Исламистская террористическая сеть превратилась в феномен «с головой гидры». Последствия этого явления распространяются далеко за пределы нынешней «дуги террористического насилия», которая в настоящий момент ограничивается регионами Азии и Северной Африки. Однако такие страны, как Индия, уже ощущают ее жаркое дыхание. Поэтому антитеррористические агентства не должны впадать в благодушие, утверждая, что Индия и индийские мусульмане защищены от нового вируса и, следовательно, маловероятно, что будут им поражены.

Как и у других вирусов, у этого также несколько штаммов. Главным ядром теологии остается доктринальное учение саудовского богослова Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба в сочетании с нигилистическим фанатизмом кумира египетских «Братьев-мусульман» Сайида Кутба. Прежде обильная доза салафизма способствовала вспышкам насилия с большим числом убийств, присущим терроризму XX века. Ныне отмечается появление новой разновидности радикального исламизма, которая привержена идее превосходства веры, а также верой в эксклюзивно исламский пуританизм, который может привести к тому, что терроризм XXI века запомнится жестокостью своих методов.

Новые и более старые группировки

Нынешний уровень насилия не следует рассматривать как преходящее явление. Можно вспомнить, как в конце 2013 года США были вынуждены закрыть свои посольства на Ближнем Востоке в связи с реальной террористической угрозой со стороны «Аль-Каиды» на Аравийском полуострове. России пришлось столкнуться с террористическими атаками, которые произошли в быстрой последовательности в преддверии зимних Олимпийских Игр 2014 года в городе Сочи. Со времени появления «Кавказского эмирата» в России произошло множество терактов, включая 50 с участием террористов-смертников. В настоящее время растет число этнических джихадистских группировок, состоящих главным образом из лиц, недавно принявших ислам, которые способны поставлять все «больше и больше бойцов» ради общего дела.

Ситуация осложняется с каждым днем. В то время как такие новые группировки, как Исламское государство (ИГ) и Фронт ан-Нусра в Сирии и Ираке, завоевывают плацдармы за счет применения более жестоких методов и приемов, давние группировки осуществляют реорганизацию и становятся более кровожадными. Идеология XVIII века движет не только ИГ/Ан-Нусрой, но и также различными отделениями «Аль-Каиды», такими как Аль-Каида на Аравийском полуострове, Аль-Каида в странах исламского Магриба, «Боко Харам» и «Аш-Шабаб».

Например, по числу жертв Аль-Каида на Аравийском полуострове превзошла «первоначальную» «Аль-Каиду». Злодеяния, совершаемые ИГ, характеризуются ООН как «запредельно бесчеловечные». Прежнее разделение на «неверных» и «верующих», включая тех, кто принадлежит к другим авраамическим религиям, постепенно размывается. Под нашим боком, как сообщается, «Лашкар-е-Тойба» в Пакистане готовится к очередным разрушительным ударам по целям на территории Индии. В Афганистане Сеть Хаккани продолжает планировать нападения на индийские представительства.

Бессмысленное насилие

Недавняя серия варварских атак от Пакистана до Австралии, Европы и Северной Африки подтверждает, что «бессмысленное» насилие остается инструментом в деятельности большинства групп. В ноябре 2014 года террорист-смертник, относившейся к Техрик-е-Талибан (Пакистан) (ТТП), убил 60 пакистанцев на пограничном с Индией посту Вагах. В декабре ТТП осуществила убийство свыше 140 человек, включая 132 ребенка, в армейской школе в Пешаваре. Три человека были убиты в ходе террористической атаки в Сиднее в середине декабря 2014 года, в январе 2015 года группа террористов в Париже устроила расправу в офисе французского сатирического журнала «Шарли Эбдо», в результате которой погибли 12 человек; при этом каждая жертва была идентифицирована пофамильно.

Не пощадили и Африку. Здесь происходит очередной всплеск связанного с джихадистами насилия. В сентябре 2013 года базирующаяся в Сомали группировка «Аш-Шабаб» взяла на себя ответственность за убийство 67 человек в торговом центре Найроби. В январе эого года «Боко харам» устроила «самую кровавую» в ее истории резню, убив, как сообщают, свыше 2000 человек в результате атаки на Бага и близлежащие города в Нигерии. В апреле в Кении боевики «Аш-Шабаб» убили 147 студентов (главным образом христиан) вслед за осадой кампуса университетского колледжа в Гариссе.

Йемен стал главным пунктом разработки многих запланированных акций Аль-Каиды. Жестокий суннитско-шиитский конфликт в Йемене предоставляет много возможностей для безудержных зверств. Например, 21 марта в Сане четверо террористов-смертников подорвали себя во время пятничной молитвы в двух шиитских мечетях, когда были убиты по меньшей мере 137 человек, а 350 − получили ранения. Южный Йемен превратился в «штаб-квартиру» «Аль-Каиды» на Аравийском полуострове, откуда она спланировала ряд атак по целям в западных странах и, как говорят, продолжает планирование новых терактов. Сейчас Йемен является воплощением «несостоявшегося государства», которое обеспечивает инфраструктурой террористические группировки различных убеждений для совершения террористического насилия.

