Прошло совсем немного времени после вступления в силу Совместного комплексного плана действий (СКПД) и отмены санкций на грузоперевозки и курсирование иранских кораблей в международных водах. Тем не менее министр нефти Ирана Бижан Зангане еще несколько месяцев тому назад пообещал иранской и мировой общественности быстро увеличить добычу «черного золота» на полмиллиона баррелей после снятия санкций.

Решительное увеличение добычи на 500 тысяч баррелей

На следующий день после вступления в силу СКПД и отмены ядерных санкций заместитель министра нефти по международным и коммерческим вопросам Амир Хоссейн Замани-Ния принял участие в конференции по случаю 60-й годовщины создания Национальной иранской танкерной компании (NITC) и дал интервью собственному корреспонденту газеты Jam-e Jam. В нем замминистра сообщил об увеличении производства иранской нефти на 500 тысяч баррелей и заявил: «Иран обладает такими высокими мощностями, что сразу же после снятия санкций он в состоянии увеличить свой экспорт нефти почти на 500 тысяч баррелей в день, а в будущем можно будет увеличить этот объем даже на один миллион баррелей».

«За период санкций, — продолжил он, — Иран лишился своих рынков для поставки нефти, и там его место заняли Саудовская Аравия и другие страны. Поэтому наша приоритетная задача — вернуть свои прежние позиции».

Заместитель министра подчеркнул, что уже сейчас иранская нефть пользуется спросом, однако при этом Исламская Республика предпринимает усилия для того, чтобы увеличение ее экспорта минимально сказалось на нефтяных ценах.

Иранская нефтяная промышленность решительно настроена любой ценой вернуть себе те рынки, которые сейчас принадлежат таким странам, как Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Это означает, что нефтяные танкеры Исламской Республики и весь ее транспортный парк для морских перевозок должен находиться в полной готовности.

Готовность иранских танкеров

Исполнительный директор Национальной иранской танкерной компании Али Акбар Сафаи (Ali Akbar Safayi) считает, что его организация работает достаточно успешно. Он сообщил, что средний срок эксплуатации танкеров составляет восемь с половиной лет, и заявил: «Национальная иранская танкерная компания имеет в своей собственности 62 нефтяных танкера. В ее распоряжении такое количество судов, которые способны перевезти 15,4 миллиона тонн нефти».

Сославшись на консультации и переговоры с иностранными партнерами, он добавил: «Нам удалось восстановить все прежние контакты. С их помощью мы даже смогли разработать такой план, чтобы задействовать новые отрасли с целью поддержки внутреннего производства».


Сафаи также рассказал о проведении переговоров с высшим руководством Министерства иностранных дел Ирана, которые предусматривают координацию действий после отмены санкций: «Национальной иранской танкерной компании принадлежит один из самых больших нефтетанкерных флотов в мире. Мы обладаем колоссальным опытом по отправке груза в самых сложных условиях, обеспечиваем сохранение его качества и точное соблюдение запланированных сроков поставки. Наша компания поставила множество рекордов в плане надежности транспортировок и соблюдения международных стандартов».

Упомянув о планах руководства нефтяной промышленности Ирана увеличить экспорт сырья с полутора до двух миллионов баррелей в день, исполнительный директор Национальной иранской танкерной компании сообщил: «После отмены санкций мы непременно станем свидетелями того, что Исламская Республика Иран окажет положительное влияние на рынок нефти как один из его ключевых игроков».

Сафаи также рассказал о том, что NITC намерена расширять свою деятельность в сфере доставки судового топлива, и отметил: «Одна из задач нашей компании — расширение источников доходов, поэтому мы начинаем работать в таких сферах, как добыча сжиженного природного газа и эксплуатация плавучих заводов по его производству, а также получение сжиженного нефтяного газа. Таким образом, используя свой долгий опыт и авторитет на мировом рынке, мы сможем сотрудничать с международными компаниями».

Отметив тот факт, что в будущем потребление газа будет увеличиваться во всем мире, он продолжил: «Уже сейчас более 30% морских перевозок связано с транспортировкой нефти, нефтяных продуктов и прочих контейнерных грузов».

Инвестиционное предложение на три миллиарда долларов

Помимо этого, Сафаи рассказал о скором строительстве в Тегеране Центра нефтегазовой торговли и морских перевозок: «В рамках проведения конференции по случаю 60-й годовщины создания Национальной иранской танкерной компании британское классификационное общество Регистр Ллойда заявило о своей готовности выпускать свидетельства для наших судов. Поэтому сразу же после снятия санкций с Национальной иранской танкерной компании ее судна смогут пересекать международные воды в рамках стандартов, установленных мировыми классификационными обществами».

