Хотя президент Путин создает видимость мощи своей страны, падение цены на нефть вызывает серьезную озабоченность России, поскольку нет никакой уверенности в том, что влиятельные страны ОПЕК примут решение сократить добычу в ближайшее время.

Невозмутимое выражение лица Владимира Путина должно стать сигналом для россиян и мира: президент демонстрирует независимость и сохраняет хладнокровие. Что бы ни происходило с российской экономикой, и что бы ни предпринимали враги против его страны, Россия сильна и справится с низкими ценами на нефть и девальвацией рубля — так Путин призывает народ продержаться.

Однако по ту сторону хладнокровия ситуация - другая: озабоченность Путина и истеблишмента растет. Как сообщает газета «Коммерсант», власть имущие впервые задумались над тем, чтобы предпринять активные шаги, направленные на поддержку цены на нефть, столь важной для второй по величине нефтедобывающей страны, а также на усиление координации со странами ОПЕК.

Члены нефтяного картеля намерены встретиться в четверг и обсудить меры противодействия падению цены на черное золото. С середины июня цена начала резкое падение: стоимость барреля европейской нефти марки Brent, на которую в ценовом отношении ориентируется и российская марка Ural, снизилась на более чем 30% и стоит менее 80 долларов за баррель, и лишь неделю назад цена вновь подросла до 80 долларов.

Со ссылкой на источники в российском правительстве Коммерсант писала о том, что Россия могла бы предложить следующее: Россия сократит годовую добычу нефти на 15 миллионов тонн в обмен на то, что страны ОПЕК, которые встретятся в четверг, снизят квоты на добычу. Ранее министр энергетики России Александр Новак заявил, что обсуждается вопрос сокращения добычи.

ОПЕК все больше производит впечатление немощного игрока

Причины падения цены на черное золото - слабость мировой экономики, сланцевая революция в США, а также неожиданная политика крупнейшего производителя нефти Саудовской Аравии, предполагающая не сокращение добычи, вопреки сделанным ранее заявлениям, а снижение цены и сохранение доли на рынке в конкуренции с США.

Добывать меньше, чтобы пряпятствовать падению цены, или не противиться? Сами аналитики придерживаются диаметрально противоположных мнений о том, как поступит ОПЕК. Существуют даже сомнения в том, что в данный момент картель обладает мощью, необходимой для действий, способных привести к повышению цены на нефть. Как заявили агентству Reuters отраслевые специалисты, есть один момент, к которому рынок должен быть готов: если ОПЕК не вмешается, цена за баррель может упасть до 60 долларов,

Собственно говоря, никто не обладает такой властью, как ОПЕК. По данным доклада BP, в прошлом году среднесуточная добыча нефти в мире составила 86,75 миллионов баррелей нефти, при этом 36,83 миллиона пришлись на страны-члены ОПЕК. Доля России — 10,79 миллионов баррелей, а Саудовской Аравии — 11,52.

Однако в нефтяном картеле нет единства. Россия этим пользуется и ищет поддержки Венесуэлы, страны-члена ОПЕК. Она также «страдает» от удешевления нефти и выступает (вместе с Ираном) за снижение квот на добычу.

Российский бюджет наполовину зависит от нефти

Самой России падение цены на нефть доставляет болльше хлопот, чем зпадные санции — это на днях впервые признал министр финансов России Антон Силуанов. По подсчетам, ущерб от санкций, которые привели к оттоку капитала, может составить 40 миллиардов долларов. А возможные убытки в результате удешевления нефти на 30% составляют 90 — 100 миллиардов долларов.

Сотрудник Новосибирской нефтебазы компании «Газпром нефть» возле резервуаров для хранения топлива.


Если цена на черное золото останется на уровне 80 долларов за баррель, и санкции будут по-прежнему действовать, показатель роста ВВП будет ниже одного процента, заметил Силуанов. Если цена на нефть упадет до 60 долларов, России придется пересмотреть свой бюджет, рассчитанный исходя из цены на нефть в 96 долларов, и принять более жесткие меры. Бюджет России практически на 50% зависит от доходов от продажи энергоресурсов.

