Висбаден, Германия — Администрация Обамы, которую часто критикуют за наивное и благодушное отношение к амбициям российского президента Владимира Путина, приступила вместе со своими европейскими союзниками к более интенсивной разработке потенциального конфликта на восточном фланге НАТО и подготовке к нему в надежде направить наиболее сильное послание относительно российской агрессии.

Сдерживание Путина стало центральной темой на конференции, организованной американскими военными, в работе которой приняли участие генералы из 38 европейских стран. Официальные лица описывали усиление активности НАТО — включая масштабные учения, проходящие в настоящее время, а также вели разговоры об увеличении американского военного контингента — терминами, вызывавшими в памяти 1980-е годы, когда представители Альянса пристально смотрели на размещенные в Центральной Европе танки советского производства, стоявшие на вооружении стран Варшавского договора. Загар и коричневый камуфляж для пустыни больше не актуальны; теперь в моде травянисто-зеленый цвет.

Учения НАТО, названные Trident Juncture, являются крупнейшими за последние десять с лишним лет; они начались в середине октября и завершатся в конце следующей недели. В них принимают участие 36 тысяч военнослужащих, которые реагируют на вторжение в фиктивный регион Серезия (Ceresia) со стороны враждебного соседнего государства, использующего так называемую тактику гибридной войны — наподобие той, что Путин применяет на Украине. Силы противодействия агрессии задействованы в Испании, Португалии, Италии и прибрежных водах Атлантического океана. Кроме того, в них принимают участие истребители и американские морские пехотинцы, штурмующие берега с помощью десантных плавучих средств.

Учения НАТО Trident Juncture в Португалии


Цель проводимых маневров частично состоит в повышении военной готовности — это признак озабоченности по поводу того, что Путин может начать новую стремительную военную операцию вроде той, которая была осуществлена в марте 2014 года в ходе захвата Крыма и которая застала врасплох Соединенные Штаты и Европу.

Однако, по словам военных руководителей, важно еще дать понять Москве, что Соединенные Штаты и их союзники готовы и согласны нанести ответный удар, если он предпримет нечто подобное еще раз.

«Для того чтобы сдержать противника, он должен осознавать ваши возможности. Он должен увидеть и почувствовать их — из новостей, из маневров, из таких вещей, как эта конференция», — отметил начальник штаба сухопутных войск США генерал Марк Милли (Mark A. Milley) в беседе с корреспондентом Politico. Милли был одним из организаторов ежегодной Конференции европейских сухопутных сил (Conference of European Armies), которая продолжается два дня. На ней генералы из таких различных стран, как, например, Литва и Италия, обсуждают вопросы стратегии, боеготовности и координации.

В то время как фокус Вашингтона в последнее время сместился в сторону вмешательства Путина в Сирии, американские военные планировщики в Европе сконцентрированы на новом российском натиске, который может быть предпринят в прибалтийских государствах — в Латвии, Литве и Эстонии. Присутствующие на Конференции подчеркивали, что подобный сценарий является главной темой наряду с существующими озабоченностями по поводу Исламского государства и проблемы беженцев.

Растущая российская тень заставила генералов и сотрудников Штаб-квартиры Сухопутных сил США проводить больше времени на своих рабочих местах, чем раньше. Они теперь заняты детальной разработкой сценариев ведения боевых действий, которые считаются устаревшими после распада Советского Союза. «Работы у нас - невпроворот, — сказал полковник Билл Уильямс (Bill Williams), заместитель начальника штаба в Штаб-квартире сухопутных сил США. Совсем недавно, всего два года назад, Россия участвовала в проводимых под руководством Соединенных Штатов военных учениях в Европе. Однако поразительная аннексия Путиным Крыма и последовавшее затем нападение на восточную Украину стали причиной прекращения подобной практики. Все больше учений НАТО планируются таким образом, что Россия теоретически выполняет роль главного врага.

