Atlantico: Китай является крупнейшим в мире держателем американского долга, однако в 2015 году власти приступили к самой масштабной продаже американских ценных бумаг, на сумму в 187 миллиардов долларов. С чем связана такая потеря интереса Китая к американскому долгу?

Николя Гёцманн:
Китай вовсе не охладел к американским облигациям, а просто вынужден действовать таким образом. Первый момент заключается в том, что юань привязан к доллару: китайские власти решили, что национальная валюта будет колебаться в зависимости от курса американской. С тех пор как два года назад Федеральная резервная система объявила о грядущем повышении ставок, доллар растет по отношению ко всем мировым валютам.

Так, например, курс евро сильно упал за этот период: с 1,3 доллара до 1,08. Юань же из-за своей привязки к доллару тоже заметно растет по отношению к прочим валютам. Однако такое движение не происходит автоматически, и китайским властям приходится предпринимать шаги для обеспечения роста. А эти шаги подразумевают продажу долларовых активов (то есть имеющихся в резерве американских облигаций) для покупки юаней. Подобные операции позволяют поднять курс юаня и сохранить установленную между двумя валютами связь. Однако такая политика ведет к постепенному уменьшению китайских долларовых резервов. Как бы то ни было, для Пекина это в любом случае вынужденная мера.

— О том, что Китай может потерять интерес к американским облигациям, говорят уже не первый год. К каким последствиям это может привести?

— Пока что ни к каким. Хотя раньше можно было услышать рассуждения о том, что долг США полностью зависит от китайских властей, события последних месяцев говорят, что такой угрозы нет. Существовали опасения насчет роста американских ставок под давлением продажи активов Пекином. Но ставки в США стабильны и даже немного снижаются. За последние два года ставки по десятилетним облигациям снизились с 3% до 2,2%. Поэтому тревога некоторых специалистов в очередной раз оказалась необоснованной. Американские облигации представляют собой ключевой актив, и Китай сам по себе не в силах изменить этот рынок.

Проблема в большей степени касается самого Китая. Дело даже не в самой продаже активов, а в том, что она ведет к замедлению китайской экономики. Подталкивая юань вверх, китайские власти ужесточают свою валютную политику. В то же время они провели ряд небольших девальваций, чтобы хотя бы частично скомпенсировать воздействие этой политики. Но эти тенденции — все равно две стороны одной медали, пусть они и противоречат друг другу. Девальваций в любом случае совершенно недостаточно. Пока доллар растет, Китай будет вынужден и дальше закручивать гайки в своей экономике. Стране необходимо как можно быстрее перейти на свободный курс, что повлечет за собой спад стоимости юаня по отношению к доллару с учетом сложившейся обстановки.

— Это тревожный сигнал для США? Придется ли им пересмотреть свою ситуацию с долгом, если они хотят избежать недовольства инвесторов?

— Нет. Ситуация с американским долгом зависит в первую очередь от способности страны генерировать рост. Если он есть, доходы государства увеличиваются, и страна в состоянии расплатиться по облигациям. В настоящий момент серьезное давление по американскому долгу кажется маловероятным. Кроме того, объемы накоплений в мире сейчас велики, что объясняет очень низкие процентные ставки во многих станах. Триллионы долларов мировых накоплений нужно во-что-то вложить, и государство с крупнейшей в мире экономикой представляется логичным решением.

Кроме того, повышение ставок в США означало бы улучшение экономической ситуации в стране. Дело в том, что на макроэкономическом уровне повышение ставок по долгосрочным облигациям говорит, что рынки ожидают увеличение роста и инфляции, то есть спроса. Рынки продают облигации и вкладывают средства в более рискованные активы, например, акции, что поддерживает экономику. Низкие ставки у нулевой отметки наоборот говорят о большом недоверии. Что сейчас и происходит в Европе, где они ощутимо ниже американских.