Резкий поворот

Тем не менее, именно появление ИГ привело к драматическому сдвигу в топологии терроризма. Терроризм ныне обладает собственным виртуальным государством с обширными территориями. Его засыпают финансовыми ресурсами, а также усиливают все увеличивающимся числом рвущихся в бой бойцов. Образованные мусульмане-сунниты со всего мира отзываются на призывы ИГ, вдохновленные задумкой своего лидера Абу Бакра аль-Багдади о создании мусульманского государства, основанного на древних исторических постулатах ислама. Главные — идеи миграции (хиджра) и преданности (байя). Головокружительная смесь региональных войн и исламского фундаментализма с призывом к созданию новых «уз братства» оказывается привлекательной для «верных мусульман». Все это — прелюдия к окончательной битве, которая состоится позже.

ИГ пользуется трагическими обстоятельствами, в которых находятся Сирия и Ирак, для расширения территории халифата. Йеменскую провинцию Сана ИГ уже объявило частью суннитского халифата. Исламское государство Хорасан включает Афганистан, Пакистан и части северо-западной Индии, включая Гуджарат. Иорданию, Кувейт и Ливан планируется включить в состав увеличенного исламского халифата. По мере роста его финансовых ресурсов — в настоящий момент, по оценкам, значительно выше 5 миллиардов долларов — Исламское Государство, несомненно, рассчитывает играть по-крупному.

Воспитание и вербовка кадров

Усиливаются также координация и сближение между джихадистскими движениями во всей Азии и Северной Африке. Например, ИГ рассчитывает на лояльность имеющих схожие взгляды террористических организаций в регионе. «Боко харам» уже заявила о своей преданности. Теперь ИГ советует ей, как захватывать новые территории и превращаться из партизанского движения в силу, способную удержать свои завоевания

В борьбе за распространение идеологии джихада в настоящий момент явно верховодит ИГ. Используя социальные сети и другие возможности Интернет-ресурсов, оно смогло завербовать значительное число сторонников во всем мире. ИГ пытается позиционировать себя как некий «образ жизни», а движение — как стремление к достижению духовной чистоты. Таким обманным путем тысячи образованных мусульман, включая женщин, оказались втянутыми в сети ИГ. Контртеррористические организации, особенно на Западе, до сих пор не в состоянии остановить поток лиц, готовых добровольно участвовать в войне за освобождение ислама под руководством ИГ. По сообщениям надежных западных источников, почти 27% всех мусульман на Западе склоняются в сторону ИГ, а 40% иностранных боевиков в Сирии и Ираке — выходцы с Запада.

Подготовка женщин к джихаду стала одним из наиболее успешных мероприятий ИГ. На Западе были также раскрыты заговоры под названием «Троянский конь», нацеленные на изменение в духе исламской веры характера преподавания в школах. Это позволяет пополнять ряды поддерживающих ИГ так называемых «радикалов-домоседов». Судя по всему, их намереваются использовать как «волков-одиночек» для организации терактов в крупных городах, весьма удаленных от нынешних боевых действий в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Все это может привести к росту инцидентов по всему миру, подобных обезглавливанию британского солдата Ли Джеймса Ригби в 2013 г. и расстрелу канадского капрала Натана Кирилло в 2014 году.

Индия не может рассчитывать на то, что останется изолированной от нынешнего помешательства, затронувшего даже страны с гораздо меньшим по численности образованным мусульманским населением. Уже имеются примеры радикализации индийских мусульман, их число продолжает расти. Случаи с Мехди Бисвасом, арестованным за создание Твиттер-аккаунта в поддержку ИГ, с Арифом Маджидом, обвиняемым в работе на ИГ, а также с арестованным в аэропорту Хайдерабада Салманом Моинуддином — лишь верхушка айсберга. Эти примеры — симптомы растущего глобального феномена, когда с помощью электронных средств прозелиты из ИГ подрывают убеждения и верования мусульманской молодежи.

Ошибочно было бы полагать, что после разгрома индийских моджахедов ситуация в Индии остается нормальной. Радикальное исламистское движение в Индии следует рассматривать в качестве неотъемлемой части новой модели ислама: «ваххабизм превыше всего». На одном уровне она использует такие организации, как ИГ, чтобы завлечь образованную исламскую молодежь в борьбу за дело ислама. На другом — помогает создавать новые отделения, инициирующие появление очередных отростков террористических групп, некоторые из которых некогда откололись от сети бывшей «Аль-Каиды».


М.К.Нараянан — видный индийский политик, экс-секретарь Совета Безопасности, бывший губернатор штата Западная Бенгалия.