Так, например, одно из обсуждавшихся на этой конференции учений было проведено этой осенью под названием «Драгунский рейд» (Dragoon Crossing). Оно включало в себя быстрое форсирование рек в Венгрии и в Румынии, во время которых инженерные части возводили мосты под условным артиллерийским обстрелом. Такого рода сценарии необходимы для быстрого направления подразделений к месту российского вторжения с востока.

Это была одна из шести военных игр, запланированных только на октябрь и ноябрь, а присвоены им были такие воинственные названия, как «Удар саблей» (Saber Strike), «Железный меч» (Iron Sword) и «Осенний шторм» (Fall Storm).

Наряду с хвастливыми заявлениями некоторые американские и европейские официальные лица признают, что недостатки в области подготовки персонала и боеготовности — результат жесткой бюджетной политики Запада — могут ограничить убедительность сдерживающего послание Запада и склонить Путина к новым территориальным претензиям. Высокопоставленные официальные лица в Штаб-квартире сухопутных сил США в Европе обычно говорят следующее: их задача состоит в том, чтобы заставить 30 тысяч американских военнослужащих выглядеть как 300 тысяч.

«Мы должны демонстрировать силу, — отметил один из размещенных в Европе американских военных чиновников. — Но давайте будем честными — мы там не очень сильны».

«Конечно, НАТО не так сильна, как раньше — или настолько, как должна быть, — сказал Иво Даалдер (Ivo Daalder), бывший посол администрации Обамы в Альянсе, а ныне президент Чикагского совета по глобальным вопросам. По словам Даалдера, НАТО все еще сильнее России и способна отразить любое нападение Москвы на своей территории.

Официальные лица Соединенных Штатов и НАТО обсуждают возможность ротации большего количества военнослужащих в прибалтийские страны, где в каждой находятся около 150 американских солдат. Любое увеличение численности будет, судя по всему, незначительным. Однако само присутствие американских солдат в этих странах является своего рода установленной растяжкой — любое нападение со стороны России, вероятнее всего, приведет к жертвам среди американских военнослужащих, и тем самым будет гарантирован жесткий ответ со стороны Вашингтона.

В одном из интервью Милли сказал, что сухопутные силы США проводят «оценку» существующей структуры и через какое-то время намерены представить Пентагону свои рекомендации. Пентагон в июне объявил о планах переброски 250 единиц оборудования, включая танки и БМП Bradley, в шесть восточноевропейских государств для сокращения времени на ответ Америки в случае конфликта с Россией.

Милли также отметил, что со стороны России было бы ошибкой недооценить решимость Запада. «Единство и сила НАТО реальны», — подчеркнул он. Однако он не исключает того, что будет рекомендовать разместить больше солдат и оборудования в Европе. «Нам не нужны уровни передового базирования вооруженных сил периода холодной войны или чего-то другого в этом роде, — сказал Милли. — В то же время хочется быть уверенным в наличии достаточных возможностей для сдерживания новой агрессии со стороны России». Однако сдерживание предполагает наличие искусного баланса. Официальные лица утверждают, что они понимают необходимость демонстрации готовности воевать, не провоцируя при этом Путина без особой нужды.

Официальные лица сталкиваются здесь с более практическими проблемами. Одна из них связана со своего рода стратегической инерционной травмой, вызванной тем, что генералы, которые в течение многих лет были сосредоточены на исламских повстанцах и охоте за террористами, теперь стряхивают пыль с доктрин маневренной войны с использований механизированных дивизий. Седовласые генералы испытывают феномен déjà vu, с изумлением глядя на военнослужащих, пришедших в армию после событий 11 сентября (2001 года) и не помнящих период холодной войны.

Россия обладает некоторыми преимуществами, в том числе она впереди в области наступательных средств радиоэлектронной борьбы. (Уильямс назвал возможности России в этой области «поразительными»). Русские также имеют возможность быстро передвигаться, тогда как европейские страны обсуждают вопрос о том, каким образом ускорить перемещение армейских подразделений через границы. Этот процесс может тянуться несколько дней, особенно если речь идет о границах тех государств, которые не входят в НАТО. Кроме того, НАТО не является абсолютно единой организацией. Страны Южной Европы менее озабочены судьбой прибалтийских стран и больше обеспокоены растущим кризисом с беженцами, возникшим в результате хаоса на Ближнем Востоке и на севере Африки.

