Не так давно компании Иллинойса смотрели на Россию как на обширный рынок сбыта своей продукции, от бульдозеров до Биг Маков.

В России есть «население в 142 миллиона человек и стремительно растущий средний класс…, что открывает перед нами потрясающие возможности», сказал глава Caterpillar Дуг Оберхельман (Doug Oberhelman) во время своего выступления в Конгрессе в июне 2012 года, в ходе которого он пытался убедить конгрессменов в необходимости нормализации торговли. Позже, в том же 2012 году, президент Барак Обама подписал закон о нормализации торговых отношений с Россией.

В том же году мэр Рам Эмануэль (Rahm Emanuel) отправил делегацию World Business Chicago с миссией в эту бывшую советскую республику, синхронизировав тот визит с гастролями Чикагского симфонического оркестра. А бывший мэр Ричард Дейли (Richard Daley) назначил одного из своих заместителей главой Tur Partners, инвестиционно консалтинговой компании, ориентированной на Россию и Китай, которую он основал после выхода в отставку в 2011 году.

Между тем, период больших надежд, очевидно, остался в прошлом. Российская экономика — на фоне санкций, введенных США и Евросоюзом в связи с украинским конфликтом, падения цен на нефть, снижения курса рубля и утечки инвестиционного капитала — балансирует на грани рецессии. В октябре Международный валютный фонд понизил прогноз роста ВВП России в два раза, до 0,5%.

Теперь, когда волнениям на Украине пошел уже девятый месяц, а Белый дом намекает на ужесточение санкций, этот конфликт представляет собой напоминание о рисках, связанных со стремлением к росту в развивающихся экономиках — своего рода поучительная история в мире, где торговля преодолевает все новые границы и где процветание в регионе зависит от масштабов влияния на международной арене.

В настоящее время множество компаний Иллинойса, имеющих свои филиалы в России, оказались в чрезвычайно неприятной ситуации. Среди них можно назвать такие многонациональные компании, как McDonald's, Caterpillar, John Deere, Boeing и Jones Lang LaSalle, а также более мелкие фирмы, такие как BayRu. Некоторые из них уже начали терять прибыль, а другие готовятся к убыткам в следующем году. Некоторые уже разрабатывают планы действий в чрезвычайных обстоятельствах, чтобы избежать перебоев в потоке необходимых поставок, а другие пересматривают темпы расширения.

«Россия всегда считалась потенциальным быстрорастущим рынком…, однако пока она таковым не стала», — сказал Лоуренс Де Мария (Lawrence De Maria), возглавляющий группу глобальной промышленной инфраструктуры в William Blair & Co., имея в виду низкие темпы роста ее экономики.

Оставаясь второстепенным торговым партнером для района Чикаго, Россия, тем не менее, имеет огромное значение благодаря ее потенциалу. К примеру, по оценкам Boeing, в ближайшие 20 лет России потребуется 1330 новых самолетов, стоимость которых оценивается в 150 миллиардов долларов. По оценкам Caterpillar, России необходимо будет заменить около 70% своей сельскохозяйственной техники.

Санкции, которые наносят удар по энергетическому, оборонному и финансовому секторам российской экономики, заставили некоторых промышленных гигантов, таких как техасская компания ExxonMobil, отказаться от масштабных совместных проектов с российскими партнерами. В США воздействие санкций оказалось менее прямолинейным, но довольно заметным.

Компания McDonald's, пионер на российском рынке, оказалась под перекрестным огнем.

Эта сеть ресторанов быстрого питания открыла свое первое в России заведение на Пушкинской площади в Москве в 1990 году, когда Михаил Горбачев активно выступал в поддержку гласности, которая представляла собой демократизацию политической системы. Теперь этот ресторан стал одним из девяти заведений этой сети, закрытых российскими судами после проверок безопасности продукции, которые прошли в 200 из 432 ресторанов компании, открытых в России. Многие эксперты считают этот шаг ответной мерой на экономические санкции США.

«Это ответный выстрел, — считает Фил Леви (Phil Levy), старший научный сотрудник Чикагского совета по международным отношениям. — Россияне говорят США: вы вложили в Россию много денег. Вы мешаете нам. И мы можем помешать вам».

Компания McDonald's имеет достаточно развитый бизнес в России — по данным Euromonitor, объемы продаж там составляют около 2,2 миллиардов долларов. Поскольку российские рестораны McDonald's принадлежат компании, их доходы входят в общую прибыль McDonald's. В прошлом году компания заработала 28 миллиардов долларов на своих ресторанах, которые она открыла по всему миру.

Закрытие ресторанов McDonald's в России, а также более ранние добровольные закрытия этих ресторанов в Крыму, который Россия аннексировала в марте 2014 года, лишила компанию части ее прибыли, в результате чего в третьем квартале чистая прибыль на одну акцию снизилась до 1,09 долларов. Хотя потери, связанные с качеством продуктовых поставок из Китая, составили менее 15%, по мнению некоторых обозревателей, вероятность роста убытков в России довольно велика.

Если санкции США и Евросоюза сохранятся на достаточно длительный период времени, компании станет довольно сложно работать в России, как утверждает Гари Хафбауэр (Gary Hufbauer), старший научный сотрудник Института международной экономики Петерсона.

