Я работал дипломатом. Я писал телеграммы, подобные тем, что были обнародованы Wikileaks, и многие из них читал. И мой вывод таков: одни авторы информированы лучше, чем другие. Поэтому я читал эти опубликованные Wikileaks материалы со странным ощущением дежавю.

Среди моих источников, послуживших материалом для написания этой статьи, были отчеты, выложенные на сайте http://matiane.wordpress.com/2010/11/29/wikileaks-war-in-georgia/ (о нем мне сообщил Метин Сенмез (Metin Sonmez), за что ему спасибо). (Цитаты с сайта я выделяю жирным шрифтом, не давая подробных ссылок – можете сами зайти на сайт.) Опубликованные там материалы это лишь малая часть тех докладов, которые направлялись с мест в Вашингтон в августе 2008 года. По сути дела, это информационные телеграммы низкого качества без особых грифов секретности, показывающие лишь фрагментированную картину событий. Тем не менее, они дают представление о том, что получал Вашингтон из своих дипломатических миссий за рубежом. (Это немыслимо, чтобы в одних телеграммах американское посольство в Тбилиси докладывало обо всем, что говорил его сотрудникам Саакашвили, никак не комментируя его слова, а в других сообщало, что он лжет. Так просто не бывает.)

Одна из задач посольств – информировать свое руководство. Во многих случаях это подразумевает передачу того, что говорится посольским сотрудникам, без комментариев. Но пассивная передача цитат не оправдывает огромных посольских расходов – официальные заявления легко можно найти в интернете. Дипломатам платят за обоснованные оценки. Но в этих телеграммах таких обоснованных оценок немного. Читая сообщения из Грузии, я удивился тому, насколько наши дипломаты полагались на официальный Тбилиси. Они что, никогда не беседовали с Окруашвили или с Кицмаришвили? Эти люди могли бы сообщить им о том, что завоевание Абхазии и Южной Осетии всегда входило в планы грузинского руководства. Вообще-то с Кицмаришвили они говорили. По его словам, он встречался с послом Тефтом и спрашивал его, не оказывает ли Вашингтон Тбилиси «поддержку в проведении военной операции», поскольку грузинское руководство, по мнению Кицмаришвили, полагало, что на такую поддержку оно может рассчитывать. Тефт это «категорически отрицал». А как насчет бывших сподвижников Саакашвили типа Бурджанадзе и Зурабишвили? Уж они-то могли бы им рассказать, насколько ненадежен грузинский президент. (Видимо, французские связи Зурабишвили помогли Парижу не попасть на удочку Саакашвили и не проглотить его версию целиком.)

Первый доклад из Тбилиси от 6 августа посвящен грузинским сообщениям о боевых действиях в Южной Осетии. В нем нет ничего особенного – периодические стычки и перестрелки на границе стали привычным явлением после окончания войны в 1992 году. Обычно одна сторона предпринимает какие-то действия, а вторая на них отвечает. Здесь важно то, что именно эти стычки стали основой для оправдания Саакашвили своего наступления. Это было обоснование в версии 1.0. Я должен напомнить читателям о его первом заявлении грузинскому народу, которое он сделал в момент, когда думал, что все уже практически закончилось: «Правительственные войска Грузии перешли в наступление после того, как югоосетинские боевики ответили 7 августа на его мирную инициативу обстрелом грузинских сел». Затем это обоснование претерпело изменения, поскольку ситуация стала катастрофической, и ему пришлось объясняться. Комментарии посольства США в Тбилиси (посольство не докладывало о том, что ему сообщали, а комментировало эти сообщения) заключались в следующем: «Исходя из известных нам сведений, мы полагаем, что боевые действия сегодня начала Южная Осетия. Грузины сейчас отреагировали, начав мобилизацию и планирование дальнейших действий. Ни грузинам, ни нам не ясно, какова позиция русских. Не ясно также, поддерживают они южных осетин или активно пытаются взять ситуацию под свой контроль». Эти комментарии задали общий тон: все начали осетины, а Москва могла быть к этому причастна. Похоже, здесь отсутствует понимание того, что осетины отвечали на какие-то действия грузин (а их действия были реакцией на действия осетин – и так далее, вплоть до 1991 года, когда грузины пошли в наступление). Может быть, Тефту в тот момент следовало поинтересоваться, почему Кицмаришвили задавал за несколько месяцев до этого свой вопрос? (Замечу в скобках, что ни в одной просмотренной мною корреспонденции нет ни единого, даже мимолетного упоминания о точке зрения осетин. Но в этом-то и заключается первородный грех, главная ошибка, превратившаяся в аксиому: сталинские границы священны и неприкосновенны, а осетины это просто российские марионетки.)

