В течение многих месяцев администрация президента Обамы вела закулисную работу с целью наладить новые отношения с Россией, несмотря на то, что президент России Владимир Путин не проявляет практически никакого интереса к восстановлению связей с Вашингтоном и прекращению агрессии на Украине.

Как сообщили три высокопоставленных чиновника администрации, в декабре Совет национальной безопасности Обамы подготовил обширный и подробный доклад, посвященный политике США по отношению к России, куда вошла информация о десятках встреч, а также данные Госдепартамента, Министерства обороны и нескольких других агентств. В конце этого временами довольно сложного процесса Обама принял решение продолжить поиски путей наладить сотрудничество с Россией по ряду двусторонних и международных вопросов, а также предложить Путину варианты выхода из тупиковой ситуации, возникшей в связи с украинским кризисом.

«Не думаю, что в настоящий момент кто-либо полагает, что сейчас возможна масштабная перезагрузка наших отношений, однако мы также можем проверить, как они намереваются действовать дальше, — сказал мне один высокопоставленный чиновник администрации. — На протяжении всего этого времени мы хотели выяснить, каковы их намерения. Независимо от вероятности успеха».

Во главе этого подхода стоял госсекретарь Джон. Осенью 2014 года Керри даже предложил отправиться в Москву и встретиться с Путиным. Переговоры по поводу визита Керри даже достигли стадии непосредственного планирования, однако, в конце концов, визит пришлось отменить из-за отсутствия перспектив ощутимого прогресса.

Белый дом предпринял еще одну попытку наладить отношения с Россией, обратившись за помощью к старому другу Путина. По словам чиновников, Белый дом вызвал бывшего госсекретаря Генри Киссинджера, чтобы предложить ему лично позвонить Путину. Однако позвонил ли Киссинджер Путину, остается неясным. Представители Белого дома и сам Киссинджер отказались дать интервью для этой статьи.

Керри был главным специалистом по отношениям с Россией, потому что его близкие отношения с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым остаются последним работающим дипломатическим каналом между Вашингтоном и Москвой. Они часто встречаются, часто встречаются один на один и регулярно беседуют по телефону. Обама и Путин, напротив, по слухам, недолюбливают друг друга и очень редко разговаривают.

В ходе нескольких бесед с Лавровым Керри делал России предложение, которое может помочь частично ослабить давление экономических санкций США. Среди условий, которые выдвинул Керри, стоит отметить соблюдение Россией сентябрьского минского соглашения и прекращение непосредственной военной помощи украинским сепаратистам. Пока вопрос Крыма откладывается в сторону, и часть санкций, которые были введены после его аннексии Россией, будут сохранены.

«Мы хотим отделить тему Донецка и Луганска от темы Крыма, — сообщил мне другой высокопоставленный чиновник администрации. — Если будет достигнуто какое-либо соглашение по Донецку и Луганску, можно будет отменить часть санкций, сохранив при этом те из них, которые имеют непосредственное отношение к Крыму. Для Путина это может стать вполне приемлемым выходом».

Между тем, Керри всегда предлагал укрепить сотрудничество с Россией по множеству международных вопросов. Ранее в декабре он пригласил Лаврова на дипломатическую встречу в Риме, чтобы обсудить палестино-израильский конфликт.

После очередной встречи с Лавровым, которая прошла в Париже в октябре, Керри объявил о том, что он обсуждал с ним возможность российско-американского сотрудничества по Афганистану, Ирану, Северной, Корее и Йемену. Однако начинающееся потепление было прервано поспешным заявлением Лаврова, который опроверг слова Керри о том, что Россия дала согласие помогать коалиции государств во главе с США в борьбе против Исламского государства в Ираке.

Очевидно, Керри проявляет гораздо большую заинтересованность в налаживании отношений с Россией, чем сам Обама. После того, как президент США выступил в ООН с критической речью, в которой он осудил поведение России, заявив, что «агрессия России в Европе напоминает о днях, когда большие страны угрожали малым, преследуя собственные территориальные амбиции», Керри, по словам Лаврова, призвал российского министра иностранных дел проигнорировать замечание главы США. Как сообщил Лавров российским репортерам, в беседе с ним Керри сказал, что им предстоит обсудить множество важных вопросов, поэтому им не стоит сейчас сосредотачивать внимание на высказывании президента.

Чиновники Госдепартамента утверждают, что Керри хорошо осведомлен о рисках, связанных с попытками сотрудничать с  Россией, но при этом он считает, что иного пути нет.

«Госсекретарь Керри не пытается агитировать руководство США или Россию в пользу новой перезагрузки отношений, и порой во время совещаний он занимает довольно решительную и скептическую позицию, — говорит один высокопоставленный чиновник Госдепартамента. — Будучи главным дипломатом США, он просто пытается найти способы сделать наши отношения более продуктивными».

