У британцев, гордящихся отцом или дедом, воевавшими во Второй мировой войне, гордящихся поражением, нанесенным союзниками Гитлеру, и отважной обороной свободы, предпринятой Великобританией, когда у Европы подкосились колени и она сдалась, сегодня есть обильные поводы для беспокойства. Беспокойства и разочарования по поводу того, что одна из крупнейших политических партий этой страны вступила в скоропалительный альянс с новыми ультраправыми партиями Восточной Европы.

Одним из приоритетов восточных ультраправых, несмотря на текущие экономические проблемы, является стремление смешать с грязью триумф союзников и переписать историю войны, подогнав ее под лекала местного ультранационализма. В голове не укладывается, что люди, возглавляющие партию Черчилля и Тэтчер, были настолько одурачены, чтобы объединиться с ультраправыми Европейскими консерваторами и реформистами (ECR), руководимыми скандальным членом Европейского парламента от Польши Михалем Камински (Michal Kaminski). Если консерваторы Кэмерона хотят получить ваши голоса, они должны продемонстрировать минимальное мужество, необходимое для того, чтобы быстро выйти из коалиции ECR, и пробормотать слова, которые так сложно даются любому политику: «Мы допустили ошибку, мы понимаем это, и сегодня мы устраняем ее и улаживаем дела».

Дело не только в коалиции ECR и двусмысленных утверждениях Каминского по поводу погрома в Едвабне, или о латвийских и эстонских партнерах консерваторов по ECR, горделиво одобряющих прославление войск СС. (Давайте не будем забывать о том, что именно республиканец и госсекретарь США Колин Пауэл однажды заявил им, что подобное поведение должно быть прекращено, если они хотят присоединиться к НАТО и ЕС; конечно, как только членство было получено, ностальгия по нацистам незамедлительно вернулась.) Речь также идет о проводящейся кампании по переписыванию истории Второй мировой войны, в рамках которой смягчаются оценки нацизма, звучат настойчивые призывы ко всей Европе приравнять преступления коммунизма к нацизму, а военные усилия союзников поливаются грязью, так как они не сделали ничего, кроме как заменили одну тиранию на другую, «равную» ей.

Будьте уверены, народы Восточной Европы ужасно страдали под властью коммунистов в десятилетия, последовавшие за войной, в то время как мы, жители Запада, наслаждались свободой и процветанием. Совершенно правильно, что сегодня они призывают к тщательному расследованию преступлений, совершенных коммунистическими режимами. Но требовать, чтобы весь Евросоюз объявил нацизм и коммунизм «равными» - это нечто совсем другое.

Возможно, следует пожить в Восточной Европе, чтобы оценить все нюансы. Хотелось бы подчеркнуть, что все это не связано с прекрасными, терпимыми, приветливыми и трудолюбивыми людьми, населяющими регион, среди которых я живу уже более десяти лет в столице Литвы Вильнюсе. Речь идет о злоупотреблениях среди властных элит, в правительстве, научных кругах, СМИ, судебной власти и так далее, чьи действия часто оказываются непонятны даже для местных жителей, и уж совсем непостижимы для ничего не подозревающих иностранцев.

Новые ультранационалисты – не скинхеды и не бандиты. Совсем наоборот – эти элиты учтивы, сладкоречивы, обаятельны и хорошо образованны, особенно в том, что касается истории. Но их интерес к истории не связан со стремлением к гражданскому диалогу по поводу конкурирующих идей, а с настойчивым желанием создать единую, унифицированную историю, которую они отправляют на экспорт.

В 2009 году литовский парламент всерьез обсуждал возможность двух- или трехлетнего тюремного заключения для людей, не согласных с моделью Второй мировой войны под названием «двойной геноцид», или тех, кто подвергает сомнению утверждения о том, что советское правление являлось «геноцидом». Даже если это никогда не будет закреплено законом, само по себе обсуждение запугало граждан, которые более не могут свободно высказывать свое мнение в этой части Европейского Союза.

Но какова же ультранационалистическая версия истории?

