Плохие новости для российской экономики становятся хуже и хуже. Поскольку из-за продолжающегося падения цен на нефть налоговые поступления резко сокращаются, правительство на днях заявило о планах сократить расходы бюджета на 10% по всем статьям. А это весьма ощутимый удар по государственному сектору, который процветал на протяжении почти всего времени после глобального финансового кризиса. Предварительные прогнозы, обещавшие в 2016 году возобновление экономического роста, теперь корректируются в худшую сторону, и по согласованному прогнозу российский ВВП сократится на протяжении следующего года еще на 0,5%. Это при условии, что цены на нефть начнут немного расти. Если же они останутся на сегодняшнем уровне, состояние экономики будет еще хуже.

Да, действительно, на фоне этой в целом негативной ситуации появляются некоторые (очень!) маленькие лучики надежды. По самой последней уточненной информации, опубликованной партнером консалтинговой компании Macro-Advisory Крисом Уифером (Chris Weafer), в 2015 году по добыче нефти Россия фактически установила новый рекорд за постсоветский период, и, судя по предварительным данным Росстата, резко подскочившая в прошлом году инфляция сейчас непрерывно снижается. А некоторые профессиональные инвесторы — в том числе генеральный директор Franklin Templeton Марк Мобиус (Mark Mobius) — считают, что продолжающийся обвал цен на сырье в конечном счете заставит Кремль приступить к давно откладываемым структурным реформам и реализации обещанных, но так и не осуществленных инициатив, направленных на «диверсификацию».

Но факты таковы, что плохие новости гораздо более значительны, чем хорошие, и России суждено пережить в среднесрочной перспективе значительные экономические трудности. И заявлениям о том, что сегодняшние проблемы не будут кратковременными, можно верить и дальше — судя по политике, которую проводил Центробанк России в прошлом году.

Потратив почти сто миллиардов долларов в попытке (в конечном счете, безуспешной) защитить рубль, Центробанк в марте прошлого года фактически признал свое поражение. На протяжении последних десяти месяцев валютный резерв России, по сути, остается стабильным, несмотря на ускоряющийся обвал цен на нефть. В этой таблице показано, как падение цен на нефть попросту перестало влиять на российские запасы валюты.

Если бы Центробанк считал, что сегодняшняя ситуация является временной остановкой экономического роста, маленьким ухабом на дороге к стабильности, то он бы, по всей вероятности, придерживался политики, подобно той, которую он проводил в конце 2014 года и в течение 2009 года, и настойчиво задействовал бы свои валютные резервы для стабилизации рубля. И то, что он этого не делает, и почти уже год намеренно бережет значительный запас «сухого пороха», несмотря на существующий и даже возрастающий экономический ущерб, означает, что руководство банка понимает — все происходящее является «новой нормальностью», которая в ближайшее время не изменится.

Имеет ли все это значение? Скажем так: то, что в Центробанке по-прежнему лежит без дела изрядная (хоть и уменьшившаяся) сумма денег, особо ничего не дает простым россиянам, уровень жизни которых значительно упал под влиянием сочетания таких факторов, как высокий уровень инфляции, рост безработицы и углубление рецессии. Но это значит, что существенно важной макроэкономической стабильности страны ничего не угрожает, и что высшее руководство паники не испытывает и по-прежнему сосредоточено на долгосрочной перспективе.

Разумеется, из-за этого сегодняшние проблемы не становятся менее реальными, но это означает, что сегодняшний кризис очень отличается от того, что происходило в России во время последнего обвала цен на нефть в конце 1990-х годов. Тогда у страны попросту не было заслуживающей внимания финансовой «опоры», и в результате произошел по сути дела обвал государственной финансовой системы. На этот раз такого не происходит. Управление Центробанка теперь гораздо лучше, чем в то время, и финансовое положение государства гораздо более устойчивое. Можно предположить, что рецессия российской экономики будет иметь серьезные политические последствия, но рассчитывать на то, что произойдет крах существующей системы, не стоит.