В течение многих лет Айварас Абромавичус (Aivaras Abromavicius) управлял убыточными фондами, однако ему еще ни разу не доводилось руководить чем-то, таким же безнадежным, как украинская экономика. Тем не менее, Абромавичус, которого недавно назначили министром экономического развития и торговли Украины, полон энтузиазма и уверенности в том, что он вместе со своими коллегами по министерству сможет изменить положение к лучшему. И все будет зависеть от того, дадут ли мировые лидеры Украине достаточно времени для проведения реформ в том темпе, на который настроено ее новое правительство.

Строго говоря, Абромавичус вообще не должен был стать правительственным чиновником на Украине. Этот 38-летний распорядитель активов был гражданином Литвы. Он переехал в Киев шесть лет назад, женившись на украинке, управляющей сельскохозяйственной компании, в которой фонд прямого инвестирования, которым руководил работодатель Абромавичуса, шведская инвестиционная компания East Capital, владел долей. Абромавичус отказался от своего литовского гражданства только тогда, когда его назначили на пост министра экономического развития Украины.

В тот момент украинское гражданство получили еще двое иностранцев, гражданка США Натали Яресько (Natalie Jaresko) и гражданин Грузии Александр Квиташвили (Oleksandr Kvitashvili), которые были назначены на должности министра финансов и министра здравоохранения соответственно.

Я спросил Абромавичуса, почему из всех управляющих фондами и инвестиционных банкиров в мире выбрали именно его. Он ответил очень просто: «Полагаю, в Киеве не оказалось никого, кто был бы опытнее меня». По его словам, East Capital управляет 5-миллиардным портфолио, и в этой компании он является партнером (по данным Bloomberg, его доля в East Capital Explorer составляет 372 тысячи долларов).

Это не слишком много по западным стандартам, но этого вполне достаточно. Зарплата Абромавичуса в министерстве составляет всего несколько сотен долларов в месяц — он даже не может точно сказать, сколько — а Украина нуждается в таких министрах, у которых есть собственные накопления, чтобы гарантировать, что эти люди приходят в политику не ради материальной наживы. Абромавичус получил украинский паспорт около месяца назад, и он признается, что понимает примерно 85% того, что говорится на правительственных заседаниях на украинском языке, который он знает достаточно посредственно. Тем не менее, он называет себя патриотом.

Двумя крупнейшими фондами, которыми управлял Абромавичус, были East Capital Russian Fund с пятилетним суммарным доходом в минус 46% и East Capital Eastern European Fund с пятилетним суммарным доходом в минус 30%. Последний раз эти компании приносили заметный доход в 2011 году. И вины Абромавичуса здесь нет: акции восточноевропейских компаний, особенно российских, в последние годы демонстрируют очень слабые показатели. А у Украины даже нет фондовой биржи. Это экономическая пустыня.

В начале декабря объем валютных резервов Украины опустился ниже отметки в 10 миллиардов долларов. И она тратит эти средства с весьма тревожной скоростью: в ноябре было потрачено 2,6 миллиарда долларов — это чуть меньше 3 миллиардов долларов, которые Украина надеется получить от Международного валютного фонда в январе. Если бы курс гривны не поддержали за счет ограничений на торговые операции с твердой валютой, ситуация была бы еще более плачевной. Украинские граждане не имеют права обменивать более 3 тысяч гривен (это 189 долларов по официальному курсу) на иностранную валюту. Для тех, кому нужно больше валюты, существует довольно оживленный черный рынок, однако обменный курс там превышает официальный по крайней мере на 20%.

Состояние украинской экономики существенно ухудшилось после свержения президента Виктора Януковича, которое произошло в феврале прошлого года. Россия аннексировала Крым и разожгла сепаратистский конфликт в промышленных районах на востоке Украины. У временного правительства был шанс попытаться подстегнуть экономику, отменив неэффективную и запутанную систему налогообложения и регулирования, которой могли успешно управлять только олигархи с помощью коррумпированных чиновников, однако оно им не воспользовалось. Неудивительно, что украинские облигации со сроком погашения в 2017 году сейчас торгуются по 60 центов на доллар, существенно потеряв в цене с прошлого года. По словам Андрея Илларионова, бывшего экономического советника президента России Владимира Путина, а ныне эксперта института Катона в Вашингтоне, к февралю дефолт станет уже «практически неизбежным» — если украинское правительство резко не сократит расходы и не проведет реформы пенсионной системы и государственных нефтяных и газовых монополий, через которые проходят энергетические субсидии.

По словам Абромавичуса, именно этим и будет заниматься новый кабинет теперь, когда в его состав вошли опытные профессионалы из частного сектора и когда его поддерживает проевропейский парламент. «Наш командный дух очень силен», — добавляет он.