В случае прибалтийских стран, находящихся на дальнем востоке Европейского Союза (Литва, Латвия и Эстония), наблюдается нежелание признаться хоть в какой-то причастности к Холокосту. В процентном отношении, жертвы среди еврейского населения этих страны были крупнейшими в Европе (более 90% еврейского населения этих стран погибли в ходе войны). Дальше на запад, коллаборационизм означал доносы в гестапо или доставку соседей на вокзал, на депортацию. В этих же странах коллаборационизм означал нечто совсем другое. Тысячи рьяных местных добровольцев проводили большинство расстрелов еврейских граждан, чьи останки по-прежнему разбросаны по сотням смертоносных ям. В Литве и Латвии кровавая бойня началась еще до прихода нацистов. Конечно, мы признаем существование исключений и чествуем вдохновляющее мужество тех граждан стран Балтии, кто рисковал своей жизнью и жизнью своих семей ради спасения соседа-еврея.

После развала Советского Союза и появления в регионе демократических государств, отдельные граждане из каждой страны предприняли энергичные усилия по раскрытию правды. Были основаны несколько замечательных НПО. Но ближе к концу тысячелетия три прибалтийских правительства вступили в сговор с целью создать финансируемые государством комиссии для изучения «в качестве единой темы» наследия нацизма и коммунизма. Эти комиссии получили неофициальное название «красно-коричневых». Самым нашумевшим из этих органов стала Международная комиссия по оценке преступлений нацистского и советского оккупационных режимов в Литве. В название расследования уже встроены заранее предрешенные выводы: первое, желаемая равнозначность нацистских и советских преступлений, и второе, ограничение на рассмотрение преступлений «оккупационных режимов», что оставляет мало места для расследований геноцида, совершенного местными силами, временами еще до начала оккупации. Комиссия уютно устроилась в офисе премьер-министра Литвы, превращая историю в пиар-отдел правительства.

Чтобы «исправить» неисправимую историю Холокоста в регионе, в игре используется множество ухищрений. Само определение «геноцида» было расширено местными законодательными собраниями, чтобы включить в себя несправедливую депортацию, заключение в тюрьму или попытки избавить общество от определенного класса. Таким образом коммунистический гнет «законодательно» определяется в ту же категорию, что и нацизм.
 
Финансируемый государством Музей геноцида, расположенный на главном бульваре Вильнюса, даже не упоминает слово «Холокост»; речь идет только о советских преступлениях, а сам музей щеголяет антисемитскими выставками. В обществе любят повторять рассказы о том, что Советы и их еврейские сторонники были первыми, кто совершил геноцид в 1940-м году (когда прибалтийские государства были незаконно включены в состав СССР, спустя менее чем год после заключения пакта Молотова-Риббентропа), и что за этим последовала обратная и равная реакция, когда в 1941 году немецкие захватчики и прибалтийцы начали свой геноцид еврейского населения.

Согласно этой истории, всё равно и все равны. Осталось только продать эту новую версию истории наивным жителям Запада, чьи мысли сейчас заняты совсем другим.

Но здесь, в Литве, процесс зашел еще дальше. Государственные обвинители, подстрекаемые антисемитскими СМИ, начали «расследования военных преступлений», направленные против людей, переживших Холокост. Эти люди живы сегодня лишь потому, что смогли покинуть гетто и избежать ожидавшей их смерти, а их «преступление» заключается в том, что они примкнули к антифашистским партизанским отрядам, действовавшим в лесах и поддерживаемым Советским Союзом (к сожалению, в этих местах не было американских или британских сил).

Один из обвиняемых, доктор Ицхак Арад (родившийся в 1926 году), кроткий ученый, ставший директором-основателем иерусалимского музея Холокоста Яд-Вашем, был обманом завлечен в литовскую красно-коричневую комиссию (чтобы придать ей легитимности), а затем абсурдно обвинен в преступлениях. Затем, в мае 2008 года, на низшей точке современной литовской истории, вооруженные полицейские начали преследование двух невероятно мужественных женщин-ветеранов: Фани Йохлес Брантовски (рожденную в 1922 году), библиотекаря вильнюсского Института идиша, и Рахель Марголис (рожденную в 1921 году), биолога и историка Холокоста. Сторонники индустрии «двойного геноцида» особенно ненавидят Марголис, потому что она обнаружила, расшифровала и опубликовала давно потерянный дневник поляка-христианина Казимира Саковича (Kazimierz Sakowicz). Сакович, ставший свидетелем десятков тысяч убийств в вильнюсском районе Панериаи, достоверно зафиксировал, что большинство рьяных убийц были местными жителями. Марголис, которая сегодня живет в Израиле, не может вернуться в свой родной город в Литве из-за страха судебного преследования.

