Когда Рип ван Винкль заснул глубоким сном и проснулся спустя 20 лет, он обнаружил, что мир вокруг него изменился до неузнаваемости. Но сегодняшнему Рипу ван Винклю было бы достаточно и полутора лет, чтобы после пробуждения увидеть радикальные перемены в российско-американских отношениях. Это не какие-то рядовые изменения, а чрезвычайно опасные сдвиги — настолько опасные, что обычно здравомыслящие и спокойные эксперты по международным отношениям теперь открыто и с большой тревогой говорят, что Вашингтон и Москва неуверенно ковыляют в сторону конфронтации, которая может привести к совершенно ненужному конфликту.

С самого начала этого странного кризиса Белый дом Обамы подчеркивает, что хотя он совершенно не согласен с политикой российского президента Владимира Путина в Крыму и на Украине, Америка не будет воевать с Россией по этой причине. Звучит мысль о том, что Украина жизненно важна для России, в то время как для США она не имеет особого значения.

Тем не менее, Соединенные Штаты были ошеломлены наглым захватом Крыма, который осуществил Путин. Чтобы наказать Россию за нарушение территориальной целостности соседа и норм международного поведения в эпоху после холодной войны, которые нашли признание во всем западном мире, но явно не у Путина, Вашингтон возглавил кампанию экономических санкций против России и ее дипломатической изоляции, где это возможно.

Вместо того, чтобы поддаться этому давлению со стороны Запада, Путин пошел ва-банк. Он присоединил Крым, спровоцировал пророссийское восстание на юго-востоке Украины, и ввел свои собственные санкции против Запада. Он также обвинил США в продвижении своих войск и альянсов в сторону российской границы и в создании угроз национальной безопасности России. У резкого ухудшения отношений между Востоком и Западом есть все признаки новой холодной войны.

Колебания Запада

Не исключено, что президент Обама сам усугубил проблему, когда вместе с большинством лидеров западных стран отказался приехать в Москву на празднование 70-летия победы союзников над нацистской Германией. Такое пренебрежение имело целью показать его недовольство политикой Путина. Но Обама одновременно с этим лишил себя возможности отдать дань уважения российскому народу за те жертвы, которые он принес на алтарь победы во Второй мировой войне. Это его решение может оказаться грубым просчетом. Обама мог воспользоваться этим событием, дабы напомнить российскому народу и всем остальным, что Россия и Америка когда-то сотрудничали, будучи союзниками в той войне, и двигали историю в позитивном, многообещающем направлении — и что они могут снова сделать это, если Путин изменит свою политику.

Канцлер Германии Ангела Меркель прибыла в Москву на следующий день, удивив многих и найдя неустойчивое равновесие между политикой и правилами вежливости. Доказав, что она способна на благородные поступки, Меркель возложила венок к могиле Неизвестного солдата, что стало явным знаком уважения к российскому народу. А затем она подвергла критике Путина в ходе долгой неофициальной беседы, предупредив его, что если Россия не будет выполнять минские соглашения о прекращении огня, то будут введены новые санкции.

Еще более неожиданным стал визит госсекретаря Джона Керри в Сочи на следующий день. Там он целый день провел на переговорах с Путиным и российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Много ездящий по миру Керри посетил Россию впервые с начала украинского кризиса, и этот визит может стать предзнаменованием встречи в верхах между Путиным и Обамой. Конечно, сочинская встреча стала для Путина сигналом о том, что США хотят остановить ухудшение российско-американских отношений, указывая на то, что у них есть потенциал для сотрудничества по таким вопросам, как Иран, Сирия, терроризм и прочее. На самом деле, если Россия сыграет свою роль и выполнит условия Второго минского соглашения, США могут посчитать, что украинский кризис пока отложен в долгий ящик.

Готовность Путина встретиться с Меркель и Керри можно объяснить его заинтересованностью в ослаблении западных санкций. Его действия напоминают изречение Ленина: «Если встретился с неприятелем, попробуй его штыком, если он будет наступать — коли, а если встретишь отпор — отступай». Путин — упрямый, проницательный и практичный националист, продукт советского КГБ. Глядя из своего кремлевского окна на Прибалтику и Восточную Европу, он видит множество сбивающих с толку проблем. Что делать: колоть или отступать?

Например, что хотели сказать лидеры на саммите Евросоюза в Риге, который состоялся 21-22 мая? Прибалтийские дипломаты были глубоко разочарованы его результатами. В итоговом коммюнике лишь для проформы прозвучало несколько хвалебных слов по поводу последних реформ на Украине. Там не было твердых обещаний дальнейшей западной поддержки. Циник Путин наверняка порадовался такой демонстрации западной нерешительности. Кому захочется воевать с Россией за будущее Украины?

Но в то же время, Путин не мог не заметить крупные американские и натовские военные учения, проходящие по всей Восточной Европе, в том числе на западе Украины, в Грузии и в Прибалтике. Что задумал Обама? Намерен ли он поставлять летальную военную помощь Украине? Что делали на Кавказе американские десантники? Проводили учения? Как-то это очень сильно смахивает на политику сдерживания времен холодной войны.

Американские дипломаты и генералы при всякой удобной возможности стараются подчеркнуть, что США верны своим обязательствам в рамках статьи 5 устава НАТО. Когда Обама посещал в сентябре прошлого года эстонскую столицу Таллин, он попытался успокоить нервничающие прибалтийские страны. «Нападение на одного — это нападение на всех, — заявил президент, и добавил. — Если вы спросите, кто придет на помощь, ответ будет известен — альянс НАТО, включая вооруженные силы Соединенных Штатов Америки». Но пока без ответа остается вопрос о том, выполнят ли страны НАТО, включая США, свои обязательства по статье 5, если Россия вторгнется в Прибалтику.

Потенциал ошибок

Эти американские обещания и военные акции в глубоком российском тылу являются необходимым ответом на путинские провокации во всем этом регионе. Периодические вторжения России в водное и воздушное пространство прибалтийских стран, которые едва не приводят к столкновениям с американскими самолетами, могут спровоцировать совершенно ненужный кризис в российско-американских отношениях. Согласно одному заслуживающему доверия сообщению, российские самолеты несколько раз пролетали в опасной близости от западных военных и гражданских машин в небе над Северным морем и даже над Ла-Маншем.

В данный момент Путин об одном и том же разным людям говорит по-разному. На дипломатических переговорах он заявляет о своей готовности к взаимному ослаблению санкций Востока и Запада, а на военных мероприятиях, что он готов вести опасную игру на нервах в Прибалтике и в других местах. Вот почему впервые за 15 месяцев с начала украинского кризиса возникает реальная опасность, что Россия и США могут непреднамеренно вступить в конфронтацию, которая им совершенно не нужна.

Марвин Калб — внештатный старший научный сотрудник Института Брукингса.