У Китая появился новый экспортный хит. Помимо дешевой одежды, электроники и игрушек, миру теперь поставляют дефляцию. Правда, речь идет не о классическом экспортном товаре, но для Пекина он сейчас намного важнее, чем все остальные статьи экспорта. А для его партнеров — намного опаснее.

Сейчас партийному руководству страны приходится делать все, чтобы добиться поставленной цели: экономический рост в 6,5%-7%. Это необходимо для того, чтобы не подвергать угрозе социальную стабильность. Но именно здесь таится проблема, с которой могут столкнуться другие государства. В той части мира, где отсутствует столь сильный рост, поднимается вопрос, какая страна сконцентрирует в себе остаток приумноженного глобального благосостояния. И это может стать для глобальных финансовых рынков крайне опасным обстоятельством.

«На рынках разразилась “немая валютная война”, — отмечает глава исследований банка Bank of America Merrill Lynch Дэвид Ву (David Woo). — И велика опасность того, что теперь в эту войну вступит Китай».

Действительно, стране приходится бороться с масштабными экономическими проблемами. Цены на недвижимость находятся в состоянии свободного падения. В январе потребительские цены в Китае выросли лишь на годовую норму в 0,8%, что существенно ниже инфляционной цели в 3%, преследуемой правительством. Падение цен производителей на более чем 4% указывает на продолжающееся сокращение ценового прессинга в Поднебесной.

Юань достиг самого низкого уровня с октября 2012 года

На фоне такого дефляционного давления вряд ли возможно достижение цели экономического роста, поставленной партийным руководством. Поэтому страна должна делать все для того, чтобы стимулировать инфляцию. В центре внимания находится Народный банк Китая, который в последние недели лихорадочно «выбрасывал» на рынок ликвидность. Но это не все. В конце недели банк снизил ключевую ставку — во второй раз за текущий год.

Рынок отреагировали немедленно. В начале недели курс юаня по отношению к доллару достиг самого низкого уровня с октября 2012 года. С начала этого года китайская валюта потеряла 1,1% стоимости. Вроде бы немного. Впрочем, китайцы «привязали» свою валюту к американскому доллару, что привело к постепенному повышению его стоимости юаня. Кажется, теперь с этим покончено.

«Девальвация юаня продолжится. Китайцы поймут, что они не могут позволить себе проводить прежнюю политику», — считает валютный стратег банка Barclays Митул Котеча (Mitul Kotecha).

По-видимому, сейчас Народный банк Китая окончательно вступил в валютную войну. Более слабая валюта обеспечила бы Поднебесной множество преимуществ. Ей будет проще сбывать свою продукцию на мировых рынках, так как приобретение китайских товаров будет выгоднее тех, что продаются за другую валюту. Одновременно импорт станет дороже, и это снизит опасность дефляции.

Однако такая политика будет иметь последствия для остальных стран мира. Ведь удешевление китайских экспортных товаров на мировых рынках будет означать, что Китай фактически экспортирует дефляцию.

Печатание денег обеспечит новые возможности

В еврозоне цены падают третий месяц подряд по сравнению с прошлым годом. Более дешевые товары из Китая еще больше усилят дефляционное давление. В США и Великобритании уровень инфляция также находится ниже установленной планки. Длительный период дефляции грозит и Японии. Миллиардный «выброс» ликвидности и резкое повышение налога на добавленную стоимость вызволили страну из трудного положения, но Китай способен снова «толкнуть» ее в дефляцию.

На этом фоне все страны пытаются удешевить свою валюту с помощью печатания денег и обеспечить тем самым новые экономические возможности. Баланс Центробанка фигурирует в этой финансовой войне как арсенал: чем больше удастся его «раздуть», тем лучше та или иная страна готова к «мировой драке».

Здесь надо упомянуть, что, начиная с 2003 года, Китай увеличил активы Народного банка более чем в шесть раз. Но в течение последних 12 месяцев Пекин вел себя сдержанно, а Банк Японии свои активы, напротив, существенно увеличил. В тех же целях Европейский центральный банк начнет со следующей недели приобретать облигации государственного займа.

«Для многих стран дешевая валюта — единственная возможность стимулировать собственную экономику», — замечает эксперт банка Bank of America Merrill Lynch Дэвид Ву. По его словам, за последние месяцы инструмент обесценивания валюты перестал рассматриваться как нечто негативное. «Наш анализ показывает, что государства сильно настроены на то, чтобы сделать ставку на этот инструмент, даже если в итоге все окажутся в проигрыше», — констатирует валютный стратег Ву.

Колебания курсов валют дорого обходятся компаниям

Финансовым рынкам фактически предстоят неспокойные времена, если Пекин действительно со всей силой втянется в валютную войну. Об этом можно судить по курсам валют: они уже сейчас демонстрируют заметные колебания.

У резких скачков валютных курсов есть своя цена: компаниям дорого обходятся действия, призванные защитить от таких изменений. Согласно расчетам Ву, такие расходы выросли на треть за последние недели, и будут расти впредь, если ситуация обострится.

Валютная война крайне невыгодна вкладчикам: если Центробанки «раздувают» свои активы, это сопровождается активным приобретением займов или «выбросом» ликвидности, что в свою очередь приводит к снижению ставок. Обеспечить надежность финансовых накоплений к старости при помощи стабильных вкладов становится сложно.

Германия — побежденная сторона в валютной войне


Именно Германия может особенно пострадать: здесь высокая доля сбережений, соответственно высоки расходы на народнохозяйственные цели при низких ставках. Кроме того, экспорт очень способствует процессу создания добавленной стоимости. Но экспортеры в некоторой степени зависят от стабильности валютных рынков и низкой стоимости страхования обменных курсов. Помимо этого, германские компании широко представлены на китайском рынке: экспорт в Поднебесную составляет — ни много ни мало — 3% ВВП Германии.

Очевидно, «денежное наступление» Китая неслучайно началось в наши дни. За последние месяцы юань сильно прибавил в стоимости по отношению к евро. А на предстоящей неделе президент Европейского центрального банка, возможно, запустит программу количественного смягчения. Хеджевые фонды и другие спекулянты уже делают ставки на более слабый евро, и прогнозы эти намного пессимистичнее тех, что они делали в 2012 году в отношении йены. Скоро к ним могут присоединиться ставки на юань, если китайский экспортный хит под названием «дефляция» будет удачным.