Свершилось. То, чего мы боялись, все же произошло: цены на нефть опустились ниже 30 долларов (29,09 за баррель марки Brent на 15 января 2016 года). «Нельзя исключать» и нового снижения цены, заявил Reuters аналитик Commerzbank Карстен Фритш. По его словам, цена в 25 долларов за баррель «вполне возможна, но вряд ли будет намного ниже». На 8 января этого года производство в США составило 9,2 миллиона баррелей при объемах переработки в 16,4 миллиона баррелей.

Разница покрывается за счет импорта, что поднимает следующий вопрос: с одной стороны, Конгресс дает добро на экспорт американской нефти, а с другой стороны, США импортируют 7,2 миллиона баррелей в день?! В то же время накопленные резервы достигают 482 миллиона баррелей, что равняется 60 дням импорта. Это означает, что рекомендации МАЭ странам ОЭСР позволяют им косвенно манипулировать ценами и смягчать удары с помощью резервов.  

Мировой хаос

Не остались в стороне и биржи, где настроения близки к паническим. Как пишет Le Monde, «с начала месяца китайская биржа упала на 20%, тогда как нью-йоркская потеряла более 8%. Этот резкий спад является отражением грозящего мировой экономике тройственного кризиса (китайский, нефтяной и американский). (…) Китайская система держится, но испытывает опасные для ее партнеров колебания. Начиная с того же падения курса юаня. Пока Пекин сражается с рынками, чтобы затормозить девальвацию национальной валюты (в декабре его резервы уменьшились на 100 с лишним миллиардов долларов), но сколько еще времени он сможет давать отпор спекуляции?»

«Баррель нефти упал ниже отметки в 30 долларов, потеряв тем самым более 15% с начала года. Котировки черного золота находятся на самой низкой отметке за 12 лет и тянут за собой вниз остальное сырье. Если помните, всего полтора года назад за баррель давали 115 долларов. И что бы ни думали на этот счет автомобилисты, такая цена слишком мала. При цене до 70 долларов дешевая нефть способствует росту мировой экономики. Но уже дальше она влечет за собой рецессию: страны-производители вынуждены сокращать импорт и инвестиции, а также сталкиваются с серьезными социально-политическими рисками, тогда как нефтекомпании ограничивают капиталовложения. Такой двойной удар сказывается и на США. Предприятия идут ко дну на бирже. В условиях дешевой нефти энергетический сектор катится вниз, все больше компаний становятся банкротами, ударяя рикошетом по банкам. (…) В то же время промышленная деятельность за последние месяцы переживает спад, достигнув самой низкой отметки с 2009 года, а в сфере потребления наблюдаются негативные сигналы. Короче говоря, Америка опасно сбавляет обороты, тогда как Федеральная резервная система только подняла ставку после многих лет дешевых денег».  

Как могли бы вырасти цены на нефть?

Члены ОПЕК не понимают, что убытки от дэмпингового обвала цен на нефть окажутся гораздо серьезнее, чем при сокращении квот. Простой подсчет говорит, что 10-процентного уменьшения производства ОПЕК (на уровне 3,1 миллиона баррелей в день) и сокращения доли Саудовской Аравии (она забрала себе квоты Ирана из-за санкций, а также Ирака) было бы достаточно для повышения цен до 60 или даже 70 долларов. Промышленно развитые страны и тем более страны-производители восприняли бы это в позитивном ключе. Например, Алжир в результате продавал бы в день не миллион баррелей по 30 долларов, а 800 тысяч баррелей по 60 долларов: выгода вполне очевидна. Но кто может заставить нефтяников из Персидского залива прислушаться к голосу разума? Только американцы. Но они не сделают этого, потому что хотят экономически задавить Россию. У американских производителей есть возможности, чтобы резко нарастить производство в подходящий момент.

Иранское уравнение

Как нам известно, ОПЕК не может ничего предпринять из-за проблем с навязанными аравийцами долями рынка, а также соперничества между Эр-Риядом и Тегераном. Затянувшийся конфликт Ирана с Саудовской Аравией ведет к укреплению необычных связей. Как утверждает The Wall Street Journal, аравийцы и израильтяне достигли договоренности о противодействии иранскому влиянию в регионе. Хотя между ними даже не установлены официальные дипломатические отношения.

