«Черный ноль» и «зеленая десятка». Йошка Фишер (Joschka Fischer) представляет свою новую книгу «Потерпит ли Европа крах?», вышедшую при поддержке фонда Генриха Белля. Бывший министр иностранных дел говорит о «неоимперcкой политике» России и о ЕС по швейцарской модели.

Придерживается ли Германия европеизации или произошла незаметная смена в постановке цели? Этим вопросом задается ни много, ни мало сам Йошка Фишер. Бывший министр иностранных дел ФРГ и многолетний член партии «Зеленые» совместно с кельнским издательством Kiepenheuer&Wietsch и его руководителем Хельге Мальхов представляет в Берлине свою новую книгу — «Потерпит ли Европа крах?».

Изначально книгу планировалось назвать «Соединенные штаты Европы», говорит Мальхов. Но сегодняшнее развитие событий придало бы в этом случае более скептическую тональность. Фишер упрекает Европейский Союз в том, что он до сих пор не дал политического ответа на финансовый и банковский кризис.

В своей книге Фишер описывает, как в 2007 году начался кризис в США. После катастрофы — банкротства крупнейшего американского банка Lehman Brothers в 2008 году — кризис обрушился на Европу с ее плохо регулируемой банковской системой. Фишер отмечает, что тогдашний министр финансов и позднее кандидат на пост канцлера от СДПГ Пеер Штайнбрюк (Peer Steinbrück) еще осенью 2009 года успокаивал немецкую общественность и утверждал, что банковский и финансовый кризис — это проблема США. Но на самом деле, отмечает Фишер, уже тогда можно было заметить по Штайнбрюку, что это не так.

Спустя год после поражения красно-зеленой коалиции на выборах в бундестаг в 2005 году Фишер ушел из большой политики. Но даже через десять лет, родившийся в 1948 году Фишер, не утратил своей страсти к политике. Не утратил он и риторических способностей, отчасти благодаря которым он стал министром иностранных дел и одним из самых любимых политиков среди немцев.

«Черный ноль» Меркель

Что касается политики немецкого правительства в отношении Украины, Фишер говорит, что мало что может критиковать. Но он видит проблему в европейском взгляде, ренационализации, которая ставит под угрозу весь проект ЕС. Потому что те, кто не придерживается единого мнения, облегчают задачу противникам ЕС во внутренней и внешней политике, читай путинской России. Последствия банковского и финансового кризиса, которые способствовали банкротству ряда государств, например, Греции, не преодолены. И в то время как немецкий гегемон в самом центре Европы успешно пережил потрясения, укрепились позиции антиевропейских протестных партий. Это также является последствием неверной политики экономии Германии, полагает Фишер.

Беспокойство немцев о своих деньгах понятно, но вряд ли можно требовать проводить структурные реформы и в то же время консолидировать бюджетную политику. Фишер говорит о погашении задолженности в условиях падающей экономики. И рассказывает о том, как он в Италии защищал Ангелу Меркель от критики со стороны националистов: «да-да, злые немцы; я сказал, давайте оставим эту тему. Что же делал ваш Берлускони все эти годы?». Далее он иронизирует относительно бюджетной политики красно-черной коалиции: «когда я слышу словосочетание “черный ноль”, мне в голову приходят совсем другие вещи».

Черчилль, Геринг-Экардт

Выступление Фишера — это всегда событие. «Мудрая сова» говорит на подиуме в микрофон хрипловатым голосом, меняя темп и громкость, жестикулирует руками, говорит то будто самому себе, то снова обращается к публике: «Это мы с вами должны обсудить, дамы и господа!». Германо-французский мотор необходимо снова запустить. Канцлер позволила создать вакуум. Вместо политического углубления Европейского Союза мы сейчас с вами имеем кризис суверенитета. Фишер цитирует известную речь Уинстона Черчилля в цюрихском университете в 1946 году: «Во всей этой неотложной работе Франция и Германия должны вместе взять на себя лидерские обязательства». Позвольте возникнуть Европе! Возможно, именно в состоящей из кантонов многоязычной Швейцарии вы увидите структуру будущего ЕС. Мелкие колкости швейцарских евроскептиков смущают Фишера так же мало: «они не любят того, что походит на них», как и размышления Катрин Геринг-Экардт об отправке немецких сухопутных войск в Сирию: «это нам необходимо еще обсудить».

Согласно Фишеру, совершенно ясно одно: Франция и Германия слишком большие для Европы и слишком маленькие для самостоятельной роли в мировой политике.