Москва — Фотографии, которые на этой неделе опубликовало американское космическое агентство NASA, представляют собой графическую хронику природной катастрофы, случившейся в пустыне Кызылкум в Средней Азии. На снимках, сделанных спутником Terra, видны лишь отдельные участки воды, оставшиеся от исчезающего Аральского моря, которое некогда было четвертым по величине континентальным морем в мире. В 2001 году эти участки были темно-зелеными, в 2005 году они уже стали светло-зелеными, потому что море продолжало мелеть, а на снимках, сделанных в этом году, они полностью исчезли. Море, которое некогда занимало площадь в 67 тысяч квадратных километров, теперь превратилось в пустыню.

На самом деле исчезновение этого моря является серьезным предостережением: это предвестник войны за воду в Средней Азии, которой многие уже давно опасаются.

Несмотря на то, что спутниковые фотографии были опубликованы всего несколько дней назад, о высыхании Аральского моря известно уже очень давно. Эта история началась с желания советских властей создать новую хлебную житницу, удаленную от юга России и Украины, а также защищенную от возможного вторжения с Запада.

Реализация масштабных ирригационных проектов на засушливых землях Узбекистана и Туркмении началась в 1960-х годах. Чтобы оросить хлопковые поля в Средней Азии, советские рабочие построили 45 дамб, направив воды рек Амударья и Сырдарья в эти так называемые целинные земли. К концу 1990-х годов уровень Аральского моря понизился на 16 метров, в результате чего множество рыболовецких судов и лодок остались лежать на песчаном соленом дне.

Эта катастрофа нанесла сокрушительный удар по десяткам деревень и небольших городов. Рыбаки тщетно ждали возвращения моря: не было ни рыбы, ни денег, чтобы содержать семьи. Ветер приносил сухой, соленый воздух с территории бывшего морского ложа, расположенного к юго-востоку. К этому воздуху примешивались испарения удобрений и пестицидов, которые десятилетиями сливались с полей в море. И эти ядовитые ветра отравляли местное население.

Последняя глава этой истории началась в 2005 году, когда Всемирный банк выдал Казахстану первый кредит в размере 68 миллионов долларов на строительство 13-километровой дамбы, которая должна была разделить Аральское море на две части: Северное Аральское море на территории Казахстана и Южное Аральское море на территории Узбекистана. Эта дамба мешала водам из реки Сырдарья, расположенной на территории Казахстана, попадать в узбекскую половину моря.

К 2008 году Казахстану удалось завершить процесс захвата контроля над водами Сырдарьи и, таким образом оживить 68% северной части моря, уменьшить уровень солености в два раза и восстановить там рыбный промысел.

Между тем южная, узбекская половина моря начала высыхать значительно быстрее. Узбекистан, основу промышленности которого составляет хлопок — индустрия белого золота, не мог позволить себе перенаправить воды на свою половину. После исчезновения воды российская нефтяная компания «Лукойл» решила воспользоваться этой катастрофой в своих интересах и в 2006 году начала поиски нефти и газа на дне Аральского моря со стороны Узбекистана.

В последние несколько лет ряд соседних среднеазиатских стран ведут напряженные споры, касающиеся их водных ресурсов, которые имеют ключевое значение для их процветания.

Строительство гидроэлектростанции в Киргизии, у которой время от времени случаются столкновения на границе с Узбекистаном, угрожает независимости владельцев хлопковых хозяйств в этом районе в будущем. Ежегодно их полям требуется по крайней мере 53 миллиарда кубических тонн воды для полива. В 2013 году Киргизия забрала воду, чтобы заполнить свои резервуары, в результате чего по крайней мере 11 районов Узбекистана столкнулись с нехваткой воды.

На протяжении последнего десятилетия российские и западные экологи неоднократно выражали свою озабоченность ухудшением условий окружающей среды, в которых вынуждены жить миллионы людей, испытывающих на себе вредное воздействие соленых ветров. Однако это не единственная угроза, которую несет с собой призрак исчезающего моря.

На острове Возрождения находится заброшенная советская военная база, которая некогда была тестовой площадкой для испытания советского биологического оружия. По слухам, там также находятся захоронения этого оружия. Разве можно найти более подходящее место для испытаний сибирской язвы, тифа, чумы и туляремии, чем остров в море, расположенном посреди пустыни? Теперь этого острова больше нет, а военную базу может посетить любой человек, пожелавший прогуляться по высыхающим пескам.