В конце 2014 года парламент принял проект бюджета на 2015 год, который президент Петр Порошенко быстро подписал. Однако этот проект был опубликован без таблиц фактических расходов и доходов. Я спросил Абромавичуса, почему эти цифры не были обнародованы. «Дело в праздниках», — ответил он, ссылаясь на новогодние и рождественские каникулы, из-за которых вся работа на Украине и в соседней России приостанавливается на первые 10 дней января. В реальности правительство до сих пор дорабатывает бюджет.

8 января в Киев прибудет миссия МВФ. Возможно, ее эксперты станут первыми, кто увидит относительно последовательный план расходов и сборов доходов. По словам Абромавичуса, расходы правительства, которые составляли 53% от ВВП страны, будут увеличены, однако точную цифру он не назвал. Бывший министр финансов Виктор Пинзенык считает, что расходы составят 67% от ВВП.

Абромавичус утверждает, что он верит в эффективность радикальных сокращений расходов. В его собственном министерстве, в 24 отделах работают 1,3 тысячи сотрудников, каждый из которых получает примерно по 5 тысяч гривен в месяц (316 долларов). Новый министр планирует сократить свой штат на 20%, сохранив только 15 отделов. «Надеюсь, мои коллеги последуют моему примеру», — говорит Абромавичус. Между тем, правительство в целом планируется сократить только на 10%.

Я спросил его, зачем в Министерстве экономического развития ему нужны даже 1040 сотрудников. В конце концов, его предшественник, экономист Павел Шеремета ушел в отставку в сентябре, заявив, что украинский бюрократический аппарат душит любую предметную деятельность. А сам Абромавичус в большей степени опирается на независимых советников, чем на сотрудников своего министерства: он уже пригласил одного бывшего эстонского чиновника для внедрения концепции электронного правительства и одного гражданина Литвы, который будет помогать ему в рассмотрении множества предложений об оказании технической помощи, которые Украина получает от своих европейских союзников.

Абромавичус утверждает, что он поддерживает связь с Шереметой: «Он не упростил систему управления… Я получаю его рекомендации по этому вопросу». Новый министр также утверждает, что необходимо провести серьезную и масштабную работу по реформированию 3,5 тысяч государственных корпораций (планируется назначить независимых директоров, сделать деятельность компаний прозрачной, получать от них дивиденды — пока они практически ничего не платят — а затем распродать их) и перестройке государственной системы закупок, в которой при условии большей прозрачности можно экономить минимум 2 миллиарда долларов в год.

Абромавичус обещает провести первые значимые реформы уже в течение месяца. В некоторых вопросах можно обойтись простыми решениями: Квиташвили, грузинский министр здравоохранения, убедил кабинет министров отменить сертификацию лекарственных средств, одобренных в Евросоюзе, США, Канаде и Австралии. Министры обсуждают возможность дать всем регулирующим агентствам год на то, чтобы они доказали специальной комиссии, что они приносят пользу бизнесу и правительству. Правительство также всерьез обсуждает возможность сократить налог на заработную плату с 41% до 16%, однако это, скорее всего, будет сделано в несколько этапов в течение года. Между тем скоро цены на газ для физических лиц снова начнут расти: в январе правительство рассчитывает выработать схему ликвидации субсидий.

Все эти действия — это шаги в верном направлении. «Мы не должны упускать шанс, предоставленный нам кризисом, — говорит Абромавичус. — Это уникальный шанс провести реформы». Именно об этом он и другие представители кабинета министров, говорящие на английском языке и получившие образование на Западе, будут рассказывать членам миссии МВФ и другим иностранным спонсорам в ближайшие несколько недель.

Запад не может позволить Украине проиграть, потому что это станет доказательством правоты президента России Владимира Путина, который заявляет о неискренности и неэффективности помощи Запада. Поэтому МВФ, вероятнее всего, переведет следующую порцию обещанного пакета финансовой помощи, общий объем которой составляет 17 миллиардов долларов, чтобы новое правительство в Киеве смогло удержаться на плаву. Однако, по словам председателя Еврокомиссии Жана-Клода Юнкера (Jean-Claude Juncker), чтобы сделать это, Украине в этом году потребуются дополнительные 15 миллиардов долларов. Получить эти деньги Украина сможет лишь в том случае, если ей удастся провести необходимые реформы в такие короткие сроки, которые кажутся невозможными даже самым решительным реформаторам, таким как Абромавичус. Но он искренне убежден в том, что эти реформы нельзя растягивать на год или два: в этом случае шанс использовать кризис в интересах новой Украины будет упущен.