Сирии, обучая и вооружая тысячи новых повстанцев.

Это затрагивает Индию

Подготовка и вооружение негосударственных формирований — плевок в лицо международного права. Эта установка также игнорирует уроки прошлых скрытых интервенций. «Мы сами создали проблему, с которой сейчас боремся», — открыто заявляла занимавшая на тот момент пост госсекретаря США Хилари Клинтон в своем интервью телеканалу “Фокс ньюз”, добавляя, — «у нас была замечательная идея прийти в Пакистан, создать там силы моджахедов и вооружить их ракетами «Стингер» против советских войск в Афганистане». Собственное творение Обамы в виде «умеренных» повстанческих сил в Ливии весьма плачевно обернулось против него самого.

Соединенные Штаты действительно способствовали усугублению проблемы терроризма в Индии. Значительная доля многомиллиардной военной помощи ЦРУ афганским повстанцам была переведена при посредничестве пакистанской межведомственной разведки (ISI) для инициирования мятежей в индийском Кашмире и Пенджабе. Индия и Пакистан дорого заплатили за продолжительные теплые отношения Америки с пакистанскими военными и их шпионами из разведки. Тем не менее, парадоксальным образом США использовали борьбу с терроризмом в качестве основного инструмента построения стратегического партнерства с Индией.

«Мы не хотим держать наши войска в Афганистане, и военные базы на его территории нам не нужны», — уверял Обама, выступая в Каире в 2009 г. Но поменяв свою точку зрения, теперь он хочет иметь там базы практически на неограниченный срок. Урегулирование политического кризиса в Кабуле открывает Афганистану дорогу к подписанию двустороннего оборонного соглашения, которого сам Обама и добивался в качестве законного основания для сохранения американских баз. Остаточные силы американцев будут, тем не менее, более подвержены атакам талибов, что заставит Вашингтон продолжать обласкивать пакистанских генералов и разорвать сделку с «Кветтской Шурой».

Как показывает самая продолжительная афганская война в истории, США гораздо лучше преуспевают в развязывании войн, нежели в их завершении. То, что Барак Обама начал как атаку на террористов «Исламского государства», скорее всего, выльется в нечто геополитическое по своей природе, включая повторное нанесение ущерба интересам США, как это произошло с десятилетней оккупацией Ирака, после которой реальным победителем оказался Иран.

Если брать шире, то давний альянс американцев с финансирующими джихадистов монархами стран Персидского залива не предвещает ничего хорошего в их «войне с терроризмом», которая породила больше боевиков, чем уничтожила. При поддержке США нефтяным монархиям, даже самым деспотичным, удалось благополучно перенести «арабскую весну». Парадоксальным образом практика США продвигать лояльных исламистских правителей на Ближнем Востоке не только провоцирует сильные антиамериканские настроения, но и укрепляет народные настроения в пользу более независимых и «аутентичных» исламистских сил.

Повторяющаяся, устойчивая война против террористов, которых продолжают плодить политика и интервенции Америки, не несет ничего хорошего даже для США, чьи военные приключения с 2001 г. стоили им 4,4 триллиона долларов, обогатив еще сильнее поставщиков вооружения и дестабилизировав безопасность в ряде регионов. В момент, когда американцы нуждаются в неотложном и всестороннем обновлении для предотвращения эрозии своего относительного мирового господства, позволять себе саморазрушительные войны крайне недальновидно. На их беду, неустанный воитель в Белом Доме сменился другим серийным интервентом.