Европейские инвесторы ждут того дня — надо надеяться, где-то в июле — когда Брюссель ослабит санкции в отношении России.

«Не думаю, что отмена санкций изменит ситуацию для российской экономики в краткосрочной перспективе, но для настроения инвесторов она, безусловно, будет важным шагом, — говорит Мартин Чармой (Martin Charmoy), директор инвестиционной фирмы Prosperity Capital Management, которая управляет капиталами в два миллиарда долларов и все средства которой находятся в России. — Я знаю, что есть фонды, которые не будут здесь инвестировать, пока действуют санкции. Они не хотят, чтобы против них ввели санкции за инвестирование в страну, находящуюся под санкциями. И когда этот риск исчезнет, инвесторы, занимающиеся Россией, будут вознаграждены».

В апреле американский судья ввел пятилетний запрет на проведение операций в отношении банка BNP Paribas в связи с сокрытием сделок на сумму 8,9 миллиарда долларов, добившись тем самым положительного решения по иску о нарушении банком санкционного режима, введенного против Судана, Кубы и Ирана. За нарушение санкционного режима суд A U. S. на Манхэттене обязал французский банк выплатить 140 миллионов долларов в качестве компенсации и оштрафовал его на сумму 8,83 миллиарда долларов.

Никто не хочет оказаться на месте BNP. Но когда железный занавес западных санкций спадет, инвестиционные фирмы будут неуклонно, но осторожно возвращаться обратно.

Глобальные инвесторы, особенно европейские из числа тех, кто имеет тесные деловые связи с Москвой и Санкт-Петербургом, наблюдают, что котировки российских акций остаются низкими. Соотношение рыночной цены и прибыли на одну акцию в Market Vectors Russia ETF (RSX) равно семи. Это  самый низкий показатель среди четырех крупнейших развивающихся экономик.

Как сообщило в понедельник агентство Bloomberg, госсекретарь США Джон Керри склоняется больше в пользу Москвы, чем Киева. А в Германии у канцлера Ангелы Меркель дел больше, чем достаточно. Посредничество в тяжелом разрыве между Украиной и Россией, а также в улаживании вопроса о том, кому достанется какая территория (как в Крыму и на Донбассе), уходит на второй план на фоне миграционного кризиса. Меркель ищет решение украинскому кризису, а ее партнер Петр Порошенко пытается убедить свой парламент в том, что следует разрешить Донбассу провести выборы. Для Киева предоставить Донбассу автономию — это приблизить тот момент, когда регион последует примеру Крыма, который в марте 2014 года отделился от Украины. По заявлению США и Евросоюза, Россия силой аннексировала Крым.

«В последнее время наблюдаются явные признаки процесса „умиротворения“, — сказал в интервью агентству Bloomberg Саймон Кихано-Эванс (Simon Quijano-Evans), главный экономист по развивающимся рынкам в Commerzbank AG. — Это действительно выглядит так, будто все стороны начинают более заметно подталкивать друг друга к разрешению текущей геополитической неразберихи».