Стив Пайфер (Steve Pifer) — мой хороший друг и уважаемый коллега. А Строуб Тэлботт (Strobe Talbott) — мой босс, и поэтому, само собой разумеется, я в восторге от его работы. Но какими бы важными для меня ни были дружба и сохранение рабочего места, я, тем не менее, могу сказать, что их предложение относительно вооружения украинцев способно лишь привести к дальнейшему насилию и нестабильности, а также, возможно, к опасной конфронтации с Россией.

Статья Стива и Строуба (а также вспомогательный доклад, написанный вместе с несколькими другими известными авторами) пропитана негодованием по отношению к российским действиям. И российские действия, на самом деле, являются возмутительными. Однако моральное возмущение, каким бы оно ни было справедливым и приносящим удовлетворение, не является стратегией. Стратегия должна объяснить, каким образом поставка американского оружия могла бы улучшить ситуацию. Вместо подобного рода объяснений в статье говорится о том, что правота этого дела, потребность украинцев в таком оружии и желание его иметь представляют собой достаточное основание для оправдания подобных поставок.

Не удивительно, что украинцы хотят использовать американское оружие в войне против России и поддерживаемых Россией сепаратистов — им, украинцам, судя по всему, угрожает территориальное расчленение, и они готовы пойти на любой риск для того, чтобы сохранить свое государство в неприкосновенности.

Расчет украинцев продиктован сиюминутным отчаянием. Однако Соединенным Штатом следует мыслить, исходя из долгосрочной перспективы. Если поставки американского оружия не смогут заставить русских отступить на Украине и вместо этого произойдет эскалация военных действий, то конечный результат не будет миром и компромиссом. В последнее время на Украине постоянно происходит эскалация конфликта, но ситуация может еще более ухудшиться. При всех ее ужасах гражданскую войну на Украине можно считать довольно мягкой в сравнении со стандартами Боснии, Чечни или Сирии. Дальнейшая эскалация будет означать увеличение насилия, страдания и количества смертей на Украине.

Авторы доклада рассуждают так: если Соединенные Штаты не будут активно противодействовать России на Украине, то путинский режим получит стимул для того, чтобы творить подобное безобразие на всей территории Европы, а также за ее пределами. Это знакомый аргумент относительно способности вызывать доверие, который привел нас к войне во Вьетнаме, среди прочих злоключений. На самом деле, Соединенные Штаты не укрепляют свои позиции с помощью блефа и обещаний, которые мы в конечном итоге не выполним, или участия в войнах, которые нам не нужны.

В любом случае Украина находится в уникальной ситуации — как для русских, так и для Соединенных Штатов. В культурном и географическом отношении эта страна исключительно важна для русских, тогда как для Соединенных Штатов существенного значения она не имеет и не является союзником по договору. Русские повели бы себя глупо, если бы стали судить об убедительности Соединенных Штатов и готовности ответить на провокации в более значимых для Америки регионах на основе невоенного ответа на события на Украине. И нет оснований полагать, что они столь глупы.

Тем временем в ответ на российскую эскалацию на Украине Соединенные Штаты могут либо повысить градус этого конфликта до того уровня, до которого они первоначально не хотели его доводить, либо будут вынуждены унизительным образом отступить. Ни один из этих вариантов не является привлекательным и не повышает убедительности. Американская политика должна работать очень интенсивно для того, чтобы избежать подобного неприятного выбора. В противном случае такого рода динамика может еще глубже погрузить нас в конфликт, который может превратиться в прямую конфронтацию с серьезно разозленной и все еще обладающей большим запасом ядерного оружия Россией.

Идти на эскалацию или нет


Вот как формулируется ключевой вопрос: что сделают русские в ответ на предоставление оружия их противнику? Для Стива и Строуба цель состоит в том, чтобы дать «украинским военным достаточно средств, и тогда дальнейшая агрессия станет столь затратной, что Путин и российская армия откажутся от эскалации конфликта». Судя по всему, это очень непростая задача. Украина, конечно же, намного важнее для России, чем для Соединенных Штатов. Кроме того, Украина, к сожалению, расположена значительно ближе к России, чем к Америке. У России в распоряжении, вероятно, будут находиться многочисленные опции относительно эскалации и ясный стимул для того, чтобы их использовать.

Российские вооруженные силы, на самом деле, намного сильнее украинской армии, как мы это поняли в конце августа, когда одноразовое использование регулярных подразделений привело к сотням погибших украинцев под Иловайском. Ни одна программа американской помощи не изменит существующего соотношения сил. Как признают сами авторы доклада, «даже при колоссальной поддержке со стороны Запада украинская армия не будет в состоянии победить в случае решительного наступления российских вооруженных сил».

Матери всех стратегий

И как же, по мнению авторов доклада, Соединенные Штаты и их доблестные украинские союзники могут заставить Россию отступить на Украине? Авторы считают, что секрет того, как можно заставить Россию отступить, состоит в повышении той «цены», под которой они понимают возможность для Украины воспользоваться чувствительностью России к потерям. Использование американского оружия будет означать, что русские солдаты будут погибать в значительно большем количестве в попытке добиться реализации российских целей на Украине. Российское руководство скрывает факты гибели своих солдат на Украине от собственного населения, опасаясь реакции общества, и это станет намного сложнее делать, если потери резко возрастут. Руководство страны, вероятно, опасается гнева российских матерей, забота которых о благополучии их сыновей-солдат способна двигать политические горы даже в авторитарной России. Как полагают авторы доклада, президент Владимир Путин не захочет иметь дело с растущим количеством возбужденных и организованных матерей и будет избегать эскалации на Украине.

К сожалению, одна из немногих более мощных сил в российской политике, чем гнев матерей, — это антиамериканизм. Российский режим определил борьбу на Украине как сражение за выживание с американским империализмом, в котором Соединенные Штаты, в конечном счете, пытаются навязать свою волю самой России. Поставки американского оружия подтвердят эту точку зрения и увеличат свободу действия российского руководства внутри страны.

Хотелось бы верить в способность российских матерей победить свое правительство. Однако в конечном счете трудно найти утешение в плане, успех которого основан на чувствительности Владимира Путина к смерти и к страданию российского народа.

Джереми Шапиро до своего участия в программах Брукингского института был сотрудником отдела политического планирования Госдепартамента США, где выполнял функции советника госсекретаря по вопросам политики США в Северной Африке и Леванте.