La Croix: Можно говорить о поворотном моменте в отношении к миграционному кризису в Европе?

Оливье Клошар (Olivier Clochard):
Со стороны европейского руководства звучат все новые заявления, но действительно ли они станут прелюдией для настоящих перемен, политики предоставления убежища? История последних лет призывает к осторожности.

Кто еще вспоминает о трагедии 58 китайцев, которые задохнулись в грузовике между Зебрюгге и Дувром в июне 2000 года? А ведь тогда эта история наделала немало шума! Позднее похожее «этому нельзя дать повториться!» прозвучало после драмы на Лампедузе в октябре 2013 года, когда утонули более 400 человек...

После обнаружения в Австрии грузовика с 71 бездыханным телом мы услышали новую волну заявлений, и сейчас все взгляды повернуты в этом направлении при том, что в Средиземном море продолжают тонуть люди.

— Но ведь Германия говорит, что сможет принять 800 000 человек!

— Это действительно шаг в верном направлении, который может стать примером. Не исключено, что готовность Германии принять беженцев подтолкнет к действиям другие государства-члены.

Как бы то ни было, на фоне расширения приема беженцев из Сирии, Ближнего Востока и Африки существует стремление ужесточить существующие меры по высылке мигрантов с Балкан. Но тут необходимо проявить осторожность, потому что провести четкую линию между «правильными» и «неправильными» мигрантами едва ли возможно.

— 31 августа заместитель председателя Европейской комиссии Франс Тиммерманс (Frans Timmermans) заявил, что те, кому нужна защита, никогда не будут отвергнуты. Разве это не поворотный момент?


— Хотелось бы, чтобы это было так! Потому что пока что мы видим множество препятствий для реализации важнейших принципов, как в законах, так и на деле. Европейское агентство Frontex может по уставу высылать задержанных мигрантов в соседние страны. И даже если оно не предпринимает таких действий. Это не меняет духа.

По факту, полицейские силы не раз заворачивали мигрантов в Эгейском море и Гибралтарском проливе. Грубое обращение остается безнаказанным. Недавно испанские правоохранительные органы закрыли дело об избиении мигранта.

Сейчас Венгрия строит заграждение из колючей проволоки на границе с Сербией, на этот счет уже критически отозвался министр иностранных дел Франции Лоран Фабиус. Но точно такие же стены возникают в испанских анклавах Сеута и Мелилья на севере Марокко или на границе Греции и Турции. А когда сама Франция отказывается выдавать визы сирийцам в своих консульствах в Турции, она возводит не физическую, а бумажную стену и наносит удар по праву на убежище.

— Чего вы ждете от внеочередного собрания министров внутренних дел, которое состоится в Брюсселе 14 сентября и будет посвящено миграционному кризису?

— Необходимо рассмотреть три экстренных вопроса.

Во-первых, приостановить дублинские постановления, по которым подавших прошение об убежище необходимо отправить в ту страну-члена, через которую они попали в ЕС. Такая система не работает. Германия объявила, что не будет учитывать ее для сирийцев.

В прошлом было принято политическое решение переориентировать финансирование на отслеживание мигрантов (была сформирована цела база данных для сравнения цифровых отпечатков всех мигрантов и беженцев), а не их размещение и интеграцию.

Вторым приоритетом должна стать реализация директивы 2001 года, которую приняли после войны в Косове. Она предполагает предоставление временного статуса беженца группе людей из региона, который охвачен войной или подвержен хроническим вспышкам насилия. Эта директива в полной мере относится к сирийцам, иракцами и эритрейцам, но так и не была применена на практике.

Третий момент: необходимо открыть легальные каналы миграции путем либерализации визовой политики и выдачи разрешений на проживание в соседних с Сирией странах, то есть Ливане, Иордании и Турции.

ЕС — далеко не первая цель мигрантов. Нужно ли напоминать, что в соседних с Сирией странах сейчас живут 9 миллионов сирийцев? Что в Ливане на них сейчас приходится 20% населения?

В 2014 году в Европе прошение об убежище подали 600 000 человек, то есть 0,1% населения ЕС. Это сущая ерунда для державы вроде Евросоюза, который пока что следует недостойной, чтобы не сказать преступной миграционной политике.