Ученые и медики — народ осторожный, и они редко рисуют апокалиптические сценарии. Правда, если речь не идет об устойчивости к антибиотикам. По мере того, как мы все больше узнаем о том, что устойчивые к антибиотикам супербактерии способны буквально уничтожить человечество, у нас появляется тревога сродни обеспокоенности климатическими изменениями. Это страшная, но неосязаемая угроза, против которой трудно сплотиться.

Вопреки грозным предостережениям на предмет воздействия устойчивых к антибиотикам бактерий на здоровье человека, эта проблема для многих до сих пор является абстракцией; промышленность противодействует попыткам ее разрешения, а законы, направленные на ее устранение, постоянно блокируются. Мы продолжаем злоупотреблять и разбазаривать один из величайших даров науки, который спасает нам жизнь. Бездействие озадачивает и лишь усугубляет проблему, связанную с устойчивостью к антибиотикам.

1) Супербактерии скоро будут убивать больше людей, чем рак

Внутри и вокруг нас живут миллиарды бактерий, и большинство из них помогают нам выживать и преуспевать. Но иногда мы заражаемся бактериями, которые могут довести нас до болезни. Антибиотики — это химические вещества из окружающих нас организмов, способные убивать этих вредных микробов. Они не только излечивают нас, когда мы заболеваем. Эти чудо-лекарства произвели революцию в медицине и изменили масштабы современного производства продовольствия.

Но в использовании антибиотиков есть один крупный недостаток: чем больше мы их потребляем, тем быстрее они прекращают свое воздействие. С тех пор как Александр Флеминг открыл первый антибиотик (пенициллин в 1928 году), многие ученые, руководители из сферы здравоохранения и врачи все чаще бьют тревогу по поводу устойчивости к антибиотикам.

Супербактерия


Устойчивость к антибиотикам — это естественная реакция на лекарство. Бактерии размножаются миллиардами, и некоторые из них случайным образом мутируют. В их ДНК происходят изменения, благодаря которым эти бактерии оказываются в состоянии перехитрить предназначенные для их уничтожения препараты. Ситуация усугубляется еще и тем, что мы слишком часто пользуемся антибиотиками, принимая их в неправильной дозировке. Когда мы не завершаем курс лечения, или даем антибиотики животным в малых дозах для повышения их веса, мы создаем такую среду, в которой самые слабые супербактерии погибают, а самые сильные выживают.

В последние годы такое неправильное применение антибиотиков ускоряет естественный процесс сопротивляемости, из-за чего некоторые антибиотики становятся бесполезными, заставляя специалистов предупреждать о том, что мы вступаем в «постантибиотиковую эпоху», которая станет кошмаром для здравоохранения и катастрофической угрозой, не уступающей терроризму.

Только в США из-за антибиотикоустойчивых инфекций каждый год умирает 23 000 человек, и происходит два миллиона заболеваний. Мы уже стали свидетелями ряда бактериальных инфекций (гонорея, устойчивые к карбапенемам энтеробактерии, штаммы туберкулеза), которые больше не излечиваются имеющимися у нас лекарствами.

Чрезмерное использование антибиотиков также убивает полезные бактерии в человеческом организме, может нарушить нашу кишечную флору и ослабить иммунную систему. А это значит, что больше людей будет болеть, что они будут дольше болеть и умирать от резистентных инфекций, против которых у нас нет лекарств. А стоимость лечения антибиотикоустойчивости будет увеличиваться.

Недавно был подготовлен доклад по заданию британского правительства, в котором содержится очень тревожный прогноз о том, что к 2050 году устойчивые к антимикробным препаратам инфекции будут убивать 10 миллионов человек по всему миру. Это больше, чем количество людей, умирающих в настоящее время от рака.

Этот кошмарный сценарий весьма правдоподобен по одной простой причине: мы никак не можем предпринять действия, необходимые для его предотвращения. В медицине налицо просто невероятная инертность, а сельскохозяйственный сектор долгие годы отрицает данные науки по экономическим и политическим соображениям.

