У китайцев нет бога. К счастью, их тысячелетняя культура не создала всемогущее, исключительное и властное существо, которое заставило бы их защищать свою территорию с помощью напалма и автоматов Калашникова лишь для того, чтобы его умилостивить. Строго говоря, большинство китайцев исповедуют даже не религию, а свод рафинированных нравственных правил поведения. Дзэн представляет собой духовную форму жизни в настоящем, восприятия невзгод, преодоления боли и восприятия смерти, как доброго друга, который мягко вернет тебя обратно в лоно природы. В настоящий момент китайцы заняты лишь тем, чтобы превратить весь земной шар в лавку недорогих товаров. У них нет сурового божества, которое могло бы конкурировать с богом иудеев, христиан и мусульман, наполнившим Землю фанатиками, анафемами, догмами и угрозами, обещая рай для тех, кто перед ним преклоняются и ад для тех, кто его отрицают.

К счастью, негры-анимисты тоже верят не в бога, а в духов гор и лесов, обитающих в деревьях, реках, дожде и ветре; они обладают особыми способностями излечивать определенные болезни, лихорадку, зубную боль, снимать угнетенное душевное состояние и решать любые экономические проблемы. Чтобы добиться расположения этих духов, негры танцуют, поют, бьют в барабаны, приносят в жертву петуха и надеются на их благорасположение.

Чудовищное преступление, совершенное фанатиками-исламистами в Париже, показало, что монотеистические религии, возникшие вокруг Средиземноморья, продолжают оставаться семенами ненависти, которые в течение веков провоцировали различные религиозные войны. В нашей культуре эта война идет между безопасностью и свободой. Помня о том, что фанатизм и страх проникают везде, отравляя все и вся, христианский мир в итоге станет поклоняться не Богу, а полиции.