© AP Photo, Ebrahim Noroozi
Газовое месторождение Ассалуйе на берегу Персидского залива в Иране


Исполнительный директор NITC также сообщил: «В ходе переговоров с международными финансовыми учреждениями руководство банков заявило о своей готовности финансировать инвестиции в Национальную иранскую танкерную компанию на сумму в три миллиарда долларов. Согласно нашей стратегии, мы планируем развивать деятельность своей компании в плане будущих аспектов морских перевозок нефти, разных видов судов для транспортировки газа, сжиженного нефтяного газа, сжиженного природного газа и плавучих платформ для его производства».

Проблема морского пиратства

Следует ожидать, что в скором времени иранские нефтетанкеры буквально наводнят собой европейские порты, чтобы как и прежде обеспечивать поставки нефти и продуктов ее переработки. Им предстоит выполнить огромный объем работы.

Тем не менее санкции — не единственная проблема для морского флота страны, занимающегося перевозкой нефти и ее производных. Дело в том, что по статистике, только в 2015 году иранские нефтетанкеры подверглись 70 атакам морских пиратов в Аденском заливе, хотя, к счастью, все их удалось отбить.

Столь большое количество нападений, увеличившееся по сравнению с предыдущим годом, представляет серьезную проблему для нефтяных перевозок Ирана. Конечно, до сих пор все эти атаки получалось нейтрализовать благодаря профессионализму специально подготовленных вооруженных отрядов, которые, согласно правилам Международной морской организации, находятся на каждом нефтетанкере.

Кстати, известны факты о захвате других иностранных танкеров морскими пиратами, которые базируются в основном в Аденском заливе, однако руководство этих стран не подтверждает данную информацию.

Другая проблема — Джибути

Международные изменения политического характера, произошедшие в регионе, также влияют на морские перевозки Ирана. Речь идет о разрыве дипломатических отношений Саудовской Аравии и нескольких других арабских государств с Ираном. Одно из этих государств — Джибути, страна с населением меньше одного миллиона человек, но все корабли, проходящие черед Баб-эль-Мандебский пролив, вынуждены заплывать в его территориальные воды и выплачивать за это определенную денежную сумму.

Комментируя эту ситуацию, в интервью корреспонденту газеты Jam-e Jam исполнительный директор Национальной иранской танкерной компании заявил: «Баб-эль-Мандебский пролив является международным водным путем и, согласно Конвенции ООН по морскому праву, даже в территориальных водах существует такое понятие, как проплывание без вреда для прибрежного государства, поэтому суда могут беспрепятственно проходить по этому маршруту, и никакие проблемы при этом не возникают, а если же какое-либо государство действует в нарушение этого закона, то значит, что оно допускает ошибку».

Директор коммерческого отдела Национальной иранской танкерной компании Насролла Сардашти (Nasrolla Sardashti) сообщил о том, что разрыв дипломатических отношений между Исламской Республикой Иран и Джибути никак не влияет на курсирование танкеров, перевозящих иранскую сырую нефть через Баб-эль-Мандебский пролив и Красное море. «В нынешних условиях, — заявил он, — и даже после разрыва дипломатических отношений с Джибути каждый месяц около восьми иранских нефтетанкеров огромных размеров проходят Баб-эль-Мандебских пролив и доставляют нефть в Средиземноморский регион».

Подчеркнув тот факт, что разрыв дипломатических отношений не создаст никаких помех для транспортировки иранской нефти морским путем, Сардашти заявил: «На этом основании даже после отмены санкций и возобновления экспорта сырой иранской нефти в европейские страны не возникнет никаких ограничений для прохода нефтетанкеров под флагом Ирана».

Страна с протяженностью береговой линии 5 800 км

На церемонии открытия конференции по случаю 60-й годовщины создания Национальной иранской танкерной компании присутствовали представители не только иранских, но и крупнейших иностранных нефтяных, судоходных, страховых, сервисных и технических компаний, международных классификационных обществ, банков и финансовых структур.

Стоит напомнить, что протяженность морских границ Ирана составляет 5 800 километров, поэтому его торговая деятельность в значительной степени зависит от морского судоходства. Подтверждением этому служит тот факт, что в настоящее время 90% внешнеторгового оборота Исламской Республики осуществляется морским путем. Вместе с тем Иран граничит со странами, которые вовсе не имеют выхода в открытые воды. По имеющимся подсчетам, население этих стран составляет 300 миллионов человек.