А 8 августа американское посольство в Тбилиси отправило своему начальству в Вашингтон, пожалуй, самую важную депешу: «Саакашвили сказал, что Грузия не собиралась втягиваться в эти боевые действия, но южные осетины ее спровоцировали, и ей пришлось отвечать, чтобы защитить своих граждан и свою территорию». А вывод был такой: «Все имеющиеся сведения свидетельствуют в пользу заявления Саакашвили о том, что эти боевые действия не были грузинской инициативой. Ключевые грузинские военачальники, которые могли отдать распоряжение о нападении на Южную Осетию, были в отпуске, а мобилизация в Грузии началась только 7 августа, когда уже вовсю шли бои. По состоянию на 22:30 вчерашнего дня руководство грузинского министерства обороны и министерства иностранных дел все еще надеялось на то, что объявленное президентом Саакашвили в одностороннем порядке прекращение огня продержится. И лишь когда югоосетинские войска начали артобстрел грузинских сел, началось наступление на Цхинвали. У посольства есть свой источник на командном посту в министерстве внутренних дел, и он будет и дальше нас информировать о происходящем… Если грузины правы, и боевые действия в основном закончены, то реальная роль России пока не ясна. Не ясно и то, имеется ли потенциал для расширения конфликта». Далее посольство сообщило: «Насколько нам известно, в настоящее время  грузины контролируют 75 % Цхинвали и 11 сел вокруг него. Журналисты сообщают, что грузинские войска продвигаются к Рокскому тоннелю». Какое глубокое заблуждение! Грузины не контролировали 75 % Цхинвали и не продвигались к Рокскому тоннелю. На тот момент их наступление уже выдохлось, и грузин остановило осетинское ополчение.

«Сейчас Саакашвили и грузинское руководство считают, что вся эта российская военная операция является частью грандиозного замысла Путина по захвату Грузии и смене правящего режима». А здесь мы уже наблюдаем, как Тбилиси готовит почву для обоснования своей версии 2.0. Я отсылаю читателя к «победной речи» Саакашвили, с которой он выступил в первый день войны. Как я писал ранее, когда Саакашвили понял, что война развивается не так, как он ожидал, он изменил свою версию. Посольство докладывает о зарождении версии 2.0 без комментариев: «Саакашвили, сказавший послу, что он был в Гори, когда в центре города упала русская бомба, подтвердил, что грузины решили начать продвижение вперед лишь после того, как обстрел усилился, а русские начали сосредоточивать войска в северном конце Рокского тоннеля». А представительство США в НАТО дает нам окончательную версию 2.0 с оправданиями: «Что крайне важно, в своих расчетах они учитывали информацию о том, что российские войска уже выдвигались через Рокский тоннель в Южную Осетию. Ткешелашвили подчеркивала, что российское вторжение не могло быть ответом на грузинское наступление против Южной Осетии, потому что  русские начали выдвигаться раньше грузин». Но задумайтесь – могла ли Грузия начать марш в надежде на то, что ее войска обгонят русских в 60-километровой гонке до Цхинвала, зная, что те свое выдвижение уже начали?

Наконец мы начинаем замечать некий скептицизм: «Становится все труднее получать точную оценку ситуации из-за неясности боевой обстановки и из-за того, что грузинская система управления нарушена». Но в двенадцатой телеграмме из Грузии уже звучит осторожное предупреждение: «Примечание: Посольство пытается получить независимое подтверждение о развитии событий. Конец примечания». Наконец-то оно начало сопоставлять разные сообщения и версии: «Мерабишвили сказал, что 600 спецназовцев из его Министерства внутренних дел на своих машинах «Кобра» (это бронированные «Хаммеры» с установленными на них 40-миллиметровыми пулеметами) взяли Цхинвали за шесть часов, сломив сопротивление 2000 человек, оборонявших город. Он заявил, что в будущем это наступление опишут в учебниках по тактике. Он вновь вернулся к этой теме, заявив: «Мы удерживали Цхинвали четыре дня, несмотря на обстрелы русских. Половина наших людей была ранена, хотя никто не погиб. Эти парни настоящие герои». (Комментарий: Насколько известно посольству, войска МВД удерживали город Цхинвали примерно 24 часа. Конец комментария.)»

Вместе с тем, посольство продолжает пассивно докладывать о том, что ему говорят: «обстрелы больниц»; «русские казаки стреляют в местных грузин и насилуют женщин/девушек»; «грузины за сутки понесли страшные потери (исчисляемые тысячами)»; «российские вертолеты стреляют сигнальными ракетами по лесам вблизи Боржоми, пытаясь их поджечь»; «Россия стреляет по мирным жителям в Гори и Цхинвали»; «Русские Ту-22 на 95 % наносят удары по гражданским объектам»; «русские насилуют женщин и убивают тех, кто оказывает сопротивление»; «русские вывозят с захваченных грузинских объектов все ценное, включая унитазы».

