Вероятно, это только совпадение: в день, когда в Берлине начнется саммит с участием Ангелы Меркель (Angela Merkel), Франсуа Олланда (François Hollande) и Петра Порошенко, в германской столице состоится и встреча послов Германии во всех странах мира. И глава МИД Германии поставит перед своими дипломатами задачу: они должны подумать о том, каким образом европейские и германские инициативы могут помочь во всем мире при решении конфликтов. Таким образом, Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier) передаст дипломатам послание, в котором федеральный президент, канцлер и министр обороны и он сам формулируют обязательства Германии: федеративная республика должна вносить больший вклад в решение глобальных проблем.

Совместные инициативы Меркель и Олланда, призванные урегулировать украинский конфликт, — пример того, как признанное теоретически верным решение реализуется на практике. Другой пример — это то, что Германия задавала тон в ситуации вокруг Греции, переговоры по ядерному досье Ирана — третье подтверждение того, как германская дипломатия может способствовать выходу из опасных ситуаций. Но при отсутствии достойного участия всех причастных к конфликту стран дипломатия не срабатывает, очаг кризиса невозможно ликвидировать. Поэтому остается загадкой, почему на встречу, которая состоится в понедельник в Берлине, не приглашен четвертый партнер по переговорам. Президент России не участвует во встрече - якобы по желанию украинского президента.

И здесь будет кстати вспомнить слова бывшего министра иностранных дел Ганса-Дитриха Геншера (Hans-Dietrich Genscher), сказанные в интервью незадолго до нынешных переговоров: он выразил удивление по поводу того, как в настоящее время Запад обращается с Россией. Слова Геншера о том, что Путин показался ему вполне прагматичным человеком, можно спокойно назвать приукрашенным описанием.

Без участия Москвы не было бы сделки с Ираном


Но на самом деле без согласия России не удалось бы добиться успеха в переговорах по ядерной проблеме Ирана. Малоизвестным является и тот факт, что Россия с пониманием отнеслась к тому, что в международной военно-морской операции по борьбе с терроризмом, проводимой на Средиземном море, российские корабли подчинены командованию НАТО.

И кто может противоречить Генщеру, когда он говорит о том, что экономические санкции, хотя и вредят всем задействованным странам, не предотвратили массовой солидарности россиян с Путиным из-за военных успехов в Крыму? Бесспорно, Путин — агрессор в отношении Украины, но решить конфликт можно только при участии России.

Абсурдная на первый взгляд констелляция сегодняшнего берлинского саммита можно объяснить, собственно, только возможной ограниченностью круга тем. Германия и Франция смогут обосновать отсутствие российского представителя лишь в том случае, если четко дадут понять главе украинского государства, насколько необходимы Украине политические и экономические реформы. Перемены срочно необходимы стране, которой ЕС оказывает масштабную политическую и финансовую помощь.

Речь идет не только об статье про «федерализм» в конституции, которая позволит интегрировать пророссийских сепаратистов. Гораздо важнее оттеснить националистические — по мнению некоторых, фашистские — силы, которых полностью  не устраивает деятельность Порошенко. То, что президент сам является частью олигархической системы, которая де-факто находится у власти в стране, осложняет ситуацию для тех, кто настаивает на срочных реформах.

Пожалуй, никто не предпринял столько попыток для того, чтобы побудить Путина уступить, как Ангела Меркель. В ноябре во французской столице Париже состоятся торжественные мероприятия, приуроченные к 25-ю Парижской хартии. Этот  документ, принятый в 1990 году по итогам Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), положил конец расколу Европы. Празднование юбилея с участием всех стран-участниц, в том числе России, могло бы стать вершиной дипломатии относительно украинского конфликта. Попытка стоит того.