2) Без антибиотиков медицина рухнет

Не будет преувеличением сказать, что большая часть современной медицины, а также наше здоровье зависят от эффективности антибиотиков. Всякий раз, когда мы отправляемся в госпиталь на операцию (замена тазобедренного сустава, операция на передней крестообразной связке, операция на сердце), почти все врачи без исключений назначают нам антибиотики для предотвращения инфекции. Антибиотики также позволяют делать кесарево сечение, а эта операция обеспечивает спасение наибольшего числа жизней на нашей планете.

Если не будет действенных антибиотиков, рядовые медицинские процедуры типа операции на бедре, кесарева сечения и химиотерапии станут намного опаснее, а некоторые медицинские вмешательства типа пересадки органов или той же химиотерапии будут неизменно иметь летальный исход. В одной из своих научно-популярных статей Мэрин Маккенна (Maryn McKenna) описывает мир до появления антибиотиков, а также то, что нас ожидает, если имеющиеся антибиотики перестанут действовать:

До появления антибиотиков при родах умирало пять женщин из тысячи. Умирал каждый девятый с кожной инфекцией, которую можно было получить от пустяковой царапины или укуса насекомого. Умирали тридцать процентов людей, заболевших пневмонией. Инфекционные заболевания уха приводили к глухоте, за ангиной мог последовать инфаркт.

«Это просто невообразимо, — говорит профессор Кевин Ауттерсон (Kevin Outterson) с юридического факультета Бостонского университета, — как возврат в эпоху до антибиотиков повлияет на американское здравоохранение». Аналитик из исследовательского центра Rand Corporation Джирка Тейлор (Jirka Taylor) заявляет: «Когда у вас пятипроцентная вероятность заразиться инфекцией, смертность от которой составляет 40 процентов, захотите ли вы соглашаться на довольно простые операции типа эндопротезирования тазобедренного сустава, если от нее не зависит ваша жизнь?»

3) Мы усугубляем проблему, неправильно используя антибиотики

Чаще всего мы пользуемся антибиотиками неправильно и без необходимости. В сельском хозяйстве фермеры дают их небольшими дозами животным для увеличения веса и предотвращения инфекций (но не для их лечения). В больницах и поликлиниках врачи назначают лекарства, когда не уверены в диагнозе, но хотят выполнить требование пациентов вылечить их — несмотря на то, что они могут страдать от заразной болезни (но не бактериальной).

Как отметила недавно Сара Клифф (Sarah Kliff), врачи уже давно знают, что вылечить антибиотиками бронхит невозможно, и тем не менее, в 71 проценте случаев (!) они продолжают лечить его антибиотиками. По данным журнала Nature, среднестатистический американский ребенок до достижения взрослого возраста 10-20 раз проходит курс лечения антибиотиками. Получается, что он получает дозу антибиотиков каждый год либо раз в два года. Но согласно авторитетным оценкам, в половине случаев антибиотики ему не нужны.

Но чаще всего мы применяем антибиотики на фермах. Для животных используется около 80 процентов из общего количества производимых ежегодно антибиотиков, которое составляет от 100 000 до 200 000 тонн.

Это происходит по двум основным причинам: фермеры обнаружили, что если давать животным в малых дозах антибиотики, они быстрее растут. А если использовать антибиотики для профилактики заболеваний, то их можно содержать в запущенном состоянии. Такая практика позволяет нам получать дешевые продукты питания, но она также усугубляет проблему сопротивляемости антибиотикам.

Когда накачанные антибиотиками животные содержатся в грязи и в тесноте, это создает идеальные условиях для антибиотикоустойчивости: малые дозы уничтожают самые слабые бактерии, а самые сильные выживают.


4) Мы не производим новые и более эффективные антибиотики для борьбы с супербактериями

Одна из самых пугающих особенностей сегодняшнего кризиса антибиотикоустойчивости заключается в том, что фармацевтические компании не создают новые лекарства для борьбы с ней.

Антибиотики просто не приносят им большой прибыли, не дают существенной финансовой выручки. В отличие от лечения хронических заболеваний, люди пользуются антибиотиками непродолжительное время. А теперь мы знаем, что нам надо применять их еще более разборчиво и осторожно, чем раньше, что не очень-то радует крупные фармацевтические компании.