Ну ладно, хватит об этом. Совершенно ясно следующее: посольство США в Тбилиси верило в то, что ему говорили; ранее оно не подвергало сомнениям то, что ему говорили, а в основном безо всякого критического анализа передавало услышанное наверх. Благодаря докладам из американского посольства возникла следующая сюжетная линия с соответствующими представлениями по основным вопросам:

1. Войну начали осетины (а возможно, и Москва);

2. Российские войска нанесли огромный ущерб и потери, действуя без разбора;

3. Не исключено, что русские хотели захватить всю Грузию.

Во многих телеграммах сообщается о попытках добиться от НАТО выступления с общим заявлением в осуждение России, а также отмечаются разногласия  между странами-членами. С одной стороны, «Латвия, а вслед за ней Эстония, Литва и Польша выдвинули на первый план совместное заявление своих президентов о кризисе, а также призвали союзников поддержать эту декларацию. Каждая из этих стран-союзниц заявила, что российское нападение «не должно послужить целям агрессора», и что Североатлантический альянс обязан отреагировать, полностью приостановив деятельность Совета Россия-НАТО, за исключением переговоров, направленных на окончание конфликта. Болгария согласилась с этой идеей незамедлительно». Но не все клюнули на утверждение Вашингтона о том, что войну начала Осетия или Москва: «Венгрия и Словакия призвали НАТО принять во внимание ту роль, которую сыграла Грузия в начале этого конфликта. Они высказали предположение, что Грузия напала на Южную Осетию безо всяких провокаций». А по поводу Германии даже было написано, будто она «как попугай повторяет российские доводы о том, что это Грузия виновна в возникшем кризисе». Американские дипломаты назвали ее «лидером пророссийского лагеря». Может быть, сомнения Берлина были связаны с тем, что Spiegel стал единственным западным средством массовой информации, все понявшим и описавшим правильно: «Саакашвили на 100 процентов лгал всем нам, европейцам и американцам»? Со временем, после долгих шараханий и метаний появилось единое мнение о том, что ответ Москвы был «несоразмерным». (Но в какой мере на этот вывод повлияли истеричные сообщения Тбилиси о беспорядочных обстрелах и бомбардировках, о потерях, исчисляемых тысячами, а также преувеличенные доклады о разрушениях в Гори? Я здесь даже не говорю о крикливых репортажах западных СМИ.)

Эти западные средства массовой информации – за исключением Spiegel – вели себя ничуть не лучше. Пожалуй, самым ярким примером такого искаженного, пристрастного и некомпетентного освещения событий стал тот факт, что кадры из Цхинвала они выдавали за съемки из Гори. Одна газета попыталась даже выдать грузинского солдата с его хорошо заметной эмблемой в виде флага Грузии за русского оккупанта в «пылающем» Гори. И лишь много месяцев спустя New York Times и Би-Би-Си, среди прочих, начали отказываться от репортажей с подачи Тбилиси.

Во время войны у меня взяли интервью корреспонденты Russia Today, и я тогда сказал, что сидя за компьютером в своем подвале в Оттаве, которая находится очень далеко от центра мира, я гораздо лучше понимал происходящее, чем Вашингтон. И эти телеграммы никак не изменили мои представления. Я также сказал, что эта война станет для Запада хорошей проверкой его представлений и оценок на соответствие действительности, когда будет понятно, что московская версия произошедшего гораздо лучше соответствует этой действительности, нежели тбилисская. Так и получилось.

Почему я оказался прав? Дело в исходных предположениях и допущениях. Американские дипломаты предполагали и допускали, что Тбилиси говорит правду (несмотря на настоятельные рекомендации Кицмаришвили). Люди в Варшаве, Риге и других местах исходили из того, что Россия хочет завоевать Грузию. С другой стороны, я исходил из того, что грузины почти никогда не говорят правду. Я следил за всеми этими сообщениями о джихадистах в Панкисии и о нападении Руслана Гелаева на Абхазию. Я знал, что Саакашвили захватил телестанцию «Имеди». Я знал, что у осетин были основания опасаться Тбилиси и много лет тому назад, и в последние годы. Я знал, что они находились в составе Грузии лишь по той причине, что их туда загнал Сталин-Джугашвили, и что они хотели выйти оттуда. Я помню годы правления Гамсахурдии, когда все начиналось. Я не был склонен верить Тбилиси в этом вопросе и, говоря откровенно, в любом другом вопросе. Предположения и допущения это все – и мы убеждаемся в этом, читая телеграммы дипломатов. Есть заранее созданная посылка, что Россия это зло, а Грузия – добро.

Но сколько перемен всего за пару лет! Сегодня НАТО добивается расположения России, а Саакашвили – Ирана.