«Несколько дней назад состоялись выборы в Донецкой и Луганской народных республиках (ДНР и ЛНР). Люди на них выбирали не только своих представителей, но глав государств. За избирательным процессом следило около 70 наблюдателей из разных стран мира. Я имел честь быть среди них и видеть огромное воодушевление и желание построить новое, независимое государство, вопреки всему ужасу и страданиям, которые людям в Донбассе приходится переживать вот уже несколько месяцев. И я им немного завидовал. Не войне и смертям, а решимости и силе. Я чувствовал, что именно так могут рождаться поистине великие дела», — так начинается репортаж Ладислава Земанека, который он прислал в редакцию Nová republika. Мы представляем этот текст очевидца, активного гражданина, которому чешский медиамейнстрим, так же как и другим противникам нынешней политики ЕС, направленной против России и свободомыслящему населению Донбасса, пытается промыть мозги.

18 нежелательных


Я хотел бы рассказать о том, что я видел в Донецке, но, к сожалению, я должен начать тем, что по сути своей является лишним и ничтожным. Я имею в виду ту травлю в СМИ, которая началась в тот момент, когда украинское министерство внутренних дел опубликовало список из 18 имен нежелательных лиц. Это список международных наблюдателей, которые приняли приглашение центральных избирательных комиссий двух республик и отправились в Донбасс. Но в этом списке всего 18 имен, включая мое имя. Почему?

Судя по всему, Киев хотел уменьшить число наблюдателей до минимума, чтобы потом заявить: «Посмотрите, Кремлю удалось привлечь всего несколько человек со всего мира для своих отвратительных планов. И чтобы подчеркнуть ненормальность выборов и «кремлевских» наблюдателей, МВД Украины выбрало тех, на примере которых можно было наглядно продемонстрировать, насколько сомнительными, ко всему прочему, фигурами они являются. Представители партий Jobbik, болгарской Atakа, греческой коммунистической партии, чешской «Народной демократии» — в общем экстремисты всех мастей: левые, правые, белые, черные. И к этому итальянский мэр, подозреваемый в контактах с мафией. Мол, только этот «цвет» Европы и готов на сотрудничество с Кремлем.

«Экстремистский» слет в Донбассе

Я предполагаю, что именно такой образ Киев хотел сформировать. Ведь сам он хорошо понимает, что «шапка на нем горит». Нацистские группировки боевиков, состоящие на службе у киевской власти, ликвидируют своих оппонентов, а в это время господа при галстуках чинно принимают законы в столице, которые ограничивают права русскоязычного, да и любого другого, меньшинства. Яценюк и Порошенко, вероятно, боятся, поэтому стараются отвлечь внимание от собственных преступлений и привлечь его к «самым отвратительным антидемократическим политическим силам», которые в воскресенье 2 ноября приехали на «слет» в «украинский» Донбасс.

Западные СМИ, пользуясь удобным моментом, с готовностью начали дискредитационную кампанию. СМИ писали о псевдовыборах, которые организовали пророссийские сепаратисты и террористы, писали о наблюдателях, которых наняла Москва, созвав экстремистов со всей Европы. И СМИ удалось, конечно, воспользоваться той неопределенностью, которая царит в вопросе организаторов и спонсоров выборов. В немалой степени этому поспособствовали и неудачные или неоднозначные высказывания самих участников. Но что сделано, то сделано. Мир из-за этого не рухнул. Важно понять, что СМИ разыгрывают эту карту, чтобы завуалировать то, что действительно важно — выборы и войну в Донбассе.

Вечерний Донецк

В Донецк мы приехали вечером накануне выборов, проделав путь из Москвы через Ростов-на-Дону. Некоторые уже были на месте. Среди наблюдателей была довольно сложная иерархия, которая влияла и на то, кто с кем и как будет соприкасаться. Другими словами, пригласит ли их глава республики Захарченко на ужин, будет ли тот или иной наблюдатель сидеть рядом с ним на пресс-конференции или же будет наблюдать за всем издалека и т. д. Большая часть наблюдателей входила в последнюю группу. Однако ничто не мешало тому, чтобы каждый из нас смог свободно поговорить с местными жителями, с ополченцами, полицией, персоналом отеля, избирательной комиссией и другими категориями.

