Существует некий парадокс современной эпохи, когда на некоторые вещи обращать внимание приходится кому-то из-за рубежа. Когда 15 октября на философском факультете Карлова университета выступил российский историк Андрей Зубов с лекцией, названной «История России как части Европы», его слова нас немного покоробили. Помимо прочего, Зубов является автором статьи, критикующей российские действия во время крымского кризиса, из-за чего его сразу же уволили из Московского государственного института международных отношений.

Профессор Зубов очень позитивно отозвался о наследии Т. Г. Масарика, который, по его словам, «поддержал в определенной степени помощь русским эмигрантам, которые приезжали в Чехословакию Первой Республики во время Гражданской войны и после ее окончания. Однако прямые и конкретные межчеловеческие связи между Россией и Чешскими землями, разумеется, существовали не только в этот период. Необходимо упомянуть десятки тысяч людей, которые отправились в царскую Россию в последнюю четверть XIX века. По большей части это были образованные люди, имевшие техническое или гуманитарное образование. Они ехали работать. А впоследствии, ввиду своей принадлежности к элите, они имели в России большее влияния, чем могло бы показаться».

Франтишек Ладислав Хлеборад

Да, так и было. Действительно, в Россию уезжали не только те, кто не добился ничего, или кто был не слишком образован. Я тут же вспомнил Франтишека Ладислава Хлеборада (1839-1911). О его патриотической и практической деятельности на благо нашего народа я писал статью три года назад, 9 апреля 2011. Она называлась «Первый чешский экономист, который эмигрировал в Россию».

Понятно, что тогда эта статья не стала переворотом, и до сих пор большая часть граждан (не исключая политиков) так и не знает, кто такой Хлеборад. Кое-что о нем могут знать выпускники Вечернего университета марксизма-ленинизма, а также выпускники того же профиля ряда вузов. Потому что коммунисты не могли обойти заслуги Хлеборада в первой организации рабочих, а также в возникновении кооперативов под названием OUL. Так что о Хлебораде они упоминали, но сразу же добавляли, что усилия Хлеборада были неправильными, им не хватало классового подхода, да и рабочих он вел по ложному пути и т.д. Так Хлеборада «вывели» из нашей истории, и его имя забылось.

Профессор Зубов — знаменитый историк и, конечно, он мог бы рассказать о деятельности Хлеборада в России. И его он, конечно, подразумевал.

Как вы знаете, под каждой статьей на сайте есть дискуссия, и 9 апреля 2011 года под моей статьей первый читатель написал вот что: «Если бы студенты должны были “изучать” личности прошлого, которые господин Андрле считает известными и важными, но на другие предметы уже не осталось бы времени...»

Тогда я сказал, что, вероятно, однажды к Хлебораду придется вернуться. И к тому, что должны изучать студенты. И этот момент настал. Меня вдохновил, прежде всего, профессор Зубов, а также Виктор Гюго, в одном эссе которого я недавно прочитал фразу, которая может стать самостоятельной цитатой: «Народы никогда не подозревают, насколько они богаты проходимцами. Нужен переворот, чтобы они дали о себе знать. И тогда народы поражаются, что восстает из пепла».

Одним из способов бороться с проходимцами — противопоставить им способных и образованных политиков. Например, таких как Хлеборад. Посудите сами. Он окончил юридический факультет и факультет народного хозяйства в пражском университете. Чешского образования ему было мало. Он путешествовал и учился. В Англии, в Бельгии и во Франции. Он мог это делать, поскольку писал и говорил по-английски, по-немецки, по-французски, а также по-русски, по-болгарски и по-сербски. Он не только учился, но и писал. В 1884 году он издал книгу «Борьба за имущество», которая вскоре была переведена на немецкий и французский языки. За этот труд, например, французский президент Мари Франсуа Сади Карно пожаловал его титулом французской академии. После этого Хлеборад издал ряд других интересных и высокопрофессиональных трудов. Его книги издавались в Праге, Вене и даже Харькове.

Также надо заранее сказать, что Ф. Л. Хлеборад был не только патриотом, но и приверженцем частной собственности и свободы личности, хотя в то же время он был сторонником идеи кооперации, которая может в обществе существовать наряду с другими формами собственности. Его экономические идеи нисколько не устарели.

Если бы они были известны современным политикам, и если бы последние имели хотя бы половину образования Хлеборада. Поэтому нужно, чтобы о таких людях в школах и в обществе говорили. Чтобы они были образцами, и люди могли бы, скажем на выборах, сравнивать. И отдавать голоса образованным и способным, кто сможет противостоять проходимцам, выступающим за перевороты, тем, о ком пишет Виктор Гюго.

Чтобы информация была полной, я должен добавить, что в 1888 году Хлеборад уехал в Россию по приглашению царского правительства. Он и прежде получал предложения из-за рубежа, например от правительства Болгарии. Он обосновался в Крыму, занимался предпринимательством, а после был главным советником (государственным советником) российского министерства финансов. На рубеже XIX-XX вв. Хлеборад разработал довольно детальный план государственного страхования населения царской империи.

Если бы этот план был реализован, то, возможно, в 1917 году все могло бы быть немного иначе. Страхование — это и знание, и образование. Но уже тогда в России была сильна коррупция. Средства, которые были необходимы для введения страхования, исчезли в бездонных карманах царских чиновников. И там тоже образованные люди не выступили против проходимцев, потому что высокие посты раздавали по совсем иным критериям. Нам это знакомо, не так ли?

Так что мы перестали управлять российскими финансами, и через десять лет после этого, в 1911 году, Хлеборад умирает. Его похоронили как поляка в польской части кладбища в Санкт-Петербурге, и никому даже в голову не приходит перевезти домой его останки. Но зачем, если он не понимал закономерности классовой борьбы, да? Другие образованные и элитные личности, приезжавшие в конце XIX века в Россию, которых профессор Зубов подразумевал, имели ту же судьбу, что и Франтишек Ладислав. Никто о них ничего не знает.

Не повредит, если я снова, по прошествии лет, приведу заключительную часть моей прошлой статьи.

JUDr. Хлеборад, например, совершенно отрицал социализм, а также свободный рынок. В этом он отличается от многих наших современных политиков, которые сначала пропагандировали социализм, а теперь принялись за пропаганду свободного рынка. Хлеборад выступал за комплекс, в котором частная собственность и свобода личности гармонично взаимосвязаны с общим интересом всех. Он не был единственным, кто понимал замечательные возможности кооперативной собственности, которые так прекрасно реализовал во времена нашей Первой Республики Ладислав Карел Фиерабенд. За последние 20 лет мы были лишь свидетелями агрессивного нападения на кооператив «Пчела» спекулянта, который сегодня является миллиардером, хотя якобы ничем не владеет.

Поэтому о Хлебораде так мало говорят. Социальные демократы о нем не говорят, потому что о нем не знают. Якобы правые лишь трезвонят о безбрежном свободном рынке, а сами о нем тоже ничего не знают. Более того, никто из них не блещет образованием, способностями, владением языков, талантом. И по многим другим критериям не годятся Франтишеку Ладиславу Хлебораду в подметки. Но он их в газетах пишут ежедневно, а о Хлебораде — ничего. Что мы за народ?