По этой причине многие жалуются на то, что «поставки лекарств иссякли». За последнее десятилетие на рынок поступило лишь незначительное количество новых антибиотиков, и медицинские организации типа Американского общества инфекционистов встревожены тем, что новых лекарств «недопустимо мало».

Еда из ресторана «МакДоналдс»


5) Крупные компании типа McDonald’s вступают в борьбу со злоупотреблением антибиотиками, но в этом деле есть масса лазеек

Пищевые компании типа Chipotle, Panera Bread, Applegate, а в последнее время и McDonald’s вступают в борьбу там, где государство терпит неудачу. Они противодействуют чрезмерному использованию антибиотиков, принимая различные меры по ограничению тех лекарственных препаратов, которые могут использовать их поставщики, а также по ограничению сроков их применения.

Но такие меры зачастую оказываются недостаточными. McDonald’s, например, недавно заявила, что в течение двух лет откажется от закупки цыплят, которые выращиваются на человеческих антибиотиках.

Тем не менее, эта ресторанная цепь позволяет поставщикам использовать антибиотики для животных под названием ионофоры. Людям такие антибиотики не назначают, но их чрезмерное применение для животных может отрицательно отразиться на здоровье человека, поскольку мы знаем, что резистентность переходит границы видов и классов лекарств.

Такая политика McDonald’s действует только в отношении американских ресторанов, но не десятков тысяч других точек питания, которыми компания владеет за рубежом. И распространяется она только на куриное мясо, но не на говядину, которая чаще всего используется в меню компании. Да, это шаг в правильном направлении, но с учетом того, что производителей продуктов питания больше интересует прибыль, а не здоровье населения, если McDonald’s начнет мухлевать, это не должно вызывать удивление.

Тем не менее, производители продуктов питания хором твердят о том, что они реагируют на требования потребителя. Такие противники антибиотиков как член палаты представителей Луиза Слотер (Louise Slaughter) заявляют, что покупатели должны и дальше оказывать давление на ведущие продовольственные компании, голосуя своими деньгами. «Мы должны заставить американский народ заявить, что он не будет покупать стейки, напичканные антибиотиками; что он не хочет, чтобы цыплят обмакивали в отбеливающее средство клорокс; что он требует кормить его и его детей здоровыми и полезными продуктами; что антибиотики надо беречь для больных животных и людей».

6) Сельское хозяйство решительно против реформ, из-за чего США опаздывают со своими мерами.


Нам не только не хватает новых и действенных антибиотиков; мы не в состоянии осуществлять меры по снижению потребления антибиотиков. Американские законодатели неоднократно выдвигали законопроекты по сокращению чрезмерного применения антибиотиков. Но сельскохозяйственная отрасль неизменно торпедирует эти усилия, и законопроекты пока еще так и не прошли через конгресс.

Например, член палаты представителей Луиз Слотер, являющаяся единственным микробиологом в конгрессе, возглавляет усилия по прекращению чрезмерного применения антибиотиков на фермах. В этих целях был подготовлен законопроект «О сбережении антибиотиков для медицинского лечения». С момента прихода Слотер в конгресс в 2007 году этот законопроект выдвигали четыре раза, и всякий раз он терпел фиаско в палате представителей.

Как говорит Слотер, «450 организаций, то есть, все до единой потребительские ассоциации, научные группы, все медицинские объединения, какие только можно себе представить, поддерживают наш законопроект. Но 88 процентов из тех денег, что тратятся на лоббирование в данном вопросе, тратятся против нас».

Птицефабрика


На федеральном уровне предпринимаются и другие усилия по решению проблемы с антибиотиками на фермах. Управление по контролю за продуктами и лекарствами сообщает, что использование антибиотиков в производстве продуктов питания создает проблемы с 1970-х годов. Но сельскохозяйственная отрасль и фармацевтические компании срывают и блокируют усилия, направленные на борьбу с данным явлением, а крупному пищевому бизнесу нужны дешевые продукты.