Почему обвинители, до сих пор не выдвинувшие ни одного обвинения, преследуют жертв, а не виновников? На самом деле, речь идет о клевете и манипуляции историей, а не о наказании. Когда дело доходит до виновников, у государства нет ни желания, ни энергии. Как написал директор израильского офиса Центра Визенталя доктор Эфраим Зурофф:

С тех пор, как они получили независимость в 1991 году, прибалтийские государства продемонстрировали ужасающую неспособность наказать местных нацистских преступников. Ни один человек не был наказан за свои преступления.

Но что еще хуже, прибалтийские государства демонстрируют необузданную дерзость и работают в тесном сотрудничестве с ультраправыми партиями в других «новых европейских государствах» (среди которых выделяются Польша и Чехия) – вместе они нашли в Европейском парламенте «полезных идиотов», помогающих распространять их убежденность в том, что нацисты, по сути, были освободителями их стран от коммунистического ига.

На сегодняшний день величайшим успехом восточноевропейской клики является Пражская декларация, подписанная в июне 2008 года и требующая, чтобы весь Европейский Союз признал коммунизм и фашизм «единым наследием», и заявляющая, что «все европейские умы» думают именно так. Утилитарные требования этой декларации включают в себя новый Нюрнбергский трибунал для суда над коммунистическими преступниками и – хотя в это невозможно поверить – требование «полного пересмотра европейских учебников по истории» для отражения ревизионистской истории.

Одну из причин, по которой все это прошло без критической проверки, можно обнаружить в списке подписантов Пражской декларации. Среди них можно найти немало знаковых фигур антисоветского сопротивления, смело выступивших за независимость своих стран в момент развала СССР, а затем и помогших создать в этих государствах демократическое правление. Героическая роль, сыгранная Вацлавом Гавелом и Витаутасом Ландсбергисом в возрождении их стран, остается неизменной. Однако это не означает что сегодня, спустя два десятилетия, мы должны бояться выразить с ними несогласие, когда они, следуя за общей политической тенденцией в регионе, сворачивают вправо или невольно оказывают поддержку ультранационалистам.

Эти важнейшие вопросы европейской истории 20-го века и текущие проблемы, с которыми они тесно связаны в Восточной Европе – расизм 21-го века, антисемитизм и гомофобия – не должны стать в Великобритании политическим вопросом. Именно храбрый член Европейского парламента от партии консерваторов Эдвард Макмиллан-Скотт (Edward McMillan-Scott) бросил вызов восточноевропейским наследникам фашистского мышления и победил Каминского в борьбе за кресло вице-президента Европейского парламента. Но вместо того, чтобы получить полагающуюся ему медаль, он был исключен из Консервативной партии.

Да и партия лейбористов не оказалась полностью неуязвима для этого прибалтийского вируса. Прошлым летом, на парламентской ассамблее ОБСЕ, ультраправые из Восточной Европы умудрились втиснуть две фразы в Вильнюсскую декларацию от 3 июля 2009 года. Первая была утверждением о «двух основных тоталитарных режимах, нацизме и сталинизме, осуществлявших геноцид». Второй фразой стало ставшее уже привычным требованием, чтобы все члены организации ввели обязательный «Общеевропейский день памяти жертв сталинизма и нацизма». Делегация британского правительства вместе с другими западными членами ОБСЕ согласилась и проголосовала за резолюцию. В бесконечной карусели евроболтовни, кампания «красное-равно-коричневому» потихоньку проталкивается в «Стокгольмскую программу» 2010-2014 годов.

Сегодня для основных политических партий Британии существует реальная необходимость отказаться от восточных ультраправых, признать эти ошибки, потопить Пражскую декларацию и двигаться вперед. Пороча военные усилия союзников против Гитлера, жители восточных стран не только обеляют свою собственную историю Холокоста. Все это движение «красное-равно-коричневому», распространяющееся во Восточной Европе, потворствует низменным инстинктам, которые могут оказаться политически полезными в тяжелые времена. Это движение нашло удобный способ клеймить не только «русских» (что часто является общим термином для русскоговорящих людей многих национальностей, включая цыган), но и современную Россию. У этих стран есть всяческое право бояться Россию, и они заслуживают решительной западной поддержки своей безопасности и независимости. Однако это легитимное беспокойство не должно быть скомпрометировано попытками исторических фальсификаций и торговлей современными расизмом и антисемитизмом.

Каждое государство может проповедовать, что ему нравится, внутри своих границ. Но неподобающий ревизионизм, продвигаемый некоторыми восточноевропейскими государствами, не должен быть допущен на Запад через задние двери в Брюсселе и Страсбурге.

Пришло время сказать нет.