Что может Россия вообще предпринять? По мнению аналитиков, повлиять на цены страна может в том случае, если сократит добычу по меньшей мере на десятую часть. Второй вариант — увеличить мощности топливных хранилищ. Так, в понедельник крупнейший нефтяной госконцерн «Роснефть» предложил создать госрезерв нефти. Председатель совета директоров Роснефти Александр Некипелов, выступая в парламенте, заявил о том, что следует формировать резерв нефти в период, когда она в избытке, и выбросить ее на рынок при повышенном спросе.

Ранее министр энергетики Новак признал, что Россия не обладает технологиями, которыми располагает Саудовская Аравия: речь идет о возможности в кратчайшие сроки сократить добычу нефти, а затем в таком же темпе ее восстановить. Газета «Ведомости» цитирует эксперта по нефти группы компаний «Sberbank CIB» Валерия Нестерова о том, что Россия осуществляет добычу в неблагоприятных климатических условиях, и нефтяные башни могут просто замерзнуть, если прекратить работы.

Парадокс нефтедобычи

В отличие от Роснефти, другие российские нефтяные компании выступают против сокращения добычи. По мнению главы второго по величине частного нефтяного концерна «ЛУКОЙЛ» Вагита Алекперова, нынешний прогноз добычи и без того свидетельствует о том, что уровень производства стабилизируется. «Я уверен в том, что цена сравнительно быстро восстановится». Нынешнее падение приводит к росту потребления, что, в свою очередь, способствует росту цены. Алекперов также указывает на то, что Россия даже во времена СССР свои действия в сфере добычи не согласовывала с ОПЕК,

В прошлом году объем добычи нефти в России составил 523 миллиона тонн и впредь, по словам Новака, страна будет добывать от 505 до 520 миллионов тонн. «Но поддержать добычу даже на таком уровне становится с каждым годом все труднее, так как приходится больше бурить, требуется больше средств, необходимо освоить новые месторождения и добывать нефть, которая залегает на большой глубине».

Для этого необходимы средства, а они есть, если растет цена на нефть. По этому поводу пока из всех нефтеконцернов высказался только глава ЛУКОЙЛА Алекперов. Он сообщил, что инвестиционная программа его концерна будет сокращена в следующем году на два миллиарда долларов — до 14 миллиардов долларов. По оценкам аналитика инвесткомпании «Велес Капитал» Василия Тануркова, с каждым долларом, на который снижается цена нефти, доходы нефтяных компаний сокращаются на 0,3 доллара. Впрочем, он отмечает, что в некоторой степени потери компенсирует то, что при этом снижаются экспортные пошлины.

Правда, если речь идет о дорогостоящих оффшорных месторождениях или добыче в труднодоступных месторождениях, даже низкие экспортные пошлины не являются спасением. При цене на нефть ниже 80 долларов добыча в труднодоступных местрождениях не рентабельна.

Запасы старых месторождений истощаются

В конце концов, санкции тоже могут оказать влияние на нефтяную цену. По мнению Нестерова, к снижению добычи может привести то, что Запад наложил запрет на экспорт приборов и технологий, необходимых для бурения глубоководных скважин, для сланцевой нефти и освоения местрождений в Арктике. То, что последнее время отдельные трубопроводы недостаточно заполнены, относят на счет отсрочки планов добычи некоторыми компаниями.

По словам Новака, для того, чтобы поддержать добычу на должном уровне, необходим ежегодный рост продуктивности скважины до пяти процентов. Он отмечает, что эффективность бурения за последние восемь лет снизилась наполовину. Глава Сургутнефтегаза Владимир Богданов также считает, что работы по бурению должны вырасти в три раза до 2030 года. Вице-президент ЛУКОЙЛа Леонид Федун признает, что увеличить эффективность бурения будет проблематично, если западные субподрядчики прекратят свою деятельность в России.

Запасы месторождений, расположенных в Западной Сибири, истощаются, и даже крупные новые проекты не смогут их заменить. Если скорость бурения останется на нынешнем уровне, то к 2020 году добыча сократится на семь процентов — на 487 миллиона тонн, заметил Федун. Если появятся дополнительные проблемы с финансированием, к 2020 году добыча снизится на 20% — на 423 миллиона тонн.