Бывший сотрудник «Комсомольской правды» 50-летний Олег Самородний представляет книгу на русском языке, в которой рассказывает, как медиаклуб «Импрессум», самый популярный русскоязычный Первый балтийский канал (ПБК) и газета «Комсомольская правда» (КП) действуют как инструменты пропаганды России.

Родившийся на Украине Олег Самородний учился в Московском институте международных отношений. В Москве он познакомился с эстонкой, с которой позже переехал жить в Эстонию. Перед этим он несколько лет работал переводчиком кхмерского языка в посольстве Советского союза в Камбодже. С методами работы спецслужб он смог познакомится вблизи уже тогда. «В посольстве треть сотрудников была из КГБ, треть из ГРУ и треть чистые дипломаты,» вспоминает он.

Кроме кхмерского он владеет эстонским, русским, английским, французским и украинским языками. «На эстонском языке есть несколько слов, обозначающих родину. Могу сказать, что Украина это место моего рождения, Россия отчизна и Эстония родина,» - улыбается Самородний. 

Он прожил в Эстонии почти 25 лет и работал в числе прочего научным сотрудником в Академии наук и журналистом в газете «Эстония». Он является автором книги «Тайны дипломатии Пол Пота.» Свежее произведение «Двуличный “Импрессум”’.  Анатомия малой информационной войны» будет представлено 30 сентября в Таллинском университете.

Eesti Ekspress: Для чего ты написал эту книгу?


Олег Самородний: По трем причинам. Третья по значению заключается в том, что тема острая и скандальная. Да и немного денег не помешает. Я представитель свободной профессии и издаю книгу на свои средства.

Вторая – скорее личное оскорбление, месть тем, кто наврал мне. Это Игорь Тетерин, главный редактор «Комсомольской правды» - Балтия», и, в определенной мере, Галина Сапожникова, московский обозреватель «Комсомольской правды.» Когда  ястал в 2007 году ответственным редактором издания «КП» по Северной Европе, мне сказали, что будем издавать очень хороший русскоязычный таблоид, а не заниматься антиэстонской пропагандой. Но настал момент, когда я понял, что меня пытаются использовать.

В 2008 году при участии таллинской «КП» был создан международный медиаклуб «Импрессум», куда раз в месяц приглашали иностранных гостей. Вначале говорили, что там можно будет дискутировать, развивать эстонско-российские отношения. Но затем выяснилось, что это чисто пропагандистское мероприятие. Почти все гости были путинисты из России.

Главная же причина заключается в том, что хочу обратить внимание на проблему. В Эстонии есть различные информационные пространства, эстонское и русское. Эстонцев не особенно интересует, что происходит в русской общине. Кроме КаПо (полиции безопасности – прим.перевод.), которая, как мне кажется, единственная, кто  занимается русскоязычным информационным пространством в Эстонии. Надеюсь, что книга не останется лишь осознанием проблемы, но и внесет свой вклад в понимание, что нужно что-то предпринимать. Чтобы понимали: здесь живет наш русский, мы должны им заниматься.

- Как манипулируют русскоязычной общиной?

- Пустоты не существует. Если эстонцы не занимаются русскоязычными, то придут другие и занимаются. Воздействуют даже на политическую ситуацию. Самый яркий пример - Нил Ушаков. Ушаков был корреспондентом ИТАР-ТАСС в Латвии и главным редактором новостей на ПБК. Во время выборной кампании его почти каждый день показывали в каждой новостной передаче ПБК, изображая как единственного возможного спасителя русскоязычной общины. В то же время с экрана ПБК исчезли все конкуренты, представители других «русских» партий Латвии. ПБК помог «Центру согласия» одержать победу на выборах, и Ушаков стал мэром Риги.

Без сомнений, кукловоды хотели бы применить опыт Латвии и в Эстонии. В Эстонии ПБК смотрят около 70% русскоговорящей общины, в Таллине 80%. Во время местных и парламентских выборов ПБК показывал передачи о том, какая хорошая партия Центра и ее председатель Эдгар Сависаар.

