Идея министра финансов Германии Вольфганга Шойбле о введении в масштабах Европейского Союза налога на горючее для финансирования массового приема беженцев указывает на то, что у истории о нелегальной миграции может быть довольно неприятное продолжение.

То, что налог поддержал вице-президент Европейской комиссии (ЕК) Валдис Домбровскис, не вызывает никакого удивления. Деятельность ЕК со времен предыдущего финансового кризиса безусловно свидетельствует о разработке решений, мотивированных политически, а не экономически. Так было с решением долгового кризиса некоторых европейских стран, результатом которого стало значительное увеличение долгов и почти нулевой экономический рост, и, похоже, что так будет и в этот раз. Главное, чтобы направить все усилия на поиск ресурсов для прикрытия прежних промахов нынешней политической элиты — будь то речь о кредитах Греции или о неспособности справиться с ошибками в миграционной политике. А если решение имеет какое-то рациональное зерно с экономической точки зрения, то оно невыгодно маленьким странам, в том числе Латвии.

Потенциальную выгоду от приема беженцев могут получить промышленно развитые страны Европы, которые много производят и экспортируют больше, чем импортируют. И тут мы подходим к Германии. Именно корпоративному сектору этого государства необходима дополнительная рабочая сила, к тому же, такая, которая не будет повышать затраты на производство. Это актуально в ситуации, когда экономика Китая «угрожает рухнуть», а глобальная экономика ориентирована на дефляционные процессы. Цены падают не только на нефть, но и на промышленную продукцию, а это без роста потребления является ясным сигналом спада и возможных проблем с выполнением обязательств перед банками.

Что касается введения общего для ЕС налога на горючее, то пока непонятно, куда поступят доходы от его взимания — в общий бюджет блока или в национальные бюджеты государств-участниц. Даже в случае второго варианта и при условии, что беженцы продемонстрируют готовность интегрироваться в рынок труда, Латвия, скорее всего, первоначально будет субсидировать народное хозяйство Германии или Швеции, потому что уровень зарплат там выше. В свою очередь, Латвии, по всей вероятности, достанутся экономически малоактивные искатели убежища.

В случае Латвии новый налог на литр горючего в размере нескольких центов окажет на экономические процессы только деструктивное воздействие. Речь не только об изъятии денег из экономики. Велика вероятность того, что когда под влиянием падающих цен предложение нефти снизится, цена на нее опять начнет стремительно расти. Предложение может быть очень ограничено, и тогда цена быстро достигнет уровня, который будет препятствовать экономическому росту, а налог на беженцев осложнит ситуацию еще больше.