Международные санкции против Ирана сняты, и, по заявлениям МАГАТЭ, он соблюдает взятые на себя обязательства. «Это прекрасный день для иранского народа, потому что санкции будут сняты», —  отметил министр иностранных дел страны Мохаммад Джавад Зариф. Тегеран намеревается вернуть себе былые позиции на нефтяном рынке. Как пишут в Reuters, «Иран нацелится на Индию и собирается увеличить экспорт на 500 тысяч баррелей в день. В его распоряжении имеются 22 крупных танкера, которые сейчас находятся у его побережья».      

Возобновляемая энергетика: устойчивый рост

Однако даже в таких условиях развитие сектора возобновляемой энергетики не идет на спад, даже наоборот! 2015 год стал удачным для роста мощностей в возобновляемой энергетике: 64 ГВт ветряков и 57 ГВт солнечных батарей, что представляет собой почти 30% рост по сравнению с 2014 годом. Инвестиции в «чистую» энергетику за прошлый год резко выросли в Китае, США, Латинской Америке и Индии. Их общий объем достиг 328,9 миллиарда долларов, на 4% больше, чем в 2014 году. Среди развивающихся стран следует в первую очередь отметить Мексику (4,2 миллиарда, +114%), Чили (3,5 миллиарда, +157%), ЮАР (4,5 миллиарда, +329%) и Марокко (2 миллиарда при нулевом показателе в 2014 году). Это связано со снижением стоимости солнечных батарей, что означает установку больших мощностей за меньшие деньги. За полтора года цена нефти марки Brent  потеряла две трети стоимости, упав со 112,36 долларов за баррель до 37,28 долларов. Стоимость природного газа в США в свою очередь уменьшилась на 48%, с 4,42 до 2,31 доллара за миллион британских термических единиц.

Глава консультационного совета Bloomberg New Energy Finance Майкл Либрейх считает, что «эти цифры являются прекрасным ответом всем тем, кто ждал спада инвестиций в возобновляемую энергетику из-за падения цен на нефть и газ». Во многих развивающихся странах ветряная и солнечная энергия становится естественной и важной частью производственного полотна. Больше всего в строительство ветряков вложила мексиканская Nafin: 2,2 миллиарда долларов при суммарной мощности в 1,6 ГВт. Марокканская NOORO в свою очередь инвестировала 1,8 миллиарда в солнечные батареи мощностью 350 МВт.

В 2015 году Китай вновь задавал тон как крупнейший инвестор в чистую энергетику, увеличив капиталовложения на 17% до 110,5 миллиарда долларов. США инвестировали 56 миллиардов долларов, на 8% больше, чем годом ранее. В Европе же инвестиции в 2015 году составили 58,5 миллиарда долларов, что представляет собой 18% спад по сравнению с 2014 годом и самый низкий показатель с 2006 года. Великобритания оставляет всех далеко позади с 23,4 миллиарда долларов (+24% по сравнению с 2014 годом), Германия вложила 10,6 миллиарда, а во Франции инвестиции упали на рекордные 53% до 2,9 миллиарда. Африка и Ближний Восток обладают огромным потенциалом в сфере чистой энергетики с учетом растущего населения и обилия солнечных и ветряных ресурсов. В 2015 году инвестиции оставили там 13,4 миллиарда долларов, что на 54% больше, чем годом ранее.    

Как обстоят дела со сланцевым газом?

Обвал цен на нефть тянет вниз индустрию сланцевого газа. Ее золотые времена остались позади. А на всеобщее обозрение вылезают серьезные проблемы вроде бесхозяйственного использования пресной воды, добавления в нее сотен химических реагентов и недостаточно качественной последующей очистки, что ведет к загрязнению окружающей среды и рискам для здоровья людей. Это не говоря уже о возможных землетрясениях. В недавнем материале Le Monde говорится о незавидной участи жителей Оклахомы: «Для жителей Оклахомы это уже почти что обычное дело. Землю теперь регулярно трясет. 6 января в северной части этого штата было зарегистрировано два толчка магнитудой 4,7 и 4,8. За 2015 год в Оклахоме произошло 900 землетрясения магнитудой около 3, то есть примерно 2,5 в день. Прогноз на 2016 год столь же неблагоприятный.

По данным расположенного в Колорадо Национального сейсмического информационного центра, в 2016 году будет преодолена отметка в тысячу толчков. В период с 1973 по 2008 год в центральной части страны был зарегистрирован всего 21 толчок магнитудой 3 и более. Оклахома — не единственный штат, в котором происходят землетрясения из-за нефтегазовой деятельности. Похожие явления наблюдаются в Калифорнии, Северной Дакоте и Техасе. В некоторых регионах Техаса жители подписали петиции с требованием остановить добычу».

Помимо этих аномалий в поступающую к людям воду попадают метан и прочие токсичные вещества. Они даже создали систему снабжения питьевой водой, потому что употребление ее из-под крана вело к появлению болезней.

Что нам нужно сделать?

70% национального потребления энергии в Алжире приходится на жилые дома, транспорт и прочие области без производства добавочной стоимости. На промышленность приходится лишь 30%, и такая опасная тенденция сохранится в будущем при отсутствии энергетической политики по сокращению и диверсификации потребления. Это требует комплексного плана, а ответственность за переходный процесс ложится на плечи не только Министерства энергетики, но и все остальные отрасли. Нам нужно двигаться в сторону устойчивого развития с рациональным использованием нефтегазовых ресурсов для преобразований в энергетике.

Для успеха этого процесса требуется участие всего общества, трезвый подход и взвешенное использование ископаемых энергоресурсов. Необходимо по-умному отойти от нефтяной ренты и в то же время оставить средства новым поколениям. Иначе говоря, алжирская экономика не должна связывать будущее с конвульсивными колебаниями нефтяного курса. По мнению экспертов, реализация энергетического переходного процесса, своего рода «плана Маршалла», совершенно необходима и должна включать в себя модель потребления до 2050 года.   

В «плане Маршалла» нужно пересмотреть и энергетические субсидии, так как это ненормально и играет на руку обеспеченным классам. Экономия может прийти на смену безудержному потреблению только при установлении справедливой цены. Известно ли вам, что цена природного газа в Алжире в 20 раз ниже международной, а за дизельное топливо просят в пять раз меньше, чем в соседних странах?  

Процесс перехода к устойчивому развитию должен учитывать сразу несколько параметров, в том числе широкое использование возобновляемых источников энергии, защиту окружающей среды и рациональный подход к потреблению. Необходимо понимать, что экономия может стать для нас самым большим месторождением: речь идет о 10% или даже 20% всех объемов! То есть, от 5 до 10 миллионов тонн, которые можно будет оставить новым поколениям.

Ветряная и солнечная энергия рентабельны во всех странах, за исключением, как нам говорят, Алжира! Почему? У нас дорогая рабочая сила? Нет, она, по меньшей мере, втрое дешевле. Или, быть может, у нас мало солнца? Опять-таки нет: у нас его втрое больше, чем в Германии, по интенсивности и в десять раз больше по площади. Или у нас не хватает сырья (недавно было открыто месторождение кремния в 6 миллионов тонн)? Или специалистов? Каждый год высшее образование у нас получают 150 000 человек. Разве у нас нет предприятий, которые начали развивать солнечную энергетику вопреки всем бюрократическим препонам? Есть, еще как!

Дело в том, что государственные власти не обладают общим видением ситуации, которое охватывало бы все министерства. Они не оставляют места частной инициативе предприятий, которые хотят заняться производством солнечных батарей, не объясняют гражданам, что каждый должен сыграть свою роль в преобразованиях в энергетике.  

Обычный гражданин готов пойти на жертвы, если бремя распределяется справедливым образом. Начиная, например, с сокращения расходов на государственный аппарат, которые можно и нужно уменьшить на 20%. В частности это может коснуться парка административных автомобилей и представительских расходов без добавленной стоимости. Да здравствует кризис, если он, наконец, поможет нам открыть глаза. Пока что на такой «план Маршалла» еще есть деньги. Пришло время вернуть надежду лишившейся ее молодежи.