«Люди могут купить фаст-фуд и в других ресторанах, а McDonald's — это чисто американский бренд — своего рода символ», — объяснил он.

Представители McDonald's заявили, что они не станут комментировать высказывания гипотетического характера.

Санкции в значительной степени ограничивают возможности российских банков и энергетических компаний занимать средства у американских финансовых институтов, что сказывается на покупательной способности российских компаний, как утверждает юрист Джэнет Ким (Janet Kim), партнер компании Baker & McKenzie, имеющей офисы в Чикаго. Их отголоски уже ощущаются на Среднем Западе.

«Дальнейшее ограничение доступности кредита продолжает оказывать негативное влияние на продажи оборудования, и в первую очередь это сказывается на западных производителях оборудования», — сказала Сьюзан Карликс (Susan Karlix), представитель компании Deere, во время беседы с аналитиками после отчета о доходах компании. У этого производителя сельскохозяйственного оборудования есть два завода в России.

Подобно многим другим многонациональным компаниям, Deere не разбивает результаты по странам. И подобно представителям многих других компаний, с которыми мы связывались в процессе написания этой статьи — в том числе Tur Partners — ее представители отказались прокомментировать ситуацию.

Компания Caterpillar, выпускающая строительное и горно-шахтное оборудование и имеющая свой завод под Санкт-Петербургом, сообщила, что объемы ее продаж в России снизились в третьем квартале 2014 года.

«Политические конфликты и социальные волнения продолжают мешать экономической деятельности», — объяснил Майк ДеУолт (Mike DeWalt), вице-президент отделения стратегических служб компании Caterpillar. Россия также является одной из 15 основных экспортных рынков компании, и с 2009 по 2013 год ее американские предприятия отправили в Россию оборудование на сумму около 2 миллиардов долларов.

Представители чикагской коммерческой фирмы по продаже недвижимости Jones Lang LaSalle сообщили, что их бизнес в России в этом году не пострадал, но ситуация в сфере лизинга и продаж недвижимости меняется.

«Процессы, которые были запущены ранее, уже в целом завершены, — сообщил глава компании Колин Дайер (Colin Dyer). — Но трансакции замедляются довольно стремительными темпами. Больше никто не хочет открывать ничего нового».

Между тем, резкое ослабление рубля по отношению к доллару вызвало существенное повышение цен на американские товары. Для компании BayRu, занимающейся торговлей по интернету, это значит, что 2014 год может стать первым годом, характеризующимся медленным ростом.

«Российские потребители, которые чувствовали уверенность, покупая брендовые товары со всего мира, теперь больше напоминают американских потребителей 2009 года», — сказал Аарон Блок (Aaron Block), председатель совета директоров этой компании, которая была основана в 2007 году двумя выходцами из России. В прошлом году прибыль компании составила примерно 30 миллионов долларов.

Компании Ford и GM столкнулись со снижением продаж в России, как сказал Гари Литман (Gary Litman), вице-президент Американской торговой палаты по вопросам международных стратегических инициатив. «Автомобильная промышленность ожидала существенный рост, но потребительский спрос резко сократился».

Ряд компаний в области Чикаго сообщили о том, что их бизнес в России не претерпел никаких изменений или даже расширился, однако они все равно предпринимают защитные меры, опасаясь дальнейшего ухудшения климата. В августе Россия ответила на санкции Запада запретом на импорт западных продуктов питания, а в октябре ограничила возможности долевого участия иностранцев в уже учрежденных российских СМИ. Теперь Государственная Дума рассматривает законопроект, разрешающий правительству захватывать активы, принадлежащие иностранцам.

Компания Boeing, для которой Россия является поставщиком титана, используемого в производстве комплектующих самолетов, а также главным покупателем ее самолетов, «увеличила объемы поставок от нашего главного поставщика в России», как сказал представитель компании Чарли Миллер (Charlie Miller). «Это довольно предусмотрительный шаг».

Что касается планов сотрудничества с российским партнером в процессе строительства нового завода по производству комплектующих из титана, о которых было объявлено ранее в этом году, «мы все еще рассматриваем такую возможность», подчеркнул он.

Компания Mondelez International, которая ранее была предприятием по производству снэков Kraft’s, считает, что в России спрос на ее шоколад, печенье и кофе остался довольно высоким, и утверждает, что в третьем квартале компания получила высокую прибыль от продаж своей продукции в России. По словам главы компании Айрин Розенфельд (Irene Rosenfeld), их российская команда «отлично работает и справляется с задачей противостояния гравитации». В целом доходы этой компании ежегодно составляют около 1 миллиарда долларов.

Однако с учетом недавно введенных запретов на импорт западных продуктов питания компания Mondelez ищет альтернативные источники поставок молочных ингредиентов, которые она прежде закупала в Европе.

Кроме того, она проявляет крайнюю осторожность в своих намерениях инвестировать более 100 миллионов в строительство новой фабрики в России.

«Мы будет тщательно следить за развитием ситуации, чтобы согласовать темпы наших инвестиций в регионе с событиями в политической и экономической сферах», — сказала Розенфельд.