- Кто решает, кого и как поддерживать?


- У ПБК есть эстонская редакция, но решения принимаются в Риге. Однако я не верю, что решение поддерживать Сависаара принято в Риге. Это сделали в Москве. ПБК как предприятие зарабатывает немало денег, его годовой оборот - десятки миллионов евро, но только потому, что Москва разрешает им действовать.

- Как все-таки тебя использовали?

- У «Импрессума» и КП было очень велико желание показать, что в Эстонии нет свободы журналистики, что власти пытаются оказать давление на журналистов, их критикующих.

Со мной сразу после начала работы в КП произошел такой случай. Ехал в автобусе из Риги в Таллин, на границе Латвии-Эстонии проверяли документы. Пограничник вернул всем документы, мне же приказал выйти. Посмотрел, что у меня лишь одна небольшая сумка и изумленно спросил: и это все? Меня проверили и отпустили.

Услышав об инциденте, Тетерин сказал, что мы напишем об этом скандальную статью, так как только что начавшая работу газета нуждается в гвоздевом материале. Сделали. Позже то, что задумывалось как  PR-проект, начали использовать при каждом удобном случае для показа того, как власти Эстонии оказывают психологический прессинг, ограничивают свободу слова. Иных примеров у них не было, это был единственный.

У меня был знакомый в таможенном департаменте. Спросил у него, при каких обстоятельствах проводится дополнительный контроль. Он сказал, что должен быть какой-либо сигнал, хотя бы анонимная наводка. Или же человек во время проверки очень нервничает или странно ведет себя. Я спал в автобусе, был очень спокоен. И та деталь, что таможенник удивился, что у меня всего лишь небольшая сумка, стала дополнением. Очень немногие люди знали, куда и когда я еду. Возможно, сигнал и поступил от Тетерина? 

- Каковы цели медиаклуба «Импрессум» в Эстонии?

- Одной из целей кукловодов «Импрессума» является создание сети из журналистов Эстонии. С самого начала в «Импрессуме» из эстоноязычных журналистов писал только политический редактор «Кескнядала» Ивари Веэ. Надеялись, что смогут привлечь к написанию еще кого-либо, например, Викторию Ладынскую или Андруса Реймера.

Создать сеть не удалось. Тогда они захотели использовать мои хорошие отношения с эстонцами. Например, хотели  привлечь эстонца в жюри журналистского конкурса «Некороткая память», посвященного эстонско-российским отношениям. Предложил Рейна Вейдеманна. Тот согласился, но позже отказался, когда понял, в какую компанию попал.  Это был единственный случай, когда меня удалось использовать для создания такой сети.

- Поговорим о кукловодах «Импрессума». Кто они?


- Сапожникова даже не заведующая отделом «КП». Она лауреат ряда журналистских премий, она известна, она в статусе звезды российской журналистики. У нее очень хорошие связи в России со всякими учреждениями. С какими, не смею сказать.  Она говорит, что получает деньги от спонсоров, желающих улучшить эстонско-российские отношения. В эту сказку не верит никто. Ясно, что она получает поддержку по каналам, связанным с Кремлем.

У «Импрессума» три уровня: кто-то заказывает музыку, Сапожникова подыскивает, кто из музыкантов ее исполнит, Тетерин организовывает. Народ им говорил: пригашайте  в Эстонию музыкантов, артистов, писателей… Но не зовут. В основном это общественно-политические деятели, поддерживающие Путина.

- Что стоит за этим спектаклем?

- Далеко не на последнем месте желание заработать деньги.  Например, движения российских соотечественников  существуют, потому что им платят. Если бы Путин в пятницу сказал, прекратим их поддерживать, то к понедельнику в Эстонии этой организации не было бы. Здесь в игру вступает русскоязычный термин «откатная экономика» - если получаешь от государства заказ, должен выплатить часть дохода. Я не вижу причин, почему бы это не касалось и «Импрессума». Им выделяют деньги и можно предположить, что часть из них вернется. Бесплатно никто ничего не делает.