Например, в декабре прошлого года Управление по контролю за продуктами и лекарствами издало руководство, в котором призывает разумно и осторожно использовать на фермах антибиотики для увеличения веса животных. Но это руководство не является обязательным. «За те годы, что я работаю над этим вопросом, — говорит Слотер, — я пришла к выводу, что Управление по контролю за продуктами и лекарствами не намерено нас защищать. Точно так же нас не намерены защищать министерство сельского хозяйства и Белый дом».

Ученые и законодатели, обеспокоенные усиливающейся проблемой антибиотикоустойчивости, пытаются заставить американский сельскохозяйственный сектор последовать примеру Дании и других европейских стран, где фермеры используют антибиотики только для лечения животных.

7) Мы знаем, что нам надо решать проблему устойчивости к антибиотикам. Мы просто ничего не делаем для этого.

Чтобы по-настоящему решить проблему устойчивости к антибиотиками, нам нужен глобальный план. Супербактерии перемещаются по миру так же легко, как и люди на самолетах. Действия глобального масштаба не только обезопасят всех нас, но и сведут к минимуму расходы на эту работу, сделав так, чтобы использование антибиотиков в сельском хозяйстве в равной мере отражалось на фермерах всего мира.

Как говорится в передовой статье последнего номера Бюллетеня Всемирной организации здравоохранения, «необходим обязательный для исполнения международный правовой механизм, охватывающий вопросы доступа, сохранения и инноваций. Когда международное право получает мощный механизм реализации, оно становится самым сильным побудительным средством к действию для всех стран».

Для решения проблемы нам нужно рационально использовать имеющийся запас антибиотиков и создавать новые виды. Но зная об этом более ста лет, мы, тем не менее, делаем ужасно мало для сдерживания кризиса устойчивости к антибиотикам. Мы продолжаем злоупотреблять антибиотиками в медицине, используем их в наших продуктах питания и применяем их буквально во всем, начиная от ковриков для йоги и кончая санитарными и дезинфицирующими средствами.

Тем не менее, есть и хорошие новости. В прошлом году наступило нечто вроде переломного момента, когда целый ряд государств и международных организаций пообещали начать борьбу с супербактериями. Один исследователь на страницах New England Journal of Medicine так охарактеризовал эти усилия:

Супербактерия, способная противодействовать любом антибиотику


В апреле ВОЗ объявила, что данная проблема создает «угрозу достижениям современной медицины». Постантибиотиковая эпоха, в которой обычные инфекции и незначительные раны станут смертоносными, это вполне реальная перспектива 21-го века. В мае Всемирная ассамблея здравоохранения поручила ВОЗ составить глобальный план действий по антимикробной резистентности. В июне британское общество проголосовало за вручение государственной премии в размере 10 миллионов фунтов стерлингов за лучшее решение проблемы устойчивости к антибиотикам. А в сентябре Президентский совет по науке и технике опубликовал доклад по устойчивости к антибиотикам, приуроченный к указу президента Барака Обамы, который поручил Совету национальной безопасности в сотрудничестве с правительственной экспертной группой и неправительственным консультативным советом разработать к февралю общенациональный план действий.

Администрация Обамы также учредила премию в 20 миллионов долларов за создание новой системы диагностики и анализов по месту предоставления медицинских услуг, а также предложила удвоить федеральные расходы на исследования в области сопротивляемости антибиотикам.

Аналогичных действий в вопросах сбережения предпринято не было, хотя другие страны уже на протяжении десятилетий занимаются рачительным использованием своих антибиотиков. Так, в 1971 году Британия запретила использовать в сельском хозяйстве некоторые антибиотики для ускорения роста животных. Следуя ее примеру, Дания тоже постепенно отказалась от стимуляторов роста, а за ней аналогичные меры приняли Норвегия и Швеция. К 2006 году весь Евросоюз отказался от использования антибиотиков для ускорения роста.

Это поразительно, но данные усилия никак не повлияли на производство. По данным одного датского исследования, хотя сельскохозяйственный сектор в период с 1992 по 2008 год наполовину уменьшил применение антибиотиков в свиноводстве, ему удалось повысить производительность, и при этом производственные расходы не увеличились ни на йоту. В Америке этим опытом не воспользовались, и там политика и экономика по-прежнему подавляют науку. Лишь время покажет, достаточно ли мы делаем в этом плане, и не слишком ли поздно.