В первый раз я побывал на заседании Валдайского клуба в 2009 году. Тогда это был 10-дневный марафон, включавший в себя три дня путешествия на сибирском теплоходе, на котором водка была бесплатной, а вода — нет. Результатом стала долгая и серьезная дискуссия с российскими аналитиками о том, как перезагрузить отношения России с остальным миром после войны в Грузии.

На сей раз ежегодная встреча специалистов по России с российскими коллегами и кремлевскими чиновниками выглядит совсем иначе. Это деловое трехдневное мероприятие, лишенное иллюзий и притворства. Вместо споров и россияне, и многие из приглашенных европейцев и американцев просто гнут каждый свою линию, отталкиваясь от полностью несовместимых представлений о фактической стороне украинского кризиса и о его смысле.

Россию американские и европейские санкции явно не отрезвили. Ее представители считают, что потеря европейских инвестиций и партнеров будет компенсироваться укрепляющимися деловыми связями с Китаем в сфере бизнеса и безопасности. Один высокопоставленный чиновник предупредил, что Молдавия — бывшая советская республика, в июле ратифицировавшая аналогичное украинскому соглашение об ассоциации с Евросоюзом, а в следующем месяце проводящая выборы, — может стать новой зоной конфликта, если не учтет ошибки Украины и Грузии.

Первый заместитель главы администрации Владимира Путина Вячеслав Володин опроверг предположения о том, что санкции могут со временем подорвать популярность президента, и заявил в стиле Людовика XIV, что «без Путина нет России».

Взгляды многих участников на мир также основываются на совершенно разных предпосылках. Для многих американцев и европейцев главный вопрос заключается в том, как сохранить сложившийся после холодной войны миропорядок, который поставила под угрозу российская агрессия. Большинство россиян говорят, что этот миропорядок уже мертв и пытаются придумать новый.

Судя по всему, России нравится вариант, основанный на Доктрине Монро, которую президент США Джеймс Монро разработал в 1823 году, чтобы не пускать в Латинскую Америку европейские колониальные державы. Директор московского Института мировой экономики и международных отношений Александр Дынкин представил собравшимся презентацию по этой теме. Новый порядок, по его мнению, должен быть основан не на фальшивом, как он считает, утверждении универсальных ценностей, а на «балансе интересов» великих держав.

На карте Дынкина мир разделен на несколько «микрорегионов» или районов. Первый из них — это США и Европейский Союз, второй — Россия и страны наконец оформленного Евразийского Союза, третий — Китай и его окружение, четвертый — страны Ассоциации государств Юго-Восточной Азии. «Некоторые назовут это шагом назад», — сказал он, но на деле речь идет о пути к стабильности.

Между тем эта идея выглядит не столько устаревшей, сколько неосуществимой. Достаточно сказать, что на Евразийском континенте нет океана, который ограждал бы потенциальные сферы влияния от конкурентов, как Латинскую Америку от Европы. Таким образом, становится непонятно, кому достанется Средняя Азия — России или Китаю? Отойдут ли Украина и Молдавия России или ЕС? Не будет ли Китай претендовать на контроль над АСЕАН, состоящий в которой Вьетнам Путин посетил в сентябре, чтобы возродить военные связи? Как впишутся в эту картину США? Смирятся ли страны поменьше с таким мироустройством — или отреагируют, как Украина?

По мнению Джеймса Шерра (James Sherr), научного сотрудника лондонского института «Чатэм-хаус», это заседание клуба «Валдай» показывает, что Россия «не ищет способа свернуть в сторону. На взгляд русских, они выступают не с позиций слабости, а с позиций силы. События на Украине они используют как основу для более широких планов».

Российские лидеры и внешнеполитические эксперты, бесспорно, стараются демонстрировать уверенность в себе. Однако время от времени можно заметить, что они нервничают. Иногда возникает чувство, что сейчас Россия на ходу принимает серьезные решения, которые может оказаться невозможно воплотить в жизнь.

Например, та же самая экономическая статистика, на которую ссылаются, доказывая предстоящее сравнительное снижение долей США и ЕС в мировом валовом внутреннем продукте (до 17% и 14% соответственно к 2017 году, по словам Андрея Клепача из российского государственного Внешэкономбанка), также указывает на снижение российской доли (с нынешних 3,5% до 3%).

На мой взгляд, из всего этого следуют, как минимум, два вывода. Во-первых, Россия скатывается к неравноправному союзу с Китаем — что должно было бы ее всерьез беспокоить. Во-вторых, чтобы выйти из украинского кризиса, России и США придется вновь выработать общий язык и — с большим запозданием — включить Россию в структуры безопасности, изначально создававшиеся, чтобы ее сдерживать. Судя по текущему заседанию Валдайского клуба, это потребует много времени — если вообще будет возможно.