Многие представители Госдепартамента и Белого дома считают, что санкции работают. Экономика России сокращается, хотя это в основном объясняется резким падением цен на нефть, а не действием адресных санкций. По мнению одного высокопоставленного чиновника администрации, в отсутствие санкций Путин мог бы вести себя гораздо более агрессивно на Украине. Более того, как сказал этот чиновник, чтобы санкции оказали ощутимое влияние, необходимо время, поэтому, вполне возможно, их влияние на решения Путина в ближайшие несколько месяцев значительно усилится: «Посмотрим, как они себя почувствуют, когда их экономика продолжит рушиться, в то время как экономика Украины устоит».

Если Россия готовится уступить, то пока она этого не показывает. Путин продолжает вести себя вызывающе и оказывать военную помощь украинским ополченцам. Российское руководство отказывается от предложений Керри как в частных беседах, так и в официальных заявлениях. По словам дипломатических источников, Лавров отказался даже обсудить условия для частичного ослабления санкций, предложенные Керри. А Путин уже успел превратить публичную критику США в свое хобби.

С точки зрения многих критиков администрации, особенно республиканцев Конгресса, попытки наладить отношения с Москвой наивны и основаны на пустых мечтаниях.

«Такая стратегия является достойным продолжением традиции Невилла Чемберлена, — сказал мне Джон Маккейн. — Мне кажется, у русских все в порядке. И какую цену заплатил Владимир Путин? Практически ничего».

В этом году Конгресс проявлял достаточно серьезную активность в отношении России, однако его  усилия противоречат политике администрации и порой становятся серьезными препятствиями для Керри и Обамы, которые пытаются найти выход из сложившейся ситуации.

18 декабря Обама неохотно подписал закон, разрешающий США ввести новые санкции против России и оказывать военную помощь Украине, который был принят в Конгрессе подавляющим большинством голосов. После этого представители Белого дома смущенно объяснили, что этот закон не знаменует собой никаких изменений в политическом курсе США.

На этой неделе Госдепартамент ввел санкции против четырех российских чиновников, но это уже не было связано с ситуацией на Украине. Имена этих чиновников были включены в список нарушителей прав человека в соответствии с Законом Сергея Магнитского, принятого в 2012 году и названного в честь адвоката и борца с коррупцией, скончавшегося в российской тюрьме. В ответ на это МИД России выступило с заявлением, где говорится, что санкции, введённые США против российских граждан и организаций, «ставят под вопрос перспективы двустороннего сотрудничества в урегулировании ситуации вокруг иранской ядерной программы, сирийского кризиса и ряда других международных проблем».

Новые санкции свидетельствуют о том, что сейчас уже практически невозможно разграничить проблемы в двусторонних отношениях между США и Россией и возможности сотрудничества, как хотела администрация Обамы. Они также свидетельствуют о том, что у политиков в Вашингтоне и Москве, заинтересованных в разжигании конфликта между странами, всегда будет возможность это сделать.

По мнению некоторых экспертов, любые планы по налаживанию российско-американских отношений, вероятнее всего, обернутся неудачей, потому что их не поддерживают президенты этих стран.

«Очевидно, что между Кремлем Путина и Белым домом Обамы чрезвычайно натянутые отношения. И здесь речь идет не только о недоверии: в данном случае имеет место острая неприязнь лидеров по отношению друг к другу», — утверждает Дмитрий Саймз (Dimitri Simes), президент Центра национальных интересов.

Кроме того, по мнению некоторых экспертов, если вести дипломатические переговоры исключительно по каналу Керри-Лавров, это обрекает их на провал: русские знают, что Керри не вправе принимать серьезные государственные решения, а Лавров должен соблюдать осторожность, чтобы никто не решил, что он заигрывает с США.

«Чем больше Керри укрепляет впечатление, что у него особые отношения с Лавровым, тем больше он осложняет положение Лаврова и его отношения с Москвой, в первую очередь с самим Путиным, — говорит Саймз. — Очевидно, что, когда Керри ведет переговоры с Лавровым и надеется на сотрудничество, поскольку у них есть общие интересы, такая модель отношений сильно отличается от той модели, которую Путин готов принять».

Обама ясно дал понять, что в течение последних двух лет на посту президента он готов предпринять серьезные шаги в вопросах внешней политики, даже если эти решения встретят мощный отпор со стороны политической элиты и оппозиции. К ним можно отнести нормализацию отношений с Кубой и заключение  соглашения по ядерной программе Ирана. Однако когда речь заходит о России, Обама не готов поступаться своим авторитетом ради соглашения со своим заклятым врагом Путиным.

Острожные попытки администрации Обамы наладить связи с Москвой вполне логичны: разве не стоит попытаться установить баланс в сложных и важных двусторонних отношениях? Однако выбрав середину между примирением и конфронтацией — то есть отказываясь пойти на щедрые уступки ради сотрудничества с Россией и при этом уклоняясь от жестких мер, направленных на то, чтобы остановить агрессию Путина в Восточной Европе — администрация Обамы рискует потерпеть поражение на обоих фронтах.