С самого начала это должно было стать «российским Вьетнамом». Вначале администрация президента Джимми Картера, а затем администрация президента Рональда Рейгана были решительно настроены дать Советскому Союзу испытать на себе то, через что США пришлось пройти за 14 тяжелых лет войны в Юго-Восточной Азии. Как позже скажет советник по вопросам национальной безопасности Збигнев Бжезинский, «в тот день, когда Советский Союз официально пересек [афганскую] границу [в 1979 году], я написал президенту Картеру, сообщив, в сущности, следующее: “Теперь у нас появилась возможность обеспечить СССР их собственную Вьетнамскую войну”». И, руководствуясь этой идеей, ЦРУ (при поддержке Саудовской Аравии и Пакистана) начали вооружать, готовить и консультировать экстремистские исламистские фракции в Пакистане и перебрасывать их через границу, чтобы дать Советскому Союзу ощутить горечь американского лекарства во вьетнамском стиле.

В целом, эта стратегия сработала. Позже советский лидер Михаил Горбачев назвал Афганистан «кровоточащей раной», а в 1989 году, спустя 10 лет после вторжения Красной армии на его территорию, она вернулась к разваливающейся империи, оказавшейся на грани полного краха. Для Вашингтона это стало классическим триумфом времен холодной войны, последним ударом перед окончательным развалом Советского Союза — если не считать одного малозаметного обстоятельства: после краха СССР эти хорошо вооруженные экстремисты никуда не исчезли. Миссия не была завершена. Даже наполовину. Вкус Вьетнама для россиян обернулся лишь легкой закуской перед подачей главного блюда, которое было впереди. И оставшаяся часть той трагической истории, которую Чалмерс Джонсон (Chalmers Johnson) назовет «ответным ударом» еще до того, как ответный удар был нанесен не только по разрушенному Афганистану, но и по Нью-Йорку и Вашингтону, хорошо всем известна — и это далеко не конец. И даже не половина.

В результате, когда в октябре 2001 года администрация Буша-младшего начала вторую афганскую войну — осознанно или нет — она была обречена испытать на себе вкус того лекарства, которое США выписали Советскому Союзу в 1980-х годах. Это можно рассматривать как худший из возможных вариантов самолечения. С тех пор прошло еще 13 лет. Прошло уже три с половиной десятилетия с момента призыва Бжезинского вьетнамизировать СССР в Афганистане, и это государство Средней Азии в настоящее время находится на грани экономического краха. Движение талибов сейчас сильно как никогда, армия и полиция Афганистана несут чудовищные потери, а учитывая неудачи армии Ирака, которую США подготовили и вооружили, нет никаких сомнений в том, что чиновников Пентагона охватывает нешуточное волнение, когда речь заходит о службах безопасности Афганистана, в которые США вложили, по крайней мере, 6 миллиардов долларов. Между тем, «демократия», которую США обещали принести в эту страну, еще больше пошатнулась после вторых президентских выборов, поскольку они проходили с таким количеством грубых нарушений, что их окончательные результаты даже не были обнародованы. Вместо этого при поддержке Вашингтона было наспех создано новое правительство, однако процесс его формирования не имел никакого отношения к конституции Афганистана.

Между тем, в Афганистане повсеместно распространена коррупция во всех ее проявлениях, и, что хуже всего, его настоящей историей успеха снова стало выращивание опиумного мака. В прошлом году в Афганистане был собран рекордный урожай мака, оценивающийся в 3 миллиарда долларов, который превзошел предыдущий мировой рекорд Афганистана на 50%! Под пристальным наблюдением Америки Афганистан превратился в ведущее наркогосударство планеты. И не стоит также забывать о том, что за последние 13 лет, в течение которых Америка стояла гарнизоном в этой стране (возможно, ей предстоит остаться там еще на 10 лет), она успела вложить 7,6 миллиардов долларов в различного рода программы, направленные на борьбу с выращиванием опиумного мака. И снова миссия завершена! Энн Джонс (Ann Jones), автор статей на сайте TomDispatch а также автор книги «Они были солдатами: как раненые возвращаются с войн Америки — нерассказанная история» (They Were Soldiers: How the Wounded Return From America’s Wars — The Untold Story), рассматривает последние 13 лет «американского Афганистана» с точки зрения женщин, которых администрация Буша «освободила», вторгшись в страну. И учитывая ее успехи в борьбе с выращиваем опиумного мака, как вы думаете, справился ли Вашингтон с этой задачей?