С другой стороны, мы все время находились под наблюдением людей с автоматами, которые отвечали за нашу безопасность. Но за день и две ночи я не слышал стрельбы, земля не тряслась, а оконные стекла не дребезжали. К сожалению, сейчас обстановка в Донецке изменилась. Украинская армия, которую оттеснили на границы города, не сдается и начала масштабное наступление. Сообщения о планах украинской армии приходили и в дни перед нашим приездом, что, конечно, не слишком способствовало нашему спокойствию.

Но то, что мы не можем без охраны уходить далеко от отеля, мне прямо никто не сказал, поэтому в субботу вечером я отправился на прогулку по пустым улицам Донецка. И, возможно, именно эти моменты произвели на меня самое большое впечатление. Только представьте центр миллионного города, его широкие бульвары, трамвайные пути, многоэтажные дома, магазины, парки — совершенно безлюдными. В большей части окон — темнота. Светили лишь уличные фонари. Иногда мимо проезжал одинокий автомобиль, а в темных переулках то тут, то там мелькали тени незнакомых людей. И эта тишина — лишь звук моих шагов, раздающийся по округе.

Выборы как они есть

Выборы главы ДНР и депутатов Народного Совета республики


Весь город был наводнен биллбордами, которые призывали людей участвовать в выборах, бороться с фашистами из Киева, прилагать совместные усилия для строительства нового и наконец-то собственного государства. Мы голосуем за будущее, голосуем за жизнь, голосуем за мир, труд и независимость — такие лозунги были повсюду. И к немалому моему удивлению, они соответствовали реальным настроениями местных жителей, которые на следующий день пришли на избирательные участки. Очереди были бесконечными, везде играла музыка (хотя бы в записи). И несмотря на то, что температура была около нуля и пошел снег, все терпеливо и уверенно ждали своей очереди. Ведь они хотели выразить свою однозначную поддержку будущей власти, которая принесет им независимость, обеспечит работой, даст мир и лучшую жизнь их детям. Ни Киеву, ни Западу тут никто не верит. И в этом он виноват сам.

По избирательным участкам мы ездили целый день. Выборы проходили с восьми утра до восьми вечера, а предварительные результаты незадолго до полночи объявили председатель Избиркома ДНР Роман Лягин, прежний и нынешний глава республики Александр Захарченко, председатель Верховного совета Денис Пушилин и проигравший кандидат на пост главы ДНР Александр Кофман. Объявление предварительных результатов проходило в зале заседаний строго охраняемого отеля «Пушкин», в котором находился Избирком, по приглашению которого мы и приехали в Донецк.

На освобожденной территории Донецкой Народной Республики было открыто 364 избирательных участка. Однако выборы проходили и в приграничных областях Российской Федерации — там, где живут донбасские беженцы. Предположительно, их численность достигает 1 миллиона. Люди могли делать свой выбор уже с 29 октября — по интернету или почте. Тот, кто хотел прийти на выборы лично, имел возможность выбрать любой избирательный участок. Если он не соответствовал месту проживания, нужно было подать письменное прошение и подождать его оформления. К некоторым гражданам члены избирательной комиссии приезжали прямо домой. Так что власти делали для своих граждан максимум. Но это совсем не означает, что участие было обязательным.

Страна, где завтра уже означает вчера?

