Глава крупнейшей в России государственной нефтяной компании «Роснефть» Игорь Сечин сказал нечто весьма неожиданное после состоявшейся на этой недели встречи, на которой представители нефтедобывающих стран не сумели договориться о сокращении добычи. В России все будет в порядке, заявил он, даже если цены на нефть опустятся до или ниже 60 долларов за баррель. Как такое возможно, если, согласно недавним оценкам Deutsche Bank, России для обеспечения сбалансированного бюджета в этом году нужна цена около 100 долларов за баррель?

Ответ на этот вопрос действует как в отношении России, так и в отношении ряда членов ОПЕК. Баланс бюджета обеспечивается в национальных валютах, а не в долларах, и у любой страны, имеющей политическое пространство для маневра, чтобы девальвировать свою валюту, нет особых стимулов для снижения добычи. Российский президент Владимир Путин недавно сказал примерно то же самое в своем необычно откровенном интервью официальному информационному агентству ИТАР-ТАСС: «Но вот смотрите: раньше мы продавали товар, который стоил доллар, и получали за него 32 рубля. А теперь за тот же товар ценой в доллар получим 45 рублей. Доходы бюджета увеличились, а не уменьшились».

По данным Bloomberg, экспортные пошлины на нефть в России уменьшились с 54 долларов за баррель в январе до неполных 38 долларов в декабре. Однако в рублевом эквиваленте российское государство ничего не потеряло. Если цена марки Brent с начала года снизилась на 25%, то курс рубля упал на 30%. В январе государство получало примерно 1,728 рубля за баррель, что при нынешнем курсе равно 1,775 рубля.

Сокращение объемов добычи означает незамедлительную потерю бюджетных доходов с неопределенными последствиями для цены, а российский нефтяной экспорт в этом году уже снизился по сравнению с 2013 годом.

Нефтяные цены

Неудивительно, что те нефтедобывающие страны, которые решились на снижение курса своих валют в этом году, весьма оптимистично смотрят на падение цен. Министр энергетики Алжира Юсеф Юсфи (Youcef Yousfi) заявил в прошлом месяце, что его страна «очень спокойно» смотрит на падение нефтяных цен, хотя для обеспечения баланса бюджета Алжиру нужна цена 113 долларов за баррель. С начала года алжирский динар подешевел на 9%.

Министр нефти Ирана Бижан Намдар Зангане (Bijan Namdar Zanganeh) пообещал не снижать долю своей страны на мировом нефтяном рынке «ни на баррель», хотя Ирану для обеспечения бездефицитного бюджета нужна цена на нефть в 153 доллара. За этот год курс риала по отношению к американскому доллару опустился на 7,2%.

Такого обесценивания валют недостаточно, чтобы компенсировать в полном объеме снижение нефтяных цен, однако авторитарные правительства Алжира и Ирана знают, что они могут девальвировать свои валюты и дальше, если это будет необходимо, а вот сокращение добычи неизбежно приведет к уменьшению доходов уже в ближайшей перспективе.

Похоже, что и Нигерия считает себя способной выжить в условиях понижения цен. Ее найра в этом году подешевела по отношению к доллару почти на 10%.

Кроме того, есть такие нефтедобывающие страны как Катар, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, которые не девальвировали свои валюты, но в состоянии сбалансировать бюджеты в условиях довольно низких цен. Они также не заинтересованы в снижении добычи.

Незащищенными оказываются только те страны, у которых такая возможность для маневра отсутствует, из-за чего они громко призывают к сокращению добычи. Пользующийся американским долларом Эквадор, а также Венесуэла, где правительство контролирует курс валюты с традиционно катастрофическими последствиями, готовы пойти на любые шаги, лишь бы остановить снижение цен.

Россия и другие страны, решившие пережить период удешевления нефти за счет девальвации своих валют, могут компенсировать своим гражданам часть потерь. Это обойдется им не очень дорого, если большая часть товаров, приобретаемых самыми бедными слоями населения, производится внутри страны. Именно так обстоят дела в России, где правительство Путина рассчитывает на политическую поддержку низших классов общества и работников государственной сферы, ожидая, когда снижение нефтяных цен измотает американских производителей сланцевой нефти до такой степени, что они сократят добычу. Когда это произойдет, превышение предложения над спросом закончится, и цены начнут расти.

Точно так же смотрят на ситуацию и ведущие производители из Организации стран-экспортеров нефти. «Никто не должен сокращать добычу, и рынок стабилизируется сам по себе, — сказал сегодня министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али аль-Наими (Ali Al-Naimi), когда представители стран ОПЕК готовились к встрече в Вене. — Зачем Саудовской Аравии сокращать добычу? Сегодня Соединенные Штаты тоже много добывают. Может, это им следует сократить добычу?»

Мяч на стороне американских нефтедобывающих компаний.