Муаммар Каддафи - первый диктатор, убитый в ходе арабских восстаний. Это событие является водоразделом. Оно окажет глубокое влияние не только на арабский мир, но скажется и за его пределами. Доказательством тому служит послание сирийского гражданина Ахмеда телекомпании Аль -Джазира сразу же после объявления  о смерти раиса, которое гласит: «Поздравляю ливийский народ, надеюсь, что то же самое произойдет и у нас». «Мысли всех сейчас обращены к Дамаску из-за сходства с ливийской ситуацией», - замечает  Фуад Аджами (Fuad  Ajami), специалист по арабскому миру из Стэндфордского университета.  Башар Асад проводит гораздо более кровавые репрессии, чем Каддафи. По данным ООН уже насчитывается более трех тысяч жертв, а, по словам Роберта Форда, воинственно настроенного посла США в Дамаске, народ на улицах начинает задавать себе вопрос, а не пора ли перейти к вооруженному восстанию. Тот факт, что вчера в Хомсе были убиты из огнестрельного оружия, по крайней мере, семеро военных показывает, насколько тень Каддафи нависла над Асадом. Дамаск сумел противостоять массовым ненасильственным выступлениям, подобных тем, в ходе которых были свергнуты Бен Али в Тунисе и Хосни Мубарак в Египте, но успех вооруженного народного восстания меняет сценарий.

 

Читать еще: Что ждет Ливию после смерти Каддафи?

 

Боятся влияния падения Каддафи и двое великих соперников, расположенных на берегах Персидского залива,  Иран Махмуда Ахмадинежада и Саудовская Аравия короля Абдаллы. Их объединяет то, что они жестоко ненавидят призывы на площадях, в то время как на противоположном фронте находятся новые крепнущие державы, которые поддерживают восстания.

Среди них, прежде всего, Турция Реджепа Тайипа Ердогана, которая хочет создания нового ливийского парламента. Она приняла генерала Рияда Асада, намеренного создать «свободную сирийскую армию». Каиру после падения Мубарака была обещана экономическая помощь, которую Европа не спешит предоставить. Если кредитоспособность Эрдогана связана с его руководством нацией, готовой расширить свою экономическую помощь, имеющей мощное войско и являющейся наследницей последней мусульманской империи, то маленький Катар может рассчитывать на ловкость шейха Хамада бин Халифа аль-Тани, с которой он использует телекомпанию Аль-Джазира, имеющую свою штаб-квартиру в Дохе, своевременно реагирующую на все события и перемены: от отправки самолетов в Ливию на помощь силам НАТО до предложения диалога Асада с участниками протестов. Не стоит забывать, что в Катаре Пентагон имеет сверхсовременный командный центр, осуществляющий контроль над операциями на Ближнем Востоке, который до 2003 года находился в Саудовской Аравии.

 

Читать еще: Будущее Асада на распутье

 

Мы находимся перед фронтом Ислама, где Турция и Катар возвышаются, Иран и Саудовская Аравия занимают оборонительную позицию, а Асад находится в осаде. Но и на Западе смерть Каддафи не прошла незамеченной. Во-первых, НАТО продемонстрировала свою способность выиграть воздушную войну в поддержку вооруженного восстания, как сказал бывший американский  генерал Марк Киммитт (Mark Kimmitt) , ветеран войны в Ираке, подчеркнув, что ничего подобного никогда не происходило. Хотя имели место внутренние разногласия, и сказывался недостаток в снабжении боеприпасами самолетов, все-таки после военного вмешательства в Ливию роль Альянса в качестве гаранта стабильности в Средиземноморье укрепилась. Успех этой миссии, несмотря на необходимость продолжать  войну в Афганистане продемонстрировал способность НАТО вести войну на два фронта, в чем многие сомневались. Но успех НАТО подрывает деликатное равновесие между союзниками, потому что Париж и Лондон, которые в первых рядах стремились к вмешательству, а потом его возглавили, намерены играть главную роль в управлении энергетическими ресурсами Ливии, потеснив других партнеров, включая Италию.

А Барак Обама сумел расправиться со вторым врагом Америки менее чем за пять месяцев. Если Осама бин Ладен устранен в результате военной блиц-операции, то победа в Ливии является результатом выбора поддержки коалиции, когда Америка «оставалась на заднем плане». При общем снижении американского лидерства в мире многие думали, что такая операция обречена на провал. «Факты оправдали выбор Обамы», - комментирует Лесли Гелб (Leslie Gelb), президент Совета по международным отношениям из Нью-Йорка. Хотя еще рано оценивать возможное влияние этих событий на выборы 2012 года, нет сомнений, что Белый дом более преуспел в укреплении национальной безопасности, чем в решении экономических проблем. Обама сумел свалить Мубарака и Каддафи с помощью различных тактик, но в обоих случаях он поддержал восстания, продемонстриров прагматизм и способность идти на риск. Тем временем тучи сгущаются над головами других диктаторов. Но для Обамы, как и для НАТО речь пойдет о неустойчивых результатах, если переходный период в Ливии провалится. Вот почему единство между партнерами по коалиции анти-Каддафи заключается в том, что они оказывают давление на временное правительство Триполи с тем, чтобы оно разрешило наиболее насущные вопросы: объединило силы милиции, нашло 20 тысяч ракет земля-воздух, которые куда-то исчезли,  распространило действие новой администрации  на всю территорию и начало подготовку к новым выборам.