Донбасс не самый живописный край. Здесь устремляются к небу тысячи надшахтенных башен, повсюду — сотни терриконов, а фабрик тут — без счета. Даже дома не особенно отделаны. Кое-где еще сохранились старые деревенские домики, но преобладает панельная застройка, которая еще не обрушилась, вероятно, лишь благодаря силе воли. Но тут можно увидеть и некоторые «парадные» советские здания, как правило в центре городов. И на них открывается неплохой вид. Напротив. Тут переплетается советское прошлое с постсоветским настоящим. Бронзовые статуи Ленина соседствуют с крестами, а рядом с памятниками с лозунгами «Пусть процветает рабочий класс!» вырастают новые храмы. Но зачем уничтожать памятники прошлого? Ведь они — свидетели того времени, когда у людей была работа, стабильность и покой, когда у них было все, что им было необходимо для жизни. О сегодняшнем времени такого не скажешь. Поэтому в целом понятно, почему люди не посягают на «своего» Ленина, пусть даже по воскресеньям они и ходят в храм.

Мемориальный комплекс на вершине кургана Саур-Могила


К сожалению, мы не успели зайти на службу. Мы также не успели купить «обязательные» сувениры. Целый день мы были на участках. И даже если бы возможность отойти нашлась, магазины (та малая часть, что осталась на Донбассе) были закрыты. Но ополченцы хотя бы показали нашей группе место, которое для них и их борьбы многое значит. На одном из холмов Донецкого кряжа стоит монументальный памятник Саур-Могила как напоминание о битве, которая была тут во время Великой отечественной войны. В августе этого года памятник был разрушен украинской армией, которая хотела занять эту стратегическую позицию, ведь с нее видна не только большая часть Донбасса, но и граница с Россией. Тут погибло много ополченцев, и мы смогли почтить их память перед могилами среди обломков. Было холодно, дул сильный ветер. Разбитые окрестности говорили о том, насколько тяжелые бои тут недавно проходили.

Совсем близко находится деревня Петровское. Она является ярким примером всех тех ужасов, которые тут происходили и продолжают происходить всего в нескольких километрах отсюда. Многие дома были сожжены, но некоторые устояли. Подобные картины можно наблюдать и в городах. Мы собственными глазами могли видеть доказательства того, что украинские части совершали обстрелы гражданских объектов и уничтожали гражданское население. Как благородно! Слава Украине — героям слава! По-прежнему здесь готовые окопы, и работают десятки КПП. На окружающих их баррикадах гордо развеваются флаги России, Донецкой Народной Республики, Донбасса и знамя Христа Спасителя. Это боевое знамя — возвращение к средневековой допетровской традиции, когда русские воины шли в поход, сражались, побеждали и умирали под хоругвями с изображением Мандилиона, нерукотворного образа Спасителя, который считается самой старой иконой.

Честь и покой павшим, живым — ответственность и борьба


Я очень рад, что я смог посетить военный Донбасс. У меня нет ощущения, что я пересек границу нелегально, как утверждают киевские чиновники, и я не чувствую себя отвратительным преступником или прислужником террористов. СМИ стремятся демонизировать наблюдательскую миссию, но как бы они не старались, они не смогут скрыть правды. Для этого нужно было бы уничтожить весь Донбасс, всех разумно мыслящих людей мира и, не в последнюю очередь, саму Россию. Не то чтобы инженеры Нового мирового порядка к этому не стремились, но у них все равно не выйдет, хотя они, увлекшись сами собой и собственной гордостью, думают иначе.

Я признаюсь — в Донбасс я ехал не как отстраненный и незаинтересованный наблюдатель. Я ехал как человек, который считает сопротивление народа Донбасса законным и справедливым. Я часто вспоминаю надпись, которую увидел на памятнике в одном чешском городе «Честь и покой павшим, живым — ответственность и борьба». Жители Донбасса чувствуют ответственность и поэтому борются. А как отметил известный русский мыслитель и политолог, близкий к президенту Путину, Александр Дугин, с которым я имел возможность ненадолго встретиться после возвращения в Москву, наше участие имеет большое значение не только для охваченного войной Донбасса и русских вообще, но и для всех тех, кто не хочет смиряться с упадочным, агрессивным, безбожным и все менее свободным Западом. Россия не хочет быть его частью. Не хочет этого и Донбасс. И Слава Богу.