Другие государства, включая Францию и Германию, встревожены тем, что продемонстрированная здесь игра мускулами может подорвать хрупкое прекращение огня в восточной Украине. Летом этого года министр иностранных дел России отметил, что учения НАТО на Украине были «ошибкой», которая могла бы иметь «взрывоопасные последствия».

Пророссийские сепаратисты, которые, по словам официальных представителей Соединенных Штатов, управляются Москвой, продолжают свою борьбу. Однако, как считают сотрудники администрации Обамы, Путин в последние месяцы снизил интенсивность этого конфликта, и, вероятнее всего, это связано с попыткой добиться в начале 2016 года снятия введенных Евросоюзом санкций.

На этом фоне высокопоставленные чиновники здесь и в Вашингтоне говорят о том, как сложно угадывать намерения Путина. Некоторые сомневаются в том, что у него есть долгосрочная стратегия и сравнивают его с игроком в шашки. Другие опасаются того, что он переигрывает их в шахматы — и его поддерживает более сильный аппетит в отношении военной конфронтации.

Их опасения усиливает недавняя череда «внезапных учений» российских вооруженных сил, которые были проведены без предварительного оповещения. В одном из таких учений в марте этого года участвовали 80 тысяч военнослужащих. «Его масштабы означают, что в основе лежал сценарий, имитирующий военный конфликт с Соединенными Штатами и/или НАТО», — отметил Томас Фрир (Thomas Frear) из расположенного в Лондоне исследовательского центра European Leadership Network.

Американские морпехи по время учений НАТО Trident Juncture в Португалии


Американские планировщики особенно обеспокоены намерениями Путина в отношении прибалтийских государств. Все три государства являются членами НАТО, а в Уставе этой организации сказано, что агрессия против любого ее члена требует ответа всех членов Альянса.

Американские военные чиновники особенно встревожены двумя сценариями. Один из них представляет собой повторение российской гибридной войны на Украине. Они опасаются того, что Путин может инспирировать волнения среди этнических русских в прибалтийских странах, но с применением тактики отрицания — включая пропаганду, кибервойну и тайные операции, — которые не обязательно должны привести в действие статью Устава НАТО о самообороне.

Еще один кошмарный сценарий — молниеносный удар России по восточной части Прибалтики, проведенный слишком быстро для того, чтобы НАТО могла его сдержать. НАТО будет сложно ликвидировать полученный таким образом Россией плацдарм.

Американские официальные лица твердо настаивают на том, что они будут защищать НАТО. В ходе своего визита в Эстонию в сентябре прошлого года президент Барак Обама пообещать защищать страны Балтии. «Вы раньше уже теряли свою независимость, — сказал Обама. — С НАТО вы больше никогда ее не потеряете».

Однако решающий вопрос может оказаться политическим, а не военным. Опросы общественного мнения, на которые собравшиеся здесь генералы, по их словам, обратили внимание, свидетельствуют о скептицизме в ключевых европейских странах относительно борьбы за крохотную Прибалтику. Около 60% немцев выступают против оказания военной помощи. «Большинство исследований общественного мнения в странах НАТО говорят о нежелании выполнять обещания, содержащиеся в Статье 5 Устава Организации Североатлантического договора, и оказывать помощь подвергшимся нападению странам, в том числе с использованием вооруженных сил», — отмечается в исследовании, проведенном в июне компанией Pew Research Center.

Тем не менее Даалдер настаивает на том, что последние события позволили направить Путину недвусмысленное послание. «Эти учения, а также наращивание наших сил и усиление возможностей убедят Путина в том, что НАТО серьезно относится к защите каждой пяди своей территории», — подчеркнул он.