Пытаясь защитить свои интересы в Арктике и опасаясь растущего внимания НАТО к этому региону, Россия намерена возродить базы советской эпохи вокруг Северного полюса. Однако Кремлю следовало бы также не упускать из вида действия в Арктике своего эпизодического партнера и возможного будущего соперника Китая - вместо того, чтобы следить за намерениями своих трансатлантических противников.

В результате глобального потепления льды начинают таять, и проходящие через северные моря маршруты становятся более проходимыми, и поэтому арктические и неарктические нации ведут между собой борьбу за доступ к минеральным ресурсам, углеводородным месторождениям и рыбным запасам, скрывающимся под толщей льда на Северном полюсе. Эта гонка уже началась, несмотря на все еще остающиеся сомнения относительно рентабельности добычи полезных ископаемых в столь суровых условиях.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров назвал Арктику «территорией диалога», и поэтому присутствие НАТО там, по его мнению, «не является необходимым». Однако слова Лаврова расходятся с наращиванием Кремлем военной мощи в своем «арктическом заднем дворе». 21 октября этого года российский министр обороны Сергей Шойгу заявил, что его министерство собирается до конца 2014 года разместить военные части вдоль всего Северного полярного круга — от Мурманска до Чукотки.

Спустя неделю генерал-лейтенант Михаил Мизинцев, глава российского Национального центра управления обороной, заявил, что Кремль планирует задействовать 13 аэродромов, а также разместить в этом регионе авиационный полигон для ракет земля-воздух и десять радиолокационных пунктов. А еще в сентябре Москва объявила о том, что она завершает строительство постоянной военной базы на острове Врангеля в Северном Ледовитом океане.

На фоне возросшей военной активности со стороны России в этом регионе европейские нордические государства рассчитывают на то, что НАТО будет играть более активную роль в Арктике и вокруг нее. В руководстве НАТО эти призывы не остались без внимания, и были предприняты определенные шаги для усиления позиций Альянса в районе от Балтийского моря до Северного полярного круга.

5 сентября на саммите НАТО в Уэльсе Финляндия и Швеция подписали соглашение, согласно которому они разрешают размещение в будущем на их территориях войск НАТО. Это может стать прелюдией к возможному вступлению Финляндии и Швеции в НАТО, и подобного развития событий Москва, несомненно, хотела бы избежать, особенно с учетом накопления Соединенными Штатами военного оборудования в центре Норвегии и модернизации Осло своих собственных оборонительных возможностей в Арктике.

Однако особое внимание России к потенциальной угрозе со стороны НАТО в Арктике сопряжено с другими рисками, а именно с недооценкой амбиций Китая на Северном полюсе. Активность Китая в районе Северного полярного круга значительно возросла за последние несколько лет, и Пекин даже назвал себя «околоарктическим» (near-Arctic) государством, хотя у него и нет никаких владений в Арктике.

В первую очередь подобные действия обосновываются энергетикой. Китай очень хочет получить свои ставки на потенциально весьма богатом арктическом рынке нефти и природного газа. Однако Пекин привлекают также преимущества, связанные с использованием Северного морского пути, — свободного от льда с июля по ноябрь морского маршрута, связывающего Азию и Европу через Северный Ледовитый океан и сокращающего почти на четверть расстояние в сравнении с обычным проходом через Суэцкий канал.

Китай сделал свою активность в этом регионе политическим и экономическим приоритетом. Он является постоянным наблюдателем в Арктическом совете, в которой входят восемь стран, чьи территории расположены за Северным полярным кругом, — это Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, Россия Канада и Соединенные Штаты. Китай в 2013 году подписал соглашение о свободной торговле с Исландией, и это первая сделка такого рода между китайским правительством и европейским государством. Пекин является крупным инвестором в горнорудную промышленность Гренландии, которая хотя и является автономным регионом Дании, но, тем не менее, контролирует богатые месторождения полезных ископаемых. Кроме того, Пекин разместил заказ на строительство ледокола, а также принимает участие в исследовательской экспедиции на стратегически важном норвежском архипелаге Свальбард.

Активность Китая на архипелаге Свальбард воспринимается многими наблюдателями как свидетельство предпринимаемых Пекином усилий, направленных на получение постоянного опорного пункта в Арктике. Китайское правительство не только пытается — пока безуспешно — получить от своего партнера Норвегии согласие на установку большой радарной антенны на этом архипелаге, но и частные китайские граждане также проявляют активность в этом регионе. Китайский магнат Хуан Нубо в последние несколько месяцев пытается получить в свое распоряжение большой участок земли на Шпицбергене, на главном острове этого архипелага. А весной этого года он уже заключил сделку о приобретении прибрежного участка земли в норвежском порту Тромсе. Хуан в 2013 году не смог получить в свое распоряжение землю в Исландии. Он неоднократно повторял, что эта собственность будет использоваться для туристических целей. Но как бывший сотрудник отдела пропаганды Коммунистической партии Китая Хуан вызвал подозрения у норвежских властей, который опасаются того, что он может служить фасадом, за которым скрывается желание Пекина обеспечить себе влияние в этом регионе.

Важность архипелага Свальбард связана с тем, что он потенциально может стать местом промежуточной остановки для китайских судов, идущих по Северному морскому пути. Обеспечение себе места для захода судов на этом пути является критически важным для планов Китая в отношении Арктики, если только Пекин не захочет сохранить свою зависимость от 16 российских портов, расположенных по этому маршруту от бухты Провидения на Чукотском полуострове до Мурманска в Баренцевом море. Не случайно, что та оборонительная дуга, которую Москва возводит на своей арктической территории, совпадает с этими весьма важными портами.

Для того, чтобы действовать в Арктике, не опираясь на другие государства, Пекин должен иметь возможность держать открытыми морские линии коммуникации, и не в последнюю очередь это нужно для проведения поисковых и спасательных операций в отдаленных районах при возникновении экстренных ситуаций. В сентябре этого года норвежская компания Norwegian Hull Club, занимающая страхованием морских перевозок, предупредила о возможных катастрофических рисках для кораблей, идущих по Северному морскому пути, из-за недостаточно развитой инфраструктуры во всем этом регионе.

Существующее российско-китайское сотрудничество в области проектов по добыче нефти и природного газа на шельфовых участках в российском секторе Арктики, возможно, представляет собой исключение. Эти ресурсы слишком большие и прибыль слишком высока, и поэтому Арктика может стать регионом, где российские и китайские интересы в конечном итоге столкнутся друг с другом, как это уже происходит в Центральной Азии, где Пекин в последнее десятилетие усилил свое влияние в ущерб Кремлю, внимание которого отвлечено действиями НАТО. Кажется, история повторяется — теперь уже на северной вершине мира.

 

Эмануэль Шимия — независимый журналист и аналитик в области геополитики.