Из Америки поступают предупредительные сигналы: американская конъюнктура все-таки оказалась не такой прочной, как было принято считать. Изменения процентной ставки пока не произошло, а фондовые рынки реагируют не так, как ожидалось.

В среду американский эмиссионный банк Федрезерв в очередной раз принял решение о том, что он пока не хочет принимать решение о том, когда он повысит учетную ставку. Подобную позицию можно изложить следующим образом: хотя он и размышляет о повышении процентной ставки на своем заседании в июне, однако само решение, в зависимости от ситуации, в очередной раз может быть отложено на более поздний срок. И все это происходит после двух полных дней соответствующих заседаний. В подобном непринятии решения отражается немало надежд на дальнейшее выздоровление экономики, однако на самом деле никакой уверенности в этом нет. Вот как можно это выразить: мы начнем действовать тогда, когда рынок труда продемонстрирует дополнительные признаки выздоровления, а инфляция в краткосрочной перспективе будет двигаться в направлении к 2%.

Реакция фондовых рынков не заставила себя долго ждать: американские акции восстановили свои котировки после наметившегося ранее движения вниз, доллар ослаб (соответственно, евро — укрепился), золото и серебро восстанавливают свои позиции. На основании подобной реакции можно сделать вывод: важные инвесторы, ожидают, скорее, более слабого развития экономики. Заметим на полях: большинство республиканцев страшно злятся на Федрезерв, поскольку они ждали конкретного объявления о повышении учетной ставки.

Двойной эффект торможения для американской экономики 

Теперь к существующему фону добавляются факты: вовсе не с момента вступления Джанет Йеллен (Janet Yellen) в должность главы Федрезерва американская денежно-кредитная политика вращается вокруг показателей безработицы, которая считается решающим критерием того, когда и в каком объеме что-то происходит или не происходит с учетной ставкой. Нынешний показатель уровня безработицы, составляющий 5,5%, оправдывал бы объявление о повышении учетной ставки (при этом не совсем ясно, в какой мере эти данные были подправлены с помощью статистических трюков).

Вместе с тем и заработная плата растет в Соединенных Штатах незначительно. Из этого можно сделать вывод о том, что данные о количестве занятых не устремляются прямо в небеса. В этом отношении из строительной отрасли поступает предупредительный сигнал: за февраль количество объявлений о начале строительных работ в сравнении с прошлым годом сократилось на 17%. Да и ситуация в розничной торговле оставляет желать лучшего. Таким образом от двух важнейших для американской экономики отраслей исходит сигнал торможения. К этому следует также добавить повышение курса доллара, которое выступает в качестве тормоза для экспорта.

Еще одним важным критерием денежно-кредитной политики является уровень инфляции. Если бы он повышался, то тогда у Йеллен были бы все основания открыто порассуждать о повышении процентной ставки. Однако не в последнюю очередь падающие цены на нефть способствовали тому, что все еще приходится ждать уровня инфляции в 2%, к которому стремится Федрезерв. Сюда следует также добавить сдерживающий цены эффект подорожавшего доллара. Это означает, что Соединенные Штаты из-за повышения курса доллара могут покупать товары за границей по более выгодной цене, чем полгода назад. И есть еще один фактор: те или иные крупные инвесторы за пределами Соединенных Штатов открыли для себя доллар в качестве надежной гавани. Об этом свидетельствует падение котировок различных валют, ситуация для которых в последнее время была ненамного лучше, чем для евро.

Ликвидация долга США является иллюзорной

А как обстоят дела с временно забытой финансовой репрессией (finanzielle Repression), то есть — в случае с Соединенными Штатами — с подверженными влиянию инфляции деньгами? Предвосхищая ответ, можно сказать: если мы исходим из общего объема американских долгов в размере 60 триллионов долларов, что соответствует 340% общего объема экономики США, то долги при инфляции в 2% представляются иллюзорными, и то же самое при 4%, но при 6% об этом можно подумать, и только при 8% погашение долговой нагрузки с помощью финансовой репрессии было бы реалистичным.

В этой связи вновь возникает вопрос: можно ли вообще остановить инфляцию, когда она с уровня в 2% устремляется в более высокие сферы? Ни Федрезерв, ни Европейский центральный банк, поставивший себе инфляцию в 2% в качестве цели, не знают ответа на этот вопрос. Тем не менее оба они продолжают бить в молитвенный барабан и повторять свое послание относительно 2%, как будто на этом уровне установлен стоп-сигнал. Тот факт, что инфляция имеет дело с ожиданиями и по этой причине — возможно, даже в первую очередь поэтому — представляет собой феномен массовой психологии, который странным образом постоянно замалчивается работниками центральных банков.

Красноречивый дуэт двух руководителей

Глава Федрезерва Джанет Йеллен является мастером по выдумыванию причин для того, чтобы отложить активно обсуждаемый вопрос о повышении ставки. Ее европейский коллега, глава Европейского центрального банка Марио Драги (Mario Draghi), конечно, ничем не уступает Йеллен в том, что касается тактики затягивания. Но только он предпочитает такие фразы, как «чего бы это ни стоило» (whatever it takes), которые он произвольно интерпретирует и пытается головой пробить стену. От этих двух руководителей мы вправе ожидать еще большего количество примеров вербальной акробатики. Можно сформулировать и в более дружественном варианте: оба они прекрасно умеют с помощью слов добиваться соответствующих эффектов в области массовой психологии. При этом за спиной у Йеллен находится весь аппарат ее сотрудников, тогда как Драги вместе с членом правления Европейского центрального банка Йенсом Вайдеманом (Jens Weidemann) и некоторыми другими  сторонниками твердого евро должны еще соответствующим образом обработать своих спарринг-партнеров.

Вывод: инвесторы, управляющие событиями на фондовых биржах, своей реакцией в среду показали, что они думают об американской конъюнктуре: их оценка была не такой позитивной, как нас пытаются вот уже несколько недель убедить мейнстримные средства массовой информации. Поэтому мы должны исходить из того, что доллар не является чудо-валютой, как нам это с давних пор преподносится, и что поспешная лебединая песня в печати по поводу золота и серебра, судя по всему, оказалась преждевременной. В этом контексте не следует особенно удивляться, если немецкие и другие европейские акции в своем порыве вверх, по крайней мере, сделают паузу.