Москва, 2013 год. Россия занимала пост председателя двадцатки и принимала у себя встречу министров финансов организации. Владимир Путин с почетом встретил их в Кремле.

Российский лидер принялся с гордостью расписывать достижения экономики страны. «Он нарисовал нам сказочную картину, — вспоминает один из участников. — Практически отсутствующий долг, взятая под контроль инфляция, колоссальные резервы, нулевой дефицит, 4% рост ВВП…» В конце выступления Путин повернулся к министрам двадцатки и с насмешливым видом спросил: «А что вы?»

Хорошие были времена. В 2013 году Владимир Путин был нефтяным королем, а за баррель давали порядка 110 долларов.

Жизнь без нефтяной манны

Чуть менее трех лет спустя блеск России ощутимо угас. Нефть подешевела почти вчетверо и не собирается останавливаться. В январе котировки упали ниже 30-долларовой отметки. Для страны, где на черное золото приходится более половины бюджетных поступлений, такой обвал стал серьезным ударом, особенно на фоне санкций США и Европейского Союза после аннексии Крыма в 2014 году. После года рецессии российский ВВП потеряет в 2016 году еще 2,2%, утверждают специалисты Сбербанка, которые настроены еще пессимистичнее МВФ (там говорят об 1%). С начала года рубль лишился еще 15% стоимости, что вынудило главу центробанка Эльвиру Набиуллину отменить запланированную поездку в Давос 20 января.

Хотя нельзя сказать, что на Всемирном экономическом форуме ее отсутствие привлекло к себе особое внимание. «Самое ужасное с Россией — это то, что о ней уже почти не говорят, только о Китае», — отмечает один европейский завсегдатай форума. Последние два года россияне в Давосе ведут себя тише воды, ниже травы: роскошные и разгульные вечеринки остались в прошлом, а российское руководство больше не стремится взять слово. Не видно больше и макетов проекта «Сколково», российской «Кремниевой долины», который создавался в партнерстве с престижным Массачусетским технологическим институтом… В этом году Москва отправила в Давос лишь вице-премьера по развитию Дальнего Востока Юрия Трутнева, который (безуспешно) пытался поразить аудиторию цифрами по инвестициям во Владивостоке.


В конечном итоге более реалистичную картину ситуации в России представил бывший министр финансов Алексей Кудрин, один из тех немногих реформаторов, к которым все еще прислушиваются в Москве. Кудрин не исключает падения барреля до 18 или даже 16 долларов, что стало бы настоящей катастрофой, учитывая, что стоимость производства в России составляет около 15 долларов. По его словам, государству нужно научиться жить без сверхдоходов от нефти. В январе министерства уже получили распоряжение сократить госрасходы на 10%, так как бюджет на 2016 год высчитывался из цены барреля в 50 долларов. В то же время оборонный бюджет остался без изменений. Особое беспокойство у Кудрина вызывает падение уровня жизни населения.

Мясник и корова


Российскому народу, как известно, свойственен легендарный стоицизм, который может поспорить разве что со все еще невероятно высокими рейтингами президента Путина. Однако прогнозы международных экспертов по состоянию дел в российской экономике на ближайшие два года остаются весьма мрачными. Достаточно ли будет винить внешние факторы (нефть, санкции) в экономических бедах? Всех не обманешь. Кудрина и подавно: неспособность страны диверсифицировать экономику, технологическое отставание, неэффективность администрации, «чудовищные» методы работы власти с частным сектором — все это выводит его из себя. Главный редактор РБК Елизавета Осетинская тоже не скрывает недовольства по поводу отношений правительства с деловыми кругами: «Диалог правительства с бизнесом напоминает нам разговор мясника с коровой. Держа нож в руках, он смотрит в глаза корове и спрашивает: «Что же у нас будет сегодня на завтрак — молоко или говядина?»

Но может ли обвал цен на нефть, наконец, подтолкнуть Россию к структурным реформам и преобразованиям в экономике? Большинство экспертов в Давосе испытывают сомнения по этому поводу. На фоне тупиковой ситуации на Ближнем Востоке некоторые западные эксперты считают нынешний момент подходящим для возврата Москвы в международную дипломатическую игру, так как Россия находится в слабой позиции и не может отнекиваться от поиска решения в сирийском конфликте. Именно в этом суть недавнего предложения японского премьера Синдзо Абэ вернуть Россию в восьмерку, которая после украинского кризиса вновь стала семеркой. Бывший посол Германии и организатор ежегодной Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер тоже считает, что 2016 год должен стать годом «нормализации» отношений с Россией: решение Кремля отправить премьера Дмитрия Медведева на конференцию в середине февраля уже можно рассматривать как позитивный сигнал.

В то же время сам Вольфганг Ишингер отмечает кардинальные различия в восприятии ситуации со стороны России и Запада. А отсутствие реальных подвижек по Украине является другим, на этот раз уже негативным сигналом. Путь